Дает ли право иск о признании права на собстенность на прописку

Оформить наследство совсем непросто

Дает ли право иск о признании права на собстенность на прописку

16.05.2016

Институт наследования обеспечивает переход права собственности на объекты недвижимого имущества, в том числе жилые дома. Процедура оформления наследства довольно не простая и требует много времени и внимания, наследники ради желаемого имущества вынуждены решать сложные вопросы, которые при жизни не успел разрешить наследодатель.

Речь о типичных проблемах, с которыми приходится сталкиваться наследникам при оформлении жилых домов в свою собственность, и путях их решения.

Сложности начинают возникать уже при обращении к нотариусу за оформлением свидетельства о праве на наследство.

Не стоит рассчитывать на то, что подачей заявления о принятии наследства наследник обеспечит себя свидетельством о праве на наследство.

Ему предстоит собрать множество справок, документов, подтверждающих наличие права собственности на наследственное имущество у наследодателя на день смерти. Этому может воспрепятствовать ряд сложностей, которые следует разделить на группы:

1) дефекты правоустанавливающих документов: не указано местонахождение жилого дома либо неправильно указаны фамилия, имя, отчество, дата рождения правообладателя.

В судебном порядке данный вопрос можно разрешить, подав заявление об установлении факта принадлежности правоустанавливающего документа умершему;

2) утрачены правоустанавливающие документы наследодателя.

В случае утраты документа, устанавливающего право собственности наследодателя на жилой дом, подтвердить зарегистрированное после 1998 года право собственности умершего гражданина может выписка из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее – ЕГРП), она, наравне со свидетельством о государственной регистрации права, признается действительным правоудостоверяющим документом. Если право собственности на жилой дом было зарегистрировано органом БТИ до 1998 года, то справка о принадлежности объекта недвижимого имущества восполнит утраченный правоустанавливающий документ.

Если в архиве органа БТИ, в ЕГРП отсутствуют сведения о регистрации права собственности наследодателя на жилой дом, соответствующие архивные документы не удалось получить, то наследник не лишен права обратиться за судебной защитой, к примеру, с иском об установлении факта владения наследодателем жилым домом на праве собственности. Вид права – собственность – обязательно должен быть указан в решении суда, иначе нотариус не сможет выдать свидетельство о праве на наследство;

3) в государственном кадастре недвижимости отсутствуют сведения о стоимости жилого дома.

Дело в том, что свидетельство о праве на наследство выдается нотариусом при условии, что уплачена государственная пошлина, размер которой исчисляется от стоимости наследуемого имущества (по правилам пункта 22 части 1 статьи 333.

24 Налогового кодекса РФ дети, в том числе усыновленные, супруг, родители, полнородные братья и сестры наследодателя должны уплатить 0,3 процента стоимости наследуемого имущества, но не более 100 000 рублей, другие наследники – 0,6 процента стоимости наследуемого имущества, но не более 1 000 000 рублей).

Если орган БТИ не выдаст справку об инвентаризационной стоимости жилого дома, а в государственном кадастре недвижимости не будет сведений о кадастровой стоимости, то наследнику придется заказать и оплатить услуги оценщика по определению рыночной стоимости дома, а это уже дополнительные финансовые расходы;

4) наследодатель приобрел, возвел жилой дом, но не зарегистрировал право собственности либо регистрация произведена после смерти наследодателя.

Пожалуй, самый распространенный случай, по которому нотариусы отказывают в выдаче свидетельства о праве на наследство.

Очень часто граждане, заключив договор купли-продажи, дарения, другие сделки, получив вступившее в силу решение суда о признании за ними права собственности, останавливаются на этом, ошибочно полагая, что стали титульным собственником имущества и с их стороны больше никаких действий предпринимать не нужно. Еще как нужно! Необходимо зарегистрировать право собственности на это имущество в территориальном органе Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии.

Случается, что зарегистрировать право собственности наследодатель не успел по причине смерти. Если документы сданы на регистрацию, но решение о регистрации еще не принято, родственникам лучше сообщить государственному регистратору о факте смерти.

Тем более родственник, на имя которого ранее наследодателем была выдана доверенность, не должен обращаться за регистрацией права собственности после смерти доверителя.

Регистрация права после смерти наследодателя не выступит основанием для включения нотариусом такого имущества в наследственную массу, а значит, в выдаче свидетельства нотариус все равно откажет. В этом случае обращение в суд – единственный способ защиты прав наследников;

5) характеристики жилого дома, описанные в правоустанавливающем документе, не совпадают с данными государственного кадастра недвижимости, фактическим состоянием дома.

Это возникает тогда, когда имеются самовольные пристройки (пристроена кухня или комната, веранда, сени, терраса, надстроен этаж, мансарда и т. д.), несанкционированные перепланировки, переоборудование (демонтаж или монтаж перегородок, печного оборудования, увеличение жилой площади за счет «холодных» помещений и т. д.).

На сегодняшний день эта одна из наиболее острых проблем в практике регистрирующего органа. Решить вопрос наследования дома после самовольной реконструкции можно только в судебном порядке.

Не может быть выдано свидетельство о праве на наследство на жилой дом в случае наличия расхождения площади дома, указанной в правоустанавливающем документе наследодателя, и площади, сведения о которой содержатся в государственном кадастре недвижимости, в связи с произведенной самовольной реконструкцией.

Дело в том, что в состав наследуемого имущества может входить недвижимое имущество, принадлежащее наследодателю при жизни и оставшееся неизменным после оформления им права собственности, т. е. после регистрации права наследодатель не производил работы по его перестройке, перепланировке.

По правилам пункта 1 статьи 263 Гражданского кодекса РФ только собственник земельного участка может возводить на нем здания и сооружения, осуществлять их перестройку или снос при условии соблюдения градостроительных и строительных норм и правил, а также требований о целевом назначении земельного участка. В этой связи право собственности на перестроенный жилой дом регистрируется в упрощенном порядке: достаточно, чтобы земельный участок под этим домом принадлежал гражданину на праве собственности и был осуществлен учет изменений жилого дома. Такой упрощенный порядок государственной регистрации направлен на устранение препятствий оформления наследниками прав в случае не подтверждения законного права собственности наследодателем, поэтому гражданину лучше проявить осмотрительность и зарегистрировать право собственности на измененный жилой дом.

Если же наследодателем принадлежащий ему на праве собственности жилой дом был перестроен, что нашло отражение в государственном кадастре недвижимости, а право на такой перестроенный объект наследодатель не зарегистрировал в упрощенном порядке, то у наследников не может возникнуть право ни на жилой дом, который значится по сведениям ЕГРП принадлежащим наследодателю, ни на фактически существующий (в перестроенном виде) жилой дом.

Источник: https://rosreestr.ru/site/press/news/oformit-nasledstvo-sovsem-neprosto/?contrast=N

ВС: Незарегистрированные ДКП и переход права собственности не могут быть основаниями для виндикации

Дает ли право иск о признании права на собстенность на прописку

Верховный Суд вынес Определение по делу № 36-КП9-6, в котором разобрался, возможно ли на основании не зарегистрированного в установленном законом порядке договора купли-продажи квартиры, условия которого не были соблюдены продавцом, признать недействительными последующие сделки с недвижимостью.

20 апреля 2006 г. между Ольгой Бахметовой и ООО ФСК «Веж» был заключен договор купли-продажи квартиры.

Согласно п. 4 договора государственная регистрация перехода права собственности на квартиру производится после оплаты квартиры покупателем. В соответствии с п. 9 договора Ольга Бахметова обязалась до 30 мая 2006 г.

сняться с регистрационного учета и освободить квартиру. Деньги за квартиру были выплачены ей двумя платежами 24 апреля и 19 мая 2006 г. Однако в дальнейшем продавец не передала недвижимость покупателю.

Кроме того, государственная регистрация ДКП и перехода права собственности на квартиру к ФСК «Веж» произведена не была.

25 августа 2008 г. Ольга Бахметова продала квартиру своей матери Валентине Филатовой, право собственности которой на нее было зарегистрировано 22 сентября 2008 г. Спустя 4 года, в декабре 2012 г. новый собственник продала квартиру Дмитрию Кузьменкову, 18 декабря 2012 г. право собственности на нее перешло к покупателю.

18 октября 2013 г. ФСК «Веж» получила выписку из Единого государственного реестра недвижимости, после чего, 25 августа 2015 г.

, обратилась в суд с иском к Ольге Бахметовой, Валентине Филатовой и Дмитрию Кузьменкову о признании договоров купли-продажи между ними недействительными, об исключении из госреестра соответствующих записей о государственной регистрации права собственности, о возложении на Бахметову обязанности по передаче квартиры и о государственной регистрации перехода права собственности к обществу.

При первом и втором рассмотрении дела суды первой и апелляционной инстанций отказывали в удовлетворении требований, однако кассация возвращала дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При третьем рассмотрении суд все-таки удовлетворил заявленные ФСК «Веж» требования. При этом он исходил из того, что заключенный между Ольгой Бахметовой и ее матерью договор купли-продажи является мнимой сделкой, а формальное исполнение этого договора сторонами безусловным образом о наличии воли сторон на достижение предусмотренных законом последствий ее не свидетельствует.

Также суд первой инстанции пришел к выводу о наличии в действиях Ольги Бахметовой злоупотребления правом, что выразилось в уклонении ее от обязательств по ранее заключенному с истцом договору купли-продажи.

При этом суд указал на то, что недействительность договора от 25 августа 2008 г. влечет за собой и недействительность договора от 4 декабря 2012 г., заключенного между Валентиной Филатовой и Дмитрием Кузьменковым.

Ответчики возражали на этот вывод, ссылаясь на то, что срок исковой давности истек. Однако суд посчитал, что названный срок необходимо исчислять с 18 октября 2013 г.

– даты получения истцом выписки из ЕГРН на квартиру. Так как исковое заявление подано в суд 25 августа 2015 г., срок исковой давности истцом не пропущен. Апелляция решение первой инстанции поддержала.

Бахметова и Филатова обратились в Верховный Суд.

Суд апелляционной инстанции поддержал выводы первой, после чего ответчики обратились с кассационной жалобой в Верховный Суд.

Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ напомнила, что в соответствии с положениями п. 1 ст.

131 ГК право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации, в частности, подлежит право собственности.

Суд указал, что согласно положениям п. 1 ст. 164 ГК (в редакции, действовавшей на 20 апреля 2006 г.) сделки с землей и другим недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, предусмотренных ст. 131 данного Кодекса и Законом о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Пунктом 3 ст.

433 ГК установлено, что договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом. В силу п. 1, 2 ст. 551 ГК переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации.

Исполнение сторонами до госрегистрации перехода права собственности не является основанием для изменения их отношений с третьими лицами.

Таким образом, посчитал ВС, законодательство, действовавшее на момент заключения договора купли-продажи квартиры между Ольгой Бахметовой и ФСК «Веж», требовало обязательной государственной регистрации как самого договора, так и перехода права собственности на нее.

Суд указал, что после заключения договора квартира истцу не передавалась, при этом требований о государственной регистрации договора истец ответчику Бахметовой не направлял, акт приема-передачи не составлял и не подписывал, во владение квартирой не вступал и ее судьбой не интересовался.

Кроме того, ВС отметил, что в соответствии с п. 1 ст. 170 ГК мнимая сделка, т.е. сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

«Исходя из смысла вышеуказанной нормы материального права, стороны мнимой сделки при ее заключении не имеют намерения устанавливать, изменять либо прекращать права и обязанности, правоотношения между сторонами в рамках такой сделки фактически не возникают», – подчеркнул ВС.

Суд обратил внимание на то, что при совершении сделки Бахметовой с Филатовой стороны не только предусмотрели реальные правовые ее последствия, но и осуществили их.

После заключения договора купли-продажи в установленном законом порядке была произведена регистрация перехода к покупателю права собственности на спорное недвижимое имущество, выдано свидетельство о государственной регистрации права, что подтверждает наличие воли обеих сторон договора на исполнение совершенной сделки и достижение соответствующих ей правовых последствий. ВС добавил, что достоверных и убедительных доказательств мнимости заключенного договора купли-продажи истцом представлено не было и судом не установлено. При этом наличие родственных отношений между продавцом и покупателем ввиду отсутствия иных доказательств мнимости сделки определяющим для ее оценки в качестве таковой не является.

https://www.youtube.com/watch?v=Zw8JvuM4A8I

Кроме того, ВС заметил, что правовые последствия действий Валентины Филатовой по заключению договора купли-продажи объекта недвижимости с учетом всех установленных по делу обстоятельств, включая регистрацию прав на это имущество и последующее распоряжение этим правом путем заключения договора купли-продажи с Кузьменковым, судебными инстанциями учтены не были. Таким образом, выводы судов о применении к возникшим по данному делу отношениям нормы п. 1 ст. 170 ГК основанными на имеющихся в деле материалах быть признаны не могут.

Верховный Суд указал, что согласно положениям ст. 398 ГК право требования кредитора передать индивидуально-определенную вещь путем отобрания ее у должника отпадает, если вещь уже передана третьему лицу, имеющему право собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления.

При этом, в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 61 Постановления Пленума ВС и Пленума ВАС от 29 апреля 2010 г.

№ 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», если продавец заключил несколько договоров купли-продажи в отношении одного и того же недвижимого имущества, суд удовлетворяет иск о государственной регистрации перехода права собственности того лица, во владение которого передано это имущество применительно к ст. 398 ГК. Иные покупатели вправе требовать возмещения убытков, вызванных неисполнением договора купли-продажи продавцом. Если продавец заключил несколько договоров купли-продажи в отношении одного и того же недвижимого имущества и произведена государственная регистрация перехода права собственности за одним из покупателей, другой покупатель вправе требовать от продавца возмещения убытков, вызванных неисполнением договора купли-продажи.

По мнению Коллегии по гражданским делам ВС, при рассмотрении дела указанные положения закона и разъяснения пленумов судами первой и апелляционной инстанции учтены не были, что является существенным нарушением норм материального права, которое привело к неправильному разрешению дела.

Кроме того, Суд отметил, что вывод судебных инстанций о том, что срок исковой давности по заявленным ФСК «Веж» требованиям не пропущен, поскольку составляет 3 года и подлежит исчислению с 18 октября 2013 г. – даты получения истцом выписки из ЕГРН на спорную квартиру, является ошибочным.

Высшая инстанция указала: учитывая, что основания заявленных истцом требований не подтверждают ничтожности оспариваемой им сделки купли-продажи спорной квартиры от 25 августа 2008 г., а сводятся к обоснованию ее недействительности как оспоримой, срок исковой давности по такому основанию в соответствии с п. 2 ст.

181 ГК составляет 1 год.

Суд отметил, что согласно положениям п. 1, 2 ст. 200 ГК (в редакции, действовавшей до 1 сентября 2013 г.

) течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются данным Кодексом и иными законами.

По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

Установлено, что плата за квартиру произведена покупателем полностью 19 мая 2006 г., Бахметова снялась с регистрационного учета и освободила квартиру в установленный срок. Таким образом, посчитал ВС, о нарушении своих прав истцу было известно с 2006 г.

, поскольку регистрация перехода права собственности не произошла. Кроме того, в сентябре 2008 г.

была совершена сделка купли-продажи квартиры и произведена регистрация в установленном законом порядке права собственности Филатовой на недвижимость, о чем «Веж» должен был узнать тогда же при должном отношении имущества.

В суд за защитой своего предполагаемого права «Веж» обратился только 25 августа 2015 г., до указанной даты истец с требованиями о государственной регистрации договора купли-продажи квартиры от 20 апреля 2006 г., а также об оспаривании последующих договоров купли-продажи спорной квартиры не обращался.

В связи с этим ВС определил отменить решения нижестоящих судов и принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований ФСК «Веж» к Бахметовой, Филатовой и Кузьменкову о признании договоров купли-продажи квартиры недействительными, исключении из государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним записей о государственной регистрации права собственности, возложении обязанности по передаче квартиры, о государственной регистрации перехода права собственности, отказать.

В комментарии «АГ» представитель Ольги Бахметовой адвокат НО «Смоленская городская коллегия адвокатов № 2» Александр Тарасов назвал позицию ВС правильной. «До этого два раза Ленинский районный суд г. Смоленска принимал решения об отказе в иске. И дважды апелляционной инстанцией они утверждались и вступали в силу.

Судьи принимали абсолютно грамотные и взвешенные решения, которые потом отменялись президиумом Смоленского областного суда, в результате чего, когда решение в третий раз было принято не в нашу пользу, дело дошло до Верховного Суда», – указал адвокат.

Он отметил, что в его 19-летней практике это первая ситуация подобного рода.

Руководитель проектов Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Виктор Спесивов отметил, что хорошо, что ВС сам поставил точку в споре. «Решения судов нижестоящих инстанций были просто вопиюще безграмотными и ничем, кроме коррупционной составляющей, я объяснить их не могу.

Одного того, что общество обратилось за защитой своего права спустя 7 лет после первой оспариваемой сделки, хотя уже должно было давно обратиться в суд с требованием о понуждении к государственной регистрации своего права собственности, должно было быть достаточным для применения судами последствий пропуска срока исковой давности.

Однако суды пошли еще дальше и проигнорировали то, что по законодательству, действовавшему на момент заключения договора с обществом, на основании которого за обществом признали право собственности, как раз-таки сам договор являлся незаключенным. Причем истец даже не просил зарегистрировать данный договор, он просил только зарегистрировать его право собственности», – указал Виктор Спесивов.

Таким образом, посчитал он, суд обязал Росреестр зарегистрировать право собственности на основании незаключенного договора, «порушив» при этом остальные заключенные договоры.

«Ни суды, ни даже ВС РФ при этом ничего не сказали об институте добросовестного приобретения, хотя, на мой взгляд, в данном деле заодно был проигнорирован и он, так как вне зависимости от реальности или мнимости договора между продавцом и его матерью оснований подозревать в злоупотреблении правом конечного приобретателя в деле представлено точно не было», – посчитал эксперт. По его мнению, напротив, поведение общества, не беспокоившегося на протяжении 10 лет об оформлении права собственности на недвижимость, за которую оно полностью расплатилось, имеет признаки предварительного сговора с продавцом с целью изъятия имущества у добросовестного приобретателя или, по крайней мере, злоупотребления правом.

«Ошибки судов, конечно, случаются, но такие вопиющие и сразу в таком количестве именно в сфере вопросов недвижимости за последние 10 лет практики мне не попадались», – рассказал Виктор Спесивов.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-nezaregistrirovannye-dkp-i-perekhod-prava-sobstvennosti-ne-mogut-byt-osnovaniyami-dlya-vindikatsii/

Закон о регистрации устанавливает несколько правил

Дает ли право иск о признании права на собстенность на прописку

17.10.2016

  Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним – юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (ГК РФ).

Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

Государственная регистрация прав проводится на всей территории Российской Федерации по установленной законодательством системе записей о правах на каждый объект недвижимого имущества в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ЕГРП).

Датой государственной регистрации прав является день внесения соответствующих записей о правах в ЕГРП.

Согласно ст. 17 Федерального закона № 122-ФЗ от 21.07.1997 «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (Закон о регистрации) основаниями для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода, ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество и сделок с ним являются, в том числе и вступившие в законную силу судебные акты.

Вопрос о соотношении решения суда, устанавливающего право на недвижимость, и акта государственной регистрации права на недвижимое имущество относится к проблемным как в судебной практике, так и в практике органов, осуществляющих регистрацию прав.

ГК РФ в качестве самостоятельного основания возникновения гражданских прав и обязанностей называет судебное решение (пп. 3 п. 1 ст. 8 ГК РФ).

Закон о регистрации, определяя специфику государственной регистрации прав на недвижимость на основании решения суда, арбитражного суда или третейского суда, устанавливает несколько правил:

1. Государственный регистратор не вправе отказать в государственной регистрации права, установленного вступившим в силу решением суда, за исключением некоторых случаев:

– в случае если решение суда не содержит сведений, которые государственный регистратор обязан внести в ЕГРП;

– государственный регистратор или правообладатель при наличии в письменной форме заключения государственного регистратора вправе запросить суд о порядке исполнения данного решения;

2. Права на недвижимое имущество, установленные решением суда, подлежат государственной регистрации на общих основаниях.

Указанные положения нуждаются в подробном анализе.

И так, государственный регистратор не вправе отказать в государственной регистрации права, установленного вступившим в законную силу решением суда.

Данная норма, прежде всего, направлена на определение соотношения компетенции суда и регистрирующего органа. Она содержит указание на то, что регистратор не вправе анализировать решение суда с точки зрения его законности и обоснованности.

Пункт 1 ст. 13 Закона о регистрации предусматривает проведение регистратором правовой экспертизы документов. Очевидно, что решение суда является таким документом, «глубина» правовой экспертизы которого со стороны регистратора должна быть ограничена. Исходя из содержания ст. 28 Закона о регистрации при правовой экспертизе решения суда необходимо установить следующие обстоятельства:

– устанавливает ли это решение право на недвижимое имущество;

– подлежит ли это право государственной регистрации;

– содержит ли решение сведения, которые регистратор обязан внести в ЕГРП;

– вступило ли решение в законную силу.

При положительном ответе на все эти вопросы регистрация права на основании решения суда должна быть произведена. Разумеется, как лицо с юридическим образованием, регистратор может иметь суждение о том, соответствует ли закону представленное судебное решение. Но у него нет права положить это  суждение в основу принимаемого решения.

Особенностью регистрации прав на недвижимое имущество на основании судебных актов является то, что отказать в такой регистрации можно не по всем основаниям, установленным ст. 20 Закона о регистрации.

В соответствии с п. 1 ст.

28 Закона о регистрации права на недвижимое имущество, установленные решением суда, подлежат государственной регистрации, в которой государственный регистратор вправе отказать только по основаниям, указанным в абзацах четвертом, шестом, седьмом, девятом, десятом, одиннадцатом, двенадцатом, тринадцатом и четырнадцатом пункта 1 статьи 20 Закона о регистрации, а именно:

  • если документы, представленные на государственную регистрацию прав, по форме или содержанию не соответствуют требованиям действующего законодательства (абз. 4 п.1 ст. 20 Закона о регистрации);
  • если лицо, выдавшее правоустанавливающий документ, не уполномочено распоряжаться правом на данный объект недвижимого имущества (абз. 6 п. 1 ст. 20 Закона о регистрации);
  • если лицо, которое имеет права, ограниченные определенными условиями, составило документ без указания этих условий (абз. 7 п. 1 ст. 20 Закона о регистрации);
  • если правообладатель не представил заявление и иные необходимые документы на государственную регистрацию ранее возникшего права на объект недвижимого имущества, наличие которых необходимо для государственной регистрации возникших после введения в действие настоящего Федерального закона перехода данного права, его ограничения (обременения) или совершенной после введения в действие настоящего Федерального закона сделки с объектом недвижимого имущества (абз. 9 п. 1 ст. 20 Закона о регистрации);
  • если заявителем не представлены документы, необходимые в соответствии с настоящим Федеральным законом для государственной регистрации прав (абз. 10 п. 1. ст. 20 Закона о регистрации);
  • имеются противоречия между заявленными правами и уже зарегистрированными правами (абз. 11 п. 1. ст. 20 Закона о регистрации);
  • ответ органа государственной власти или органа местного самоуправления на межведомственный запрос свидетельствует об отсутствии документа и (или) информации, необходимых для государственной регистрации прав, если соответствующий документ не представлен заявителем по собственной инициативе  (абз. 13 п. 1. ст. 20 Закона о регистрации);
  • в государственном кадастре недвижимости в отношении земельного участка, на государственную регистрацию права на который представлены документы, отсутствуют сведения о координатах характерных точек границ такого земельного участка или одна из границ такого земельного участка пересекает одну из границ другого земельного участка в соответствии с внесенными в государственный кадастр недвижимости сведениями о последнем, за исключением случаев, установленных в пункте 1 статьи 19 настоящего Федерального закона (абз. 14 п. 1. ст. 20 Закона о регистрации).

            Таким образом, следует признать, что при представлении в качестве правоустанавливающего документа решения суда в регистрации права на недвижимое имущество может быть отказано, если решение не отвечает признакам, установленным ст. 28 Закона о регистрации.
            Для тех случаев, когда решение суда отвечает всем признакам, указанным в этой статье, однако не содержит сведений, которые регистратор обязан внести в ЕГРП, в этом случае государственный регистратор или правообладатель при наличии в письменной форме заключения государственного регистратора вправе запросить суд о порядке исполнения данного решения.
             Признанное судом право подлежит регистрации на общих основаниях.

Принятие судом решения в пользу заинтересованного лица не избавляет его от дальнейшей необходимости обратиться в регистрационную службу. Так, в ст. 268 Гражданского процессуального кодекса РФ указано, что решение суда в отношении юридического факта, подлежащего регистрации, служит основанием для регистрации, но не заменяет документы, выдаваемые регистрирующими органами. Поэтому правообладателю необходимо обратиться в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, с соответствующим заявлением и иными необходимыми для регистрации документами, установленными действующим законодательством.
            Момент возникновения права по решению суда.

Существует мнение, что право у заинтересованного лица возникает с момента вступления решения в законную силу. На самом деле если момент возникновения права специально не указан в решении, то признанное судом право возникает по общему для недвижимости правилу – с момента его государственной регистрации. Момент возникновения права также может быть определен судом, в таком случае право возникает в соответствии с судебным решением.
           Государственная регистрация прав на основании судебного акта может приостанавливаться государственным регистратором только при возникновении у него сомнений в подлинности представленных документов (п. 1 ст. 19 Закона о регистрации). Это положение Закона означает, что если в судебном решении допущена ошибка, опечатка, если по каким-либо причинам представлены не все документы, необходимые для проведения государственной регистрации, то у регистратора нет возможности приостановить дело и попытаться самому устранить возникшие препятствия. В соответствии с  Законом у регистратора есть десять рабочих дней для принятия решения. Если по истечении указанного срока документы не будут приведены в порядок, в государственной регистрации будет отказано. В такой ситуации гражданин сам может приостановить регистрацию на срок до трех месяцев и обратиться в суд для разъяснения вынесенного решения, исправления технической ошибки и т.д. Причем следует учитывать, что судья не может просто написать на тексте решения «исправленному верить» или приложить письмо с разъяснениями. Суд назначает новое заседание, в результате которого выносится специальное определение.
           Судебный акт является самостоятельным основанием как для государственной регистрации права на недвижимое имущество, так и для погашения регистратором соответствующей записи. Однако по смыслу пункта 1 статьи 20 Закона о регистрации при наличии в реестре записи о праве какого-либо лица на недвижимое имущество судебный акт о признании аналогичного права на данное имущество за иным лицом имеет юридическую силу в отношении первого лица только при условии его участия в деле в качестве ответчика. Если судебный акт принят в отношении иного лица, отказ регистратора в государственной регистрации права на недвижимое имущество является законным.
           В связи с изложенным при обращении в суд с требованием о признании права на недвижимое имущество истец представляет выписку из реестра, выданную в соответствии с правилами статьи 7 Закона о регистрации, или справку (иной документ) регистратора об отсутствии зарегистрированного права на спорный объект недвижимости. Если названные документы не были представлены истцом, суд согласно части 2 статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предлагает истцу представить необходимые документы.
            В период рассмотрения дела о праве на это имущество суд по ходатайству истца может принять обеспечительные меры, в частности, запретить ответчику распоряжаться и/или пользоваться спорным имуществом (арест), запретить регистратору изменять запись о праве на это имущество в реестре, передать спорное имущество на хранение другому лицу в соответствии с пунктом 2 статьи 926 Гражданского кодекса Российской Федерации (судебный секвестр). При удовлетворении иска о праве на недвижимое имущество суд на основании части 7 статьи 182 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по ходатайству лица, участвующего в деле, принимает аналогичные меры по обеспечению исполнения решения.

Кристина Дуденко,

ведущий специалист-эксперт

отдела регистрации прав

Управления Росреестра

по Омской области,

государственный регистратор.

Источник: https://rosreestr.ru/site/press/news/zakon-o-registratsii-ustanavlivaet-neskolko-pravil/

Верховный суд разъяснил, когда можно получить ничей дом

Дает ли право иск о признании права на собстенность на прописку

Верховный суд рассмотрел крайне любопытное дело, которое касается оформления прав на недвижимость по так называемой приобретательной давности. Тем, кто не знаком с этим термином, поясним – по закону, если гражданин несколько лет владел какой-то вещью (включая недвижимость), то она может стать его собственностью в силу этой самой приобретательной давности.

Подобные ситуации вряд ли можно назвать редкостью. Ведь есть дома в деревнях, которые годами смотрят на мир выбитыми окнами и разрушаются без владельца, есть разнообразные крупные вещи, которыми много лет пользуются не те, кому они изначально принадлежали. Поэтому вопрос -как чужое может законно стать своим, касается немалого числа граждан.

Итак, в районный суд Саратовской области с иском к сельской администрации и руководству бывшего колхоза обратились два человека. В своем исковом заявлении они написали, что просят признать за ними право собственности на дом в силу приобретательной давности.

В качестве аргументов, почему им надо отдать дом, граждане указали, что много лет назад бывший колхоз предоставил им в пользование эту недвижимость. С тех пор они зарегистрированы в этом жилье, естественно, там проживают и содержат строение, плюс к этому платят за коммуналку. Районный суд с аргументами истцов согласился.

Но это решение не понравилось ответчикам, новому руководству бывшего колхоза, и они пожаловались в областной суд.

Там гражданам отказали. Жильцы спорного дома возмутились и дошли до Верховного суда. Там дело пересмотрели и жалобу жильцов удовлетворили.

Вот позиция Верховного суда в такой ситуации.

Районный суд, разрешая спор в пользу жильцов, написал, что есть 234 статья Гражданского кодекса. В ней сказано, что гражданин или юридическое лицо, являющийся не собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно им владеющий как своим в течение нескольких лет, приобретает на него право собственности.

Если это недвижимость, то срок 15 лет, если просто имущество, то пять лет. Сложившаяся ситуация закону соответствовала – ничего не известно о собственнике дома, а истцы владели домом открыто и непрерывно в течение 15 лет. Областной суд, когда отменял это решение, сказал, что на статью Гражданского кодекса районные коллеги сослались неправильно.

Ведь, вселяясь в дом, истцы заведомо знали, что собственник у дома есть. Более того, их вселение состоялось с согласия представителя собственника дома, ну, а дальнейшая жизнь в нем новых жильцов шла по договору безвозмездного пользования. А это полностью исключает возможность владения этим имуществом как своим собственным.

Вот на это, второе решение Верховный суд и написал, что выводы суда сделаны “в отсутствие всех установленных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела”.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что были разъяснения Пленума ВС (N10) и Пленума Высшего Арбитражного суда N 22 от 2010 года. Там подчеркнуто: владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору.

Именно по этой причине статья 234 Гражданского кодекса не применяется, если владение имуществом осуществляется на основе договора (аренда, хранение, безвозмездное пользование и прочее). Право собственности по приобретательной давности, как сказано в Гражданском кодексе (ст.

225 и 234), может быть лишь на имущество, бывшее чьей-то собственностью или бесхозное. Так что главное в такой категории дел – установление принадлежности спорного имущества.

Выяснилось: колхоз построил этот дом в 1979 году. В 1992 году колхоз стал товариществом – ТОО, и через три года передает семье истцов во владение этот дом и участок. Еще через два года товарищество превращается в сельскохозяйственный кооператив – СПК.

За все это время было несколько правительственных документов, которые обязывали местные организации разобраться со своим жилым фондом. Жилье надо было либо передать в пользование тех, кто в нем живет, либо перевести его на баланс предприятия. Чтобы решить спор правильно, сказал Верховный суд, надо было выяснить правовой режим жилого фонда бывшего колхоза. Но этого облсуд не стал делать.

Удалось лишь выяснить, что в 2012 году Арбитражный суд области прекратил дело о признании права собственности СПК на жилые строения, включая и дом, по которому судились. ВС напомнил: один из основных принципов земельного законодательства – единство судьбы земельных участков и прочно связанных с ним объектов.

Суд выяснил: участок, на котором стоит спорный дом, оформлен в частную собственность на ту семью, которая когда-то и получила дом с участком. Но вот дом на собственном участке ее хозяину не принадлежит. Почему-то и этот факт не заметила и не учла вторая инстанция.

По решению Верховного суда апелляция обязана пересмотреть дело заново с учетом разъяснений Верховного суда.

Источник: https://rg.ru/2013/12/10/dom.html

Исковое заявление о признании права пользования жилым помещением

Дает ли право иск о признании права на собстенность на прописку

Отдельную нишу в жилищных спорах занимают иски о признании права пользования жилым помещением.

Помимо Жилищного кодекса РФ, который подлежит применению при рассмотрении указанных дел, потребуются знания и Семейного кодекса РФ, правил регистрации граждан и др.

, подробная информация по жилищным спорам освещена в Постановлении Пленума ВС РФ от 02 июля 2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации».

Право пользования и право собственности отличны по своей правовой природе, а право на жилище охраняется Конституцией РФ, поэтому признание права пользования в случае, когда жилье находится в собственности физических лиц и когда оно является муниципальной собственностью, различается. В последнем случае одновременно с признанием права пользования можно требовать принудительного заключения договора социального найма.

Основания признания права пользования жилым помещением, находящимся в собственности граждан

Статья 30 ЖК РФ закрепляет право собственника жилого помещения предоставлять такое жилье во временное пользование другим лицам (аренда, фактическое предоставление и др.).

При этом (при условии совместного проживания) право пользования супруга, детей и родителей собственника (собственников) отдельного подтверждения не требует.

Все другие родственники могут в судебном порядке путем подачи искового заявления о признании членом семьи (если они собственником вселены) признать право пользования жильем в таком качестве.

Когда семейные отношения между собственником и другими лицами прекращаются, по общему правилу, право пользования таким жильем тоже прекращается. При отказе от освобождения жилого помещения собственник в судебном порядке может требовать выселения бывшего члена семьи и такие иски, как правило, удовлетворяются.

При этом необходимо учитывать, что права ребенка на пользование жилым помещением ни в коей мере не зависят от наличия между родителями зарегистрированного брака или его расторжения. Судебная практика по этому вопросу сформирована: ребенок сохраняет право пользования таким помещением до достижения 18 лет.

Если у бывшего члена семьи отсутствует право пользования другим жилым помещением, его материальное положение и иные существенные обстоятельства не позволяют обеспечить себя другим жильем, тогда право пользование признается (в данном случае сохраняется) путем подачи в суд рассматриваемого искового заявления. Примером может служить расторжение брака между супругами, когда один из них находится в отпуске по уходу за малолетним ребенком и т.п.

Основания признания права пользования жилым помещением, предоставленным по договорам социального найма

Правоотношения между нанимателем жилья и всеми остальными гражданами, не указанными в договоре социального найма, но проживающими (проживавшими) в таком жилом помещении регулируются ст. 67, 70 ЖК РФ. По договорам социального найма предоставляется муниципальное жилье, т.е. принадлежащее государству.

При заключении договора социального найма в нем указываются все члены семьи, имеющие права пользования помещением на дату подписания договора. В последующем, при заселении любых других членов семьи, включая родителей, супруга и др., наниматель обязан будет получить письменное согласие всех указанных в договоре лиц.

Это правило не распространяется только на вселение несовершеннолетних детей – никакого согласия никаких членов семьи на это не требуется.

При этом при прекращении семейных отношений право пользования за лицами, которые указаны в договоре социального найма и продолжают проживать в жилом помещении, сохраняется.

Одним из самых остро стоящих вопросов является вопрос регистрации по месту жительства. Для ответчика отсутствие регистрации может стать основным доводом позиции отказа в признании права пользования жилым помещением.

Отсутствие регистрации по месту жительства или временного пребывания не может быть основанием ограничения права на жилище – это позиция Конституционного суда РФ.

Но в суде обязательно будут выяснять вопрос об обращении к уполномоченным должностным лицам для регистрации и наличия препятствий к осуществлению этого действия со стороны членов семьи нанимателя.

Составление и подача искового заявления о признании права пользования жилым помещением

При подготовке искового заявления потребуются следующие документы:

— на жилое помещение (договоры аренды, найма, социального найма, сведения ЕГРП о праве собственности на квартиру и др.);

— подтверждающие основания признания права пользования жилым помещением (свидетельство о регистрации брака, о рождении ребенка, регистрация по месту жительства или пребывания);

— подтверждающие факт вселения и ведения совместного хозяйства с собственником (нанимателем) жилого помещения (квитанции об оплате коммунальных услуг, ремонта жилья, обращение в ФМС с целью регистрации и отказ (например, в связи с нахождением дома в аварийном состоянии или др., факт нахождения вещей в жилом помещении и т.п.);

Исковое заявление вместе с копиями для лиц, участвующих в деле, подается в районный суд по месту нахождения жилого помещения, право пользование на которое требует признания и судебной защиты. Госпошлина по таким делам составляет 300 руб.

Ответчик (наймодатель – муниципальный орган или собственник) вправе подать встречный иск о признании утратившим право пользования жилым помещением.

Образец искового заявления о признании права пользования жилым помещением

В ___________________________Истец: _________________________Ответчик: _____________________Третье лицо: __________________(члены семьи нанимателя по договору социального найма)

Исковое заявление о признании права пользования жилым помещением

«____» _________  _____ г.

(указать дату вселения) истец был вселен в жилое помещение, расположенное по адресу: _____________________________________ (указать адрес), которое принадлежит _______________________ (указать собственника или нанимателя) на основании ___________________________ (свидетельство о регистрации права собственности или по договору социального найма, с указанием реквизитов документа).

В данном жилом помещении истец зарегистрирован по месту жительства/ не зарегистрирован по причине: _______________________ (отсутствие согласия членов семьи нанимателя, официальный отказ УФМС в регионе или др.).

Таким образом, в указанное жилое помещение я вселился законно, постоянно проживаю в нем с «___» ________ ______ г. (указать дату вселения) по настоящее время (или указать дату, до которой истец проживал), плату за жилое помещение и коммунальные услуги вношу своевременно. Других жилых помещений у меня не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь Жилищным кодексом Российской Федерации, статьями 131-132 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

Прошу:

  1. Признать за  ___________ (Ф.И.О. истца), право пользования жилым помещением, а именно: _________ (вид жилого помещения), расположенного по адресу: ____________ (указать адрес).
  2. Вселить _________________ (Ф.И.О. истца) в вышеуказанное жилое помещение.

Перечень прилагаемых к заявлению документов (копии по числу лиц, участвующих в деле):

  1. Копии искового заявления
  2. Документ, подтверждающий уплату государственной пошлины
  3. Документы, подтверждающие вселение истца собственником (нанимателем)
  4. Документы, подтверждающие факт совместного ведения общего хозяйства
  5. Другие документы, подтверждающие основания подачи искового заявления

Дата подачи заявления «___»_________ ____ г.                       Подпись: _______

Скачать образец: 

  Исковое заявление о признании права пользования жилым помещением

Источник: https://vseiski.ru/iskovoe-zayavlenie-o-priznanii-prava-polzovaniya-zhilym-pomeshheniem.html

Юрист Адамович
Добавить комментарий