Имеет ли место соучастие в преступлении в данном случае?

Куцевич О. П.

84-Д

УП-4-D

Институт соучастия по УК Украины и УК РФ

Наиболее общественно опасным деянием на протяжении почти всего существования человечества является преступление. Этим во все времена и обусловливалось повышенное внимание общества к этому явлению, его изучение и изучение способов, условий и причин его существования.

Практически при совершении преступления имеют место разные условия, которые обусловливают степень общественной опасности преступления. Одно с таких условий – совершение преступления при совместном участии нескольких лиц, действия которых обусловлены и направлены к единому результату. В таких случаях и возникает соучастие.

Необходимость существования данного института для украинского права обусловлена и императивными требованиями ч.2 ст.

61 Конституции Украины, где указано, що юридическая ответственность имеет индивидуальный характер, тоесть сам Основной закон государства предусматривает, что каждое лицо должно лично нести ответственность и только за то, что содеяло, а вне института соучастия невозможно дать правильную квалификацию действий лица, которое неким образом способствовало совершению преступления, но не совершало его непосредственно.

УК Украины приделяет достаточно много внимания институту соучастия в преступлении.

При этом положения Кодекса являются довольно прогрессивными так как определяют в нем как само соучастие так и его отдельные формы и виды, с учитыванием реального состояния и форм преступности, которые имеют место в данный момент.

Кодекс 2001 года имеет некоторые новеллы, которые не учитывал Кодекс 1960 года. Данные новеллы касаются всех составляющих института соучастия: его понятия, видов и форм.

При этом положення Кодекса не лишены некоторых неточностей. К ним можна отнести следующие.

Соответственно определению соучастия в преступлении, которое дано в ст.26 УК Украины, это совместное участие нескольких субъектов преступления в совершении умышленного преступления.   

Тоесть, украинский законодатель ограничил возможность существования соучастия только умышленными преступлениями. Такой подход вызывает некоторые спорные моменты между нормами статей Общей и Особенной части УУК. Так, например, ч. 2 ст. 121 УК квалифицирующим признаком умышленного тяжкого телесного повреждения предусматривает смерть потерпевшего.

В данном случае имеет место неосторожная форма вины к смерти потерпевшего, хотя само преступление «тяжкое телесное повреждение» является умышленным.

Если взять случай, что данное преступление, в результате которого наступила смерть потерпевшего, совершает несколько лиц (группа лиц), то ли по предварительному сговору то ли без такового, то возникает вопрос – Возможна ли квалификация действий данных лиц как соучастников, как совершенных в определенной форме соучастия, предусмотренных ст.

28 УКК? Выходя с буквального понимания содержания ст. 26 УКК очевидно нет, так как соучастие возможно лишь в умышленных преступлениях, а в данном случае имеет место неосторожная форма вины, что исключает возможность соучастия, а, значит, возможно, действия каждого лица должны квалифицироваться отдельно, самостоятельно.

Все же, этого делать нельзя и действия всех лиц следует квалифицировать как соучастников не смотря на формулирования ст.26 УКК, руководствуясь при этом положениями лишь ч.ч.1,2 ст. 28 УКК, где не указано, что преступление, совершающееся группой лиц, то ли по предварительному сговору то ли без такового, должно быть умышленным, установив лишь условие, что необходимо два соучастника.

Так же и русский законодатель ограничил возможность существования соучастия только умышленными преступлениями. Но по ст.

33 УК РФ все же возможность совершения преступления в соучастии россматривается шире, так как исполнителем признается также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных УК РФ.

По УК Украины соучастниками могут быть только субъекты преступления, тоесть лица, достигшие возраста уголовной ответственности, понимающие значение и опасность своих действий и желающие преступного результата.

Что касается вопроса возраста субъекта преступления, то в правоприменительной практике идет дискуссия. Такая ситуация сложилась из-за несоответствия между собой постановлений Пленума Верховного Суда, а также положений действующего кодекса касательно одного и того же вопроса. Рассмотрим подробнее. 

Подавляющее большинство статей Особенной части УК Украины имеют квалифицирующую характеристику – совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

Как указывает М. Коржанский, такая квалифицирующая характеристика характеризуется не присутствием или отсутствием сговора, а временем его возникновения. Предварительный сговор значит, что двое или более лиц непосредственно перед совершением или за день до такового договорились о совместном совершении преступления.

Этот договор может быть укладен значительно ранее – за несколько дней, неделей, месяцев до совершения преступления, а может и за несколько минут или часов до начала совершения преступления.

Слова закона «за предварительным сговором группой лиц» указуют лишь на то, что эта характеристика имеет место в действия лиц, которые до начала преступления оговорили общие действия.    

Соответственно эту повышенную общественную опасность совершения преступления по предварительному сговору группой лиц растолковал Пленум Верховного Суда Украины постановлением от 25 декабря 1992 года «О судебной практике по делам о корыстных преступлениях против частной собственности» (п.

25) («Про судову практику в справах про корисливі злочини проти приватної власності»).

В которой говорится, что хищение следует квалифицировать как совершонное по предварительному сговору группой лиц тогда, когда в совершении соответствующего преступления брали участие по сговору как соучастники двое и более лиц.

Некоторые преступления могут быть совершены группой лиц и без их предварительного сговора о совершении этого преступления (ч.2 ст. 152 І ч.2 ст. 153 , ч.2 ст. 296 УК).

Как указал Пленум Верховного Суда Украины для определения изнасилования совершенным группой лиц не обязателен предварительный сговор между участниками преступления.

Тоесть сговор об их совершении может возникнуть уже во время непосредственного посегания. 

Пленум Верховного Суда растолковал судам, что кража, грабеж, разбой, мошенничество и вымогательство чужого имущества могут быть совершены по предварительному сговору группой лиц лишь тогда, когда в совершении данного преступления брали участие по сговору как соучастники двое и долее лиц. С этого выплывает, что если остальные соучастники хищения были подстрекателями или пособниками, то нет оснований квалифицировать такое хищение как совершенное по предварительному сговору группой лиц. Действия участника группового преступления квалифицируются за ч. 3 ст. 152 УК и в том случае, когда другие участники преступления через невменяемость, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, или других обстоятельств, предусмотренных настоящим законом, не были притянуты к криминальной ответственности.

Это толкование Пленума Верховного Суда имеет некоторую ограниченность. Как указывает М. Коржанский[1], Действия исполнителя преступления можно признать как совершенные группой лиц и квалифицировать за ч. 3 ст. 152 УК лишь при совокупности условий:

1) невменяемый или малолетний был участником преступления, брал какое-то участие в его совершении, каким-то образом помогал исполнителю в его совершении, а не был просто наблюдателем действия;

2) малолетний еще не достиг возраста криминальной ответственности, но имеет возраст 12-13 лет и может оказать некоторую физическую или психическую помощь исполнителю преступления.

Способность оказать последнему существенную помощь в совершении изнасилования должна быть критерием для признания определенного лица участником преступления, а действия исполнителя должны квалифицироваться как изнасилование, совершенное группой лиц, за ч. 3 ст. 251 УК.

Нужно отметить, что признание соучастия с малолетним лицом возрастом 12-13 лет противоречит ст. 26 УК, где указано, что соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие в совершении преступления нескольких субъектов преступления, тоесть лиц, которым в соответствии с ч. 2 ст. 22 УК уже исполнилось 14 лет.    

С вышесказанного следует сделать взвод, что совершение преступления с лицом 12-13 лет не может признаваться совершенным группой лиц или по предварительному сговору группой лиц или организованной группой.  

Следующими нормами, вызывающими ряд вопросов, являются ст. 27 УУК и ст.33 УК РФ, которые определяют виды соучастников, а именно, организатор, подстрекатель, пособник и предусматривают характеристики данных соучастников.

С анализа данных характеристик достаточно сложно определить когда организатор превращается на подстрекателя или пособника, так как характеристики, данные в ч.ч. 3, 4, 5 ст. 27 УУК и ч.ч. 3, 4, 5 ст. 33 УК РФ достаточно похожи.

Неоднозначная характеристика организатора преступления, данная ч. ст.

27 УКК – организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его приготовлением или исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступную организацию либо руководившее ими, или лицо, обеспечивающее финансирование организованной или преступной организации. Кто же имеется ввиду в этом случае, лицо, которое непосредственно имеет умысел обеспечить существование данной преступной организации как таковой, тоесть действует с собственной воли или возможно и лицо, которое в виде определенной дани платит преступной организации некую сумму денег, а преступная организации обеспечивает ей крышу? Очевидно, что второй случай не может рассматриваться как организаторство, так как лицо действует не по собственной воле, а под давлением.  

УК РФ, дав более лаконичное определение, уник этой неопределенности, указав лишь, что организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.

Положения УУК не решают однозначно вопрос о том, к какой с форм соучастия, предусмотренных ст. 28 УКК, относятся такие преступные группировки как «банда» и «террористическая группа», предусмотренные Особенной частью УКК. Они могут быть как разновидностями организованной группы (ч. 2 ст. 28) так и преступной организации (ч. 4 ст. 28).   

Но все же, не смотря на все эти неточности, Кодексы в целом отвечают современным реалиям достаточно подробно подходят к урегулированию института соучастия, хотя в отдельных случаях и не  идеально.

[1] Коржанський М. Група осіб як суб’єкт злочину/  Право України. – №11. – 2005.

Источник: http://www.law.edu.ru/doc/document.asp?docID=1250696

Некоторые вопросы применения уголовного закона, в части квалификации деяний по признаку группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой

Имеет ли место соучастие в преступлении в данном случае?

Известная поговорка гласит – «два юриста – три мнения». На основании наших мнений – порой правильных, порой нет – и формируется судебная практика. Хочу поделиться своими соображениями и опытом по вопросам применения некоторых норм уголовного права. Приведённая ниже статья предназначена, в основном, для стажеров и начинающих адвокатов.

Большинство молодых адвокатов начинают свою деятельность с осуществления защиты по уголовным делам, как правило, по назначению. Защищая своих доверителей, молодой специалист непременно сталкивается с ситуациями, когда для правильного применения норм права необходимо с кем-то посоветоваться, узнать мнения коллег.

Легче тем, кто осуществляет свою деятельность в большом коллективе, имеет доступ к различным информационным системам. Сложнее, когда молодой специалист начинает в небольшом коллективе, либо в адвокатском кабинете. Во втором случае, повышать уровень своих знаний (что, в соответствии с нашим федеральным законом, является не только правом, но и обязанностью адвоката) приходится самостоятельно.

Несмотря на растущую конкуренцию между адвокатами, прежде всего мы единое целое – независимая корпорация юристов. И чтобы оставаться сильной и независимой организацией – мы должны поддерживать определённый уровень квалификации своих членов. Обмен опытом является в данном случае одним из способов повышения квалификации.

В данной связи, нельзя не отметить целенаправленную и поступательную работу Адвокатской палаты Ставропольского края и лично президента АП СК Руденко Ольги Борисовны в создании возможности для адвокатов нашей палаты повышать свою квалификацию.

Помимо введения института обязательного курса повышения квалификации для молодых и недавно принятых адвокатов, Палатой организуются и проводятся семинары и практические конференции по актуальным вопросам и проблемам применения различных отраслей права. В работе семинаров могут принимать участие все желающие.

На данных форумах есть возможность прямого общения с ведущими российскими учеными-юристами, мнения которых учитываются, в том числе, в процессе принятия законов и иных нормативных актов.

Также, есть возможность общения с ведущими представителями других отраслей научной деятельности (в том числе прикладных наук), информация которых о современных возможностях и достижениях науки в области проведения судебных экспертиз может оказать неоценимую помощь в защите прав граждан. Сам я неоднократно был участником подобных семинаров, проводимых при участии нашей адвокатской палаты.

Не без интереса и практической пользы для последующей работы слушал лекции таких известных юристов, как: кандидат юридических наук, профессор Пашин Сергей Анатольевич; доктор юридических наук, профессор Красиков Юрий Николаевич; доктор юридических наук, профессор Эрделевский Александр Маркович и др.

Атмосфера творчества и профессионализма, царящая на таких мероприятиях, даёт мощный заряд энергии для продолжения нашей непростой, не всегда адекватно оцениваемой, но сложной и интересной работы. Конечно, участие в таких мероприятиях требует финансовых затрат. Однако, специфика нашей профессии такова, что любые средства, вложенные в повышение квалификации, повышают и нашу стоимость как специалистов, что непременно сказывается нашей востребованностью. Поэтому, я советую молодым (да и не только молодым) коллегам принимать, по возможности, участие в подобных мероприятиях. Информация о сроках, месте и условиях проведения семинаров и практических конференций рассылается органами адвокатской палаты во все адвокатские образования и печатается в нашем «Вестнике».

Нижеследующий материал призван помочь более молодым коллегам в понимании некоторых моментов применения отдельных норм уголовного закона, и может быть полезен начинающим адвокатам ещё и потому, что все примеры судебной практики, использованные в этой статье, взяты мною не с «потолка», а из собственного адвокатского опыта. Полагаю, информация, содержащаяся в статье, не будет бесполезна и для более опытных коллег.

Адвокат АК №1 по г. Невинномысску Ставропольской краевой коллегии адвокатов, член Совета АП СК Трубецкой Н.А.

«Некоторые вопросы применения уголовного закона, в части квалификации деяний по признаку группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой».

Каждый адвокат, практикующий по уголовным делам, неизменно сталкивается при защите интересов доверителей с квалификацией обвинения по признакам «группой лиц» и «группой лиц по предварительному сговору».

Как правило, квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору» является признаком, переводящим деяние в разряд более тяжких по той или иной статье уголовного кодекса.

Соответственно, правильность применения уголовного закона, в этой части, имеет для наших доверителей решающее значение при назначении: вида и размера наказания, вида исправительного учреждения; при освобождении от уголовной ответственности (к примеру, в связи с примирением с потерпевшим) и наказания (например, минимальный размер реально отбытого наказания для получения возможности условно-досрочного освобождения зависит от степени тяжести деяния, за совершение которого лицо отбывает наказание).

Несмотря на, казалось бы, очевидность юридической разницы между квалифицирующими признаками «группой лиц» и «группой лиц по предварительному сговору», правоприменительная практика их фактически отождествляет. Любое деяние, в совершении которого участвовало два и более субъекта, изначально попадает в разряд совершенных «группой лиц по предварительному сговору», если одна из частей статьи уголовного кодекса, по которой обвиняется гражданин, содержит данный признак. Связано это не только с низким уровнем знаний правоприменителей и их запредельной загруженностью, но и с узковедомственным бюрократическим пониманием борьбы с преступностью (статистика раскрываемости преступлений по степени тяжести). Всвязи со «статистической необходимостью», в последнее время участились случаи необоснованной квалификации и по признаку «организованной группой», о которой также пойдёт речь в данной статье.

ГРУППА ЛИЦ ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМУ СГОВОРУ

В соответствии с ч. 2 ст.35 УК РФ, преступление признаётся совершённым группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более исполнителя, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Соисполнительство без предварительного сговора (группа лиц, ч.1 ст.

35 УК РФ) является малораспространённой формой соучастия. Как правило, совершение преступления «группой лиц» не является квалифицирующим признаком состава преступления. Другое дело – «группа лиц по предварительному сговору».

Нельзя не заметить, что в определении «группа лиц по предварительному сговору» содержится два отдельных признака: совершение преступления «группой лиц» и совершение преступления по «предварительному сговору».

Соответственно, для квалификации деяния как совершённого «группой лиц по предварительному сговору» недостаточно наличия лишь одного из этих признаков. Они должны присутствовать в идеальной совокупности. Только в этом случае подобную квалификацию следует признать правильной.

По смыслу уголовного закона – предварительный сговор – соглашение (в любой форме) между будущими соучастниками преступления, достигнутое ими в любое время (до совершения деяния), о месте, времени, способе совершения преступления.

Поскольку предварительный сговор является обязательным признаком состава преступления (при данной квалификации деяния), то – его наличие или отсутствие входит в предмет доказывания (ст.73 ч.1 п.1 УПК РФ) и должно подтверждаться необходимой совокупностью допустимых (ст.

75 УПК РФ) доказательств, на основе которых суд, следователь, прокурор устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Исчерпывающий перечень таких доказательств установлен ст. 74 УПК РФ (показания подозреваемого, обвиняемого, показания свидетелей, потерпевшего, письменные и вещественные доказательства и др.). Соответственно, простой констатации наличия согласованных действий соучастников, при отсутствии допустимых доказательств – недостаточно. Для примера можно предложить такую ситуацию:

ищущие «приключений» молодые люди А. и Л. заметили на улице прохожего, разговаривающего по сотовому телефону. В одной руке у прохожего был большой пакет, другой рукой он держал телефон, локтем этой же руки непрочно прижимая к телу сумку – «барсетку». А.

подбежал к прохожему, ударил по сумке, отчего потерпевший её выронил, а Л., увидев это, поднял сумку с земли. Затем оба убежали вместе с похищенной сумкой. При допросах, в качестве подозреваемых и обвиняемых, оба воспользовались ст.51 Конституции РФ.

Из показаний потерпевшего следует лишь то, что грабителей было двое, и они действовали сообща.

Доказательств наличия предварительного сговора между соучастниками, при подобных обстоятельствах, нет. Однако, такие деяния органы расследования непременно квалифицируют как совершенные «группой лиц по предварительному сговору» по п. «а» ч.2 ст.161 УК РФ. Мотивируется это, как правило, количеством участников и согласованностью их действий.

По мнению автора, такая позиция ошибочна. Количество участников – объективный показатель, подтверждающий наличие признака «группы лиц» (т.е. количество соисполнителей). Согласованность действий, при отсутствии допустимых доказательств «предварительного сговора», подтверждает лишь совместное (а не каждым по отдельности) совершение деяния соучастниками (т.е. «группа лиц», ч.1 ст.

35 УК РФ). Это является обстоятельством, отягчающим индивидуальную ответственность каждого за совершение преступления (ст.63 ч.1 п. «в» УК РФ), а посему, тоже входит в предмет доказывания (п.6 ч.1 ст.73 УПК РФ), но не образует состава преступления по признаку «группой лиц по предварительному сговору».

Соответственно, квалифицировать действия каждого из соисполнителей (по вышеуказанному примеру), следует по ч.1 ст. 161 УК РФ. На наличие предварительного сговора, кроме показаний обвиняемых (подозреваемых), свидетелей, могут указывать надлежащим образом оформленные доказательства (ст.

74 УПК РФ) совместной подготовки к совершению преступления (подготовка оружия, маскировочных приспособлений, подготовка транспорта для перевозки похищенного и т.д.).

Если же допустимых доказательств наличия предварительного сговора нет, а имеются лишь признаки «группы лиц», адвокат должен ставить вопрос об исключении признака «группой лиц по предварительному сговору» из обвинения и (при отсутствии других квалифицирующих признаков соответствующей части статьи) переквалификации обвинения на менее тяжкую часть соответствующей статьи.

Рассмотрим второй признак – совершение преступление «группой лиц». Группа лиц – форма соучастия в совершении преступления, когда оно совершается двумя и более исполнителями, т.е.

подлежащими уголовной ответственности по предъявленному обвинению субъектами (вменяемыми, достигшими возраста уголовной ответственности, отвечающими другим необходимым признакам субъекта конкретного преступления ((группу лиц по должностным преступлениям, например, могут образовывать только два и более должностных лиц))), каждый из которых непосредственно исполняет объективную сторону состава преступления. Понимание этого особенно важно при группе из 2 человек. Если один из двух соучастников (два из трёх) не исполнял объективную сторону деяния, а способствовал совершению преступления иным способом (в форме пособничества, подстрекательства, организации), то признак «группа лиц» отсутствует. Соответственно, «предварительный сговор на совершение преступления» имеет юридическое значение (влияет на квалификацию деяния) только в случае наличия двух и более соисполнителей (а не любых соучастников). В соответствии с уголовным законом, не требуется дополнительной квалификации по ст.33 УК РФ всем членам устойчивой группы соучастников (а не только соисполнителей) лишь при совершении преступления организованной группой либо преступным сообществом (ч.ч.3,4 ст. 35 УК РФ), ибо все постоянные члены (данное правило не распространяется на лиц, не входящих в организованную группу, но способствовавших совершению преступления организованной группой) устойчивой организованной группы несут ответственность как исполнители независимо от фактического соучастия и ссылка на ст. 33 УК РФ для квалификации действий, например, организатора, который не исполнял объективную сторону состава преступления, не требуется. В соответствии же с ч.ч.1, 2 ст.35 УК РФ, преступление признаётся совершённым группой лиц или группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более соисполнителя. Таким образом, проверяя правильность применения уголовного закона по признаку «группа лиц по предварительному сговору», адвокат должен обратить внимание на наличие в деянии именно соисполнительства, т.е. непосредственного участия всех соучастников в выполнении объективной стороны преступления, поскольку, как указано выше, само по себе наличие предварительного сговора между двумя соучастниками, один из которых не выполняет объективную сторону (не является исполнителем) не является основанием для квалификации деяния по признаку «группой лиц по предварительному сговору». В таком случае, даже при наличии предварительного сговора, тот соучастник, который непосредственно не участвовал в совершении преступления, отвечает за пособничество, подстрекательство либо организацию преступления, с применением соответствующей части ст.33 УК РФ, а исполнитель – без ссылки на ст.33 УК РФ, но оба по менее тяжкой части статьи УК РФ (при отсутствии других квалифицирующих признаков), не предусматривающей признак «группа лиц по предварительному сговору».

Простым примером такой ситуации является следующая:

А., договорился с С., что окажет ему помощь в сбыте краденного цветного металла без надлежащего оформления, т.к. его (А.) брат работает в пункте приема металла. На следующий день А. и С. приехали на принадлежавшем С. легковом автомобиле на территорию садового общества. А. остался в машине, а С.

зашёл за огороженную территорию садового участка, принадлежащего потерпевшему, и путём свободного доступа похитил там ряд предметов из цветного металла на сумму 2400 рублей. После этого, А. и С. вместе с похищенным им имуществом прибыли к пункту приёма цветного металла, А. оформил сдачу-приём металла на несуществующее лицо, получил деньги, отдал С.

половину причитавшихся тому денег за сданный металл, другую половину оставив себе.

Источник: http://www.palatask.ru/article-all/trubetskoy/previous-concert.html

Соучастие в преступлении

Имеет ли место соучастие в преступлении в данном случае?

Саатова Б. А. Соучастие в преступлении // Молодой ученый. — 2018. — №16. — С. 238-240. — URL https://moluch.ru/archive/202/49710/ (дата обращения: 09.02.2020).



Целью исследования данной статьи является рассмотрение особенностей преступлений, совершенных в соучастии. Нормативную основу исследования составил УК РФ.

Актуальность данной темы обусловлена тем, что вопросы соучастия в преступлении являются одной из наиболее сложных проблем уголовного права в связи с отсутствием зафиксированных законодателем признаков соучастия в преступлении.

Спорные позиции возникают по сей день в вопросах о квалификации действий соучастников в зависимости от вида или формы соучастия, в определении уголовной ответственности лиц, непосредственно или опосредованно участвующих в совершении преступления.

В законодательном определении соучастия отражены его обязательные объективные и субъективные признаки, позволяющие отличить данный правовой институт от иных форм причастности нескольких лиц к совершению преступного деяния (попустительства, укрывательства, неосторожного сопричинения).

Объективными признаками соучастия признаются: наличие двух или более лиц и совместный характер их действий; субъективными признаками — общий умысел всех соучастников и совершение ими умышленного преступления.

Соучастие есть сопричинение несколькими лицами единого для них преступного результата. Это означает, во-первых, что каждое из лиц определенным образом причастно к совершению преступления.

Причастность соучастников к совершению преступления может иметь место по принципу взаимодополнения преступной деятельности друг друга, когда соучастники либо полностью, от начала и до конца, либо по частям, разделяя функции, сообща исполняют объективную сторону состава преступления и, таким образом, деяние каждого из соучастников дополняет деяние другого соучастника, создавая единое преступное деяние. В случае, если соучастники договорились о разделении функций между ними так, что каждый из них совершает только какую-то часть действий, образующих объективную сторону состава преступления, говорят о так называемом техническом распределении ролей между соучастниками, которые все вместе считаются исполнителями преступления.

Другим принципом причастности соучастников к совершению преступления является взаимообусловливание преступной деятельности друг друга, когда действие или бездействие одного соучастника являются условием для действия или бездействия другого соучастника. [1]

Сам факт совершения преступных действий несколькими лицами в одном и том же месте, в одно и то же время, и даже при осведомленности их друг о друге, не образует соучастия, если действия указанных лиц не взаимосвязаны по одному из указанных выше принципов.

Отсутствие общей цели совершить какое-либо конкретное преступление (причинить какой-либо конкретный вред) исключает применение норм о соучастии даже в том случае, когда преступные действия совершаются несколькими лицами в одном месте, в одно время, в отношении одного потерпевшего.

Выполнение объективной стороны состава преступления не предполагает с необходимостью присутствие лица на месте совершения преступления. И наоборот, один лишь факт присутствия на месте совершения преступления не дает оснований квалифицировать поведение лица как исполнение преступления.

Соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник.

Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных Уголовным Кодексом. Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими. Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом. Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы. [2]

Между тем роль исполнителя преступления в ч. 1 коммент. 33 статьи УК подчеркивается особо, поскольку иные соучастники упоминаются здесь «наряду» с ним. Исполнитель — основная фигура соучастия. Отсутствие исполнителя с неизбежностью исключает соучастие.

При этом отсутствие исполнителя может быть как физическим (несколько лиц, сговаривающихся на совершение преступления, еще не приступили к поиску исполнителя, или исполнитель добровольно отказался от совершения преступления), так и юридическим (исполнитель не подлежит уголовной ответственности в силу возраста или невменяемости).

При отсутствии исполнителя действия иных лиц, связанные с поиском соучастников, сговором на совершение преступления, планированием преступной деятельности, требуют квалификации с учетом ч. 1 ст. 30 УК как приготовление к преступлению. сложные соучастники, т. е.

организатор, подстрекатель и пособник, не имеют самостоятельного основания уголовной ответственности. Основанием для их ответственности является преступление, совершенное исполнителем.

Соучастники принимают участие в преступлении, главным виновником которого является исполнитель, поэтому преступная деятельность организатора, подстрекателя и пособника имеет не самостоятельное, а лишь дополнительное, подчиненное значение по отношению к преступной деятельности исполнителя. [3]

ст. 34 УК регламентирует ответственность соучастников: «Ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления». Закон позволяет привлечь к ответственности лишь лиц виновных в совершении деяний, предусмотренным уголовным законом.

К сожалению, в правоприменительной практике в действиях исполнителя содержатся все признаки того или иного преступления, остальные соучастники не выполняют само преступление и возникают трудности в доказывании их вины и привлечению их к уголовной ответственности. Если действия того или иного соучастника были малозначительными, т. е.

не сыграли и не могли сыграть существенной роли для достижения преступного результата, то он не должен привлекаться к уголовной ответственности.

В связи с этим, судам надлежит полно и всесторонне исследовать все обстоятельства дела и, в соответствии с этим, квалифицировать действия обвиняемых, что в свою очередь является довольно сложным процессом, заслуживающим особого внимания.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/202/49710/

Юрист Адамович
Добавить комментарий