Являюсь ли я соучастником преступления в данном случае?

Уголовный кодекс – глава 7. соучастие в преступлении

Являюсь ли я соучастником преступления в данном случае?
– Уголовный кодекс – глава 7. соучастие в преступлении

Статья 32. Понятие соучастия в преступлении

Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Статья 33. Виды соучастников преступления

1. Соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник.2. Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом.3. Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество либо руководившее ими.4. Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом.5. Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.

Статья 34. Ответственность соучастников преступления

1. Ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления.2. Соисполнители отвечают по статье Особенной части настоящего Кодекса за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на статью 33 настоящего Кодекса.3. Уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на статью 33 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления.4. Лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника.5. В случае недоведения исполнителем преступления до конца по не зависящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление. За приготовление к преступлению несет уголовную ответственность также лицо, которому по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления.

Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом

1. Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора.2. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.3. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.4. Преступление признается совершенным преступным сообществом , если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях.5. Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.6. Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.7. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом.

Статья 36. Эксцесс исполнителя преступления

Эксцессом исполнителя признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат.

ug-kodeks.ru/ug/ug-kodeks.ru/ugolovnij_kodeks_-_glava_7.html

06.08.2019 – Федор Кириков

Мой знакомый друг ранее взял машину с моего разрешения на ремонт, ещё в феврале 2019 года. И посей день машины нет, говорит что нужно оплатить сперва 32000, потом уже 19000, сейчас уже 15000. Дело вышло так, что общий знакомый один сказал что машины уже давно нет, он её продал.

Также с кем он сейчас живёт, также писал мне что машины давно нет, и говорил что фу вонючая 99. Пусть она хоть какая, но машина. Недавно была написана расписка под давлением насчёт того, что претензий не имею к данному человеку.

Как быть в такой ситуации, могу ли я посадить одного за умышленное владение транспортным средством и его продажей, а второго который с ним живёт за пособничество? Кому и сколько дадут?

30.07.2019 – Вадим Буданов

Здравствуйте, в первый день знакомства друг попросил пойти с ним в магазин, нас было четверо, по дороге он сказал что хочет кое что там украсть, я сильно не обратил на это внимания, мы зашли в магазин, я видел как он взял продукт, но никому не сообщил об этом, теперь меня считают соучастником, что делать??

Источник: https://ug-kodeks.ru/ug/ug-kodeks.ru/ugolovnij_kodeks_-_glava_7.html

Неизвестный написал в сети об убийствах беспомощных пациентов в отделении реанимации

Являюсь ли я соучастником преступления в данном случае?
20:46, 08.02.2020 125   0
Неизвестный написал в сети об убийствах беспомощных пациентов в отделении реанимации

Пользователь-аноним рассказал в интернете, что работает медиком и убивает пациентов.

По словам неизвестного, на его счету смерть уже около десятка человек, и некоторые из них могут быть ветеранами. Юзеры провели «расследование» и вычислили предполагаемого автора сообщений, опубликовав в сети его имя и фотографии.

В результате человеку со снимков пришлось публично заявить, что он – не убийца.

На популярном интернет-форуме «Двач» один из юзеров поделился с другими пользователями рассказом о том, что работает медиков и убивает пациентов. Изначально его слова не вызвали особого доверия, тем более, что речь об этом зашла в рамках обсуждения живодерских снимков и видео.

Тогда аноним решил подтвердить свои слова, выложив фотографию медицинской формы с бейджем медбрата анестезиста, где значится имя Сергей Владимирович, а фамилия закрыта травматическим пистолетом. Он написал следующее: «Ох, забыл сказать, что я еще и медик и мне доставляет причинять умирающим людишкам мучения, что ты сделаешь? Ничего.

А я сделаю, и, возможно, тебе или твоим родственникам».

Более десяти человек

Пользователи посчитали, что это очередной тролль, отметив, что человек, занимающий такую должность, может только делать пациентам уколы и выносить за ними утки, а гибель людей неизбежно вызвала бы вопросы у руководства отделения, родственников больных и правоохранительных органов.

Тем не менее, аноним продолжил настаивать на своем.

По словам неизвестного, в течение трех лет он убил более десяти человек, причем некоторые из них могут быть ветеранами, но ему удается скрывать следы своих преступлений, так как в реанимационном отделении и без того наблюдается высокая смертность.

Кроме того, на руку ему играет и тот факт, что в палатах, где он якобы убивает пациентов, не установлены видеокамеры, а врачи туда заходят нечасто. Он описал свои действия так: «Просто отключаю от ИВЛ и наблюдаю за агонией, очень забавно, как они глаза пучат и пытаются вдохнуть, но не получается».

Дверь в палату, по утверждению анонима, закрывается на магнитный замок, и он может делать все, что захочет, оставаясь при этом абсолютно безнаказанным.

Пользователи «Двача» решили найти медика-убийцу и начали изучать интернет-ресурсы в поисках этого человека. Очень скоро на форуме появились предположения о личности медбрата-убийцы. Под подозрение юзеров попал Сергей Владимирович Вольф из Кировского областного госпиталя для ветеранов войн.

Сошлись и имя с отчеством, и должность, и ветераны-пациенты. Пользователи написали руководству медицинского учреждения, попросив подтвердить или опровергнуть информацию о том, что этот человек работает в госпитале.

Также они начали сравнивать руки человека на фото с бейджем, и медика, работающего в Кирове, и обнаружили сходство.

Ложный след

Кировский госпиталь отказался проводить проверку, однако, подтвердил, что обнаруженный пользователями человек у них действительно работает.

Там обратили внимание, что в учреждении другая форма, и их сотрудник не имеет отношения к описанной на «Дваче» ситуации: «Бейдж и спецодежда у нас совершенно другие — не такие, как на фото в интернете. Какие-то хулиганы действуют.

Мы сейчас Федеральную службу безопасности пригласили, и они сейчас с нами будут тут работать. Мы найдем этих хулиганов».

В руководстве госпиталя отметили, что медбрат, о котором идет речь – это «простой работяга из деревни», и высказали опасения, что в связи со сложившейся ситуацией его «затравят». Там также отметили, что мужчина не пользуется социальными сетями и месяц назад удалил свой профиль из «ВКонтакте».

Региональный Минздрав провел собственную проверку, по итогам которой во время дежурства конкретного медбрата не было выявлено случаев смерти пациентов. В других медучреждениях области также не было зафиксировано серии подозрительных смертей пациентов. В данный момент к расследованию также подключились Следственный комитет, прокуратура и Росздравнадзор.

Аноним отреагировал на расследование, заявив, что не имеет никакого отношения к кировской больнице, и предложил поискать его по имени и отчеству в других городах. Но информация о том, что медбрат убивал ветеранов, уже распространилась в прессе, несмотря на отсутствие подтверждения.

Впоследствии выяснилось, что фото, фамилия и место работы предполагаемого маньяка-анестезиста были опубликованы наобум – как признался автор разоблачения, он закончил поиски на первом обнаруженном медике, который подошел по имени, квалификации и отделению, где работает. Пользователям всего этого оказалось достаточно для того, чтобы обрушить на него обвинения.

Удар по репутации

Сотруднику кировского медучреждения, которого оклеветали, приняв за убийцу из-за совпавших имени и отчества, не оставалось ничего иного, кроме как попытаться защитить свое доброе имя. Он опубликовал видеосообщение, в котором заявил, что не имеет никакого отношения к описанной ситуации. Оно появилось в Telegram-канале «Подъем».

«Меня зовут Вольф Сергей Владимирович. Я являюсь медицинским братом-анестезистом Кировского областного госпиталя для ветеранов войн. За сегодня моя жизнь резко изменилась. Меня не просто оклеветали в социальных сетях и средствах массовой информации — меня унизили и оскорбили.

Я не имею никакого отношения к тем сообщениям, которые публикуют СМИ. Я прошу Следственный комитет России доказать мою невиновность, найти и наказать тех, кто оклеветал меня. Я очень прошу журналистов оставить меня и моих близких в покое.

Я очень люблю свою работу и прошу дать мне возможность выполнять мои профессиональные обязанности».

Мужчина прошел проверку на детекторе лжи, и прибор подтвердил, что тот говорит правду.

Убийства или хулиганство?

Правоохранительные органы уже начали проверку информации, появившейся в прессе, по итогам которой будет принято решение о возбуждении или невозбуждении уголовного дела.

Теоретически, если некий медик-маньяк, убивающий беспомощных пациентов в реанимационном отделении, действительно существует, его может ждать пожизненное заключение – в том случае, если преступления и в самом деле совершались, тот факт, что жертвами убийцы стали люди, не способные оказать сопротивления, станет отягчающим обстоятельством.

Также прорабатывается версия о хулиганстве. Фото, которое якобы указывает на медика, согласно одному из предположений, некоторое время назад появлялась в публикации в поддержку владельцев гражданского оружия.

Не исключено, что вся резонансная история – не больше, чем выдумка интернет-тролля, но то, что пострадать от нее могут репутация и карьера вполне реального человека, выводит «шутку» на совершенно иной уровень.

Возможно, но сложно

Есть ли у сотрудников отделений реанимации возможность убить пациентов? В СМИ можно встретить комментарии врачей, которые рассуждают на эту тему. Специалисты отмечают, что реализовать преступный умысел реально, но сделать это довольно проблематично.

Например, можно отключить систему ИВЛ, подождать несколько минут, подключить обратно и позвать врача, сообщив об ухудшении состояния пациента – спасти человека в таком случае уже не удастся.

В ходе вскрытия, как обращают внимание врачи, можно увидеть признаки отключения ИВЛ, но если речь идет о пожилом пациенте, который страдал неизлечимым заболеванием, патологоанатомы часто ссылаются на первоначальный диагноз и не изучают подробности отдельного случая.

Однако, если скончался молодой пациент, такая смерть вызовет вопросы. Кроме того, врачи указывают, что такие преступления возможны в медучреждениях, где работа каждого ИВЛ не отслеживается на пульте у дежурного, а в больницах с дистанционным отслеживанием отключения всегда фиксируются.

Источник: https://glavk.net/articles/105280-neizvestnyj_napisal_v_seti_ob_ubijstvah_bespomoshchnyh_patsientov_v_otdelenii_reanimatsii

К вопросу об односторонней и двусторонней субъективной связи в соучастии

Являюсь ли я соучастником преступления в данном случае?

Костенко Евгений Викторович

аспирант первого года обучения, ГОУ ВПО Ульяновский государственный университет, г. Ульяновск

E-mail: Avril-47@mail.ru

В теории уголовного права вина понимается как психологическое отношение лица к совершенному им общественно опасному и уголовно противоправному деянию, его общественно опасным последствиям и другим юридически значимым обстоятельствам совершения преступления [5, с. 190]. В данном случае говорится о психологической теории вины, которая давно уже доминирует в теории отечественного уголовного права.

А. П.

 Козлов определяет вину относительно функций соучастников как осознание общественно опасного характера собственных действий, поведения других участников и объединительной деятельности обоих или нескольких лиц, предвидения наступления общего общественно опасного преступного результата и желания либо сознательного допущения его наступления или легкомысленного расчета на его предотвращение, а также неосознание, непредвидение, когда лицо должно было и могло его предвидеть [2, с. 69]. В случае, если преступление совершает одно лицо, то в настоящее время не существует особых теоретических или практических проблем относительно этого вопроса. В случае, когда преступление совершается в соучастии, то возникают некоторые теоретические проблемы.

В теории уголовного права субъективная связь между соучастниками и дискуссии по поводу возможности совершения преступления при односторонней связи или только при двусторонней ведется давно. Сложилось три подхода к данной проблеме. Согласно первой точке зрения признается возможность соучастия при односторонней связи. Н. С.

 Таганцев обосновывал возможность одностороннего соглашения на совершение преступления. В данном случае, законодательство, которое закрепляло в своем тексте формулу «действовавшее заведомо сообща или согласившееся на учинение», подкрепляло мнение ученого. Поэтому, как указывает Н. С.

 Таганцев, лицо может быть признано соучастником и при одностороннем соглашении [7, с. 106].

Подобная точка зрения в настоящее время используется в законодательстве США, где в уголовном праве произошел отказ от основного требования в области института соучастия.

Соучастником преступления может быть признано лицо, которое оказывает помощь исполнителю не только намеренно, но и по неосторожности [3, с. 224].

Для установления данного факта необходимо доказать, что соучастник действует с целью содействия в осуществлении поведения, которое и составляет преступное посягательство.

Согласно второму подходу односторонняя связь не может образовывать соучастие. Авторами данного подхода справедливо отмечено, что соучастие при односторонней связи не соответствует закону, который требует умышленного совместного участия всех участников. Л. С.

 Белогриц-Котляровский, считал, что «из требования единения воли и соглашения между участниками само собою вытекает умышленность соучастия: соглашение предполагает сознание субъектом в общих ли чертах или в частностях предмета согласия, то есть той преступной деятельности, которая предпринимается» [7, с. 106].

Данная точка зрения отвергает возможность неосторожного соучастия в умышленном преступлении. Л. С.

 Белогриц-Котляровский конкретизирует данное положение тем, что неосторожное содействие умышленному преступлению исключает солидарную ответственность, которая понимается как ответственность за то, что лицо совершило непосредственно или через других лиц, с которыми согласилось действовать, «вложив свою волю в общую волю, оно тем самым предположенный преступный результат поставило в причинное отношение к своему я» [1, с. 205]. Неосторожное содействие умышленному преступлению нарушает объективное условие соучастия — общую причинную связь. В качестве примера Л. С. Белогриц-Котляровский указывает случай, когда «А. неблагоразумно оставляет заряженный пистолет там, где играют дети, а В. берет револьвер и умышленно убивает одного из детей» [1, с. 208].

Попыткой синтеза первых двух подходов явилось закрепление в теории уголовного права положение, согласно которому соучастие образуется при наличии двусторонней связи хотя бы одного из участников с исполнителем преступления.

Подстрекатель и пособник, а равно и организатор должны быть осведомлены о преступном характере действий исполнителя, а так же сознавать общественную опасность своих действий, которые устраняют препятствия к совершению преступления или облегчают его совершение [6, с. 198].

В случаях с подобными односторонними связями необходимо привести пример, который приводят многие ученые отечественного уголовного права [2, с. 71]. А., зная о готовности Б. убить свою жену, если найдет оружие, подбрасывает ему тайно пистолет и убийство совершается. В данном случае Б.

будет считаться индивидуальным исполнителем. В то же время вопрос о квалификации действий А. остается открытым. Анализируя данный пример, необходимо определить субъективные признаки соучастия, которые характеризуются по отечественному законодательству умышленной формой вины.

Умышленная форма вины в свою очередь характеризуется интеллектуальным и волевым моментом.

Рассматривая действия Б. под призмой интеллектуального момента можно заметить, что Б. осознает общественную опасность своих действий и предвидит возможность или неизбежность наступления последствий в виде смерти другого лица. В свою очередь А.

, который подбросил пистолет, так же совершает свои действия с осознанием общественной опасности своих действий и предвидением результата. Возникает вопрос о том, может ли возникнуть в данном случае соучастие, если в отношении А. имеются все объективные и субъективные признаки соучастия, а в отношении Б.

— ни одного, потому что он в свою очередь не осведомлен о действиях других лиц.

Возникает вопрос о том, необходимо ли, чтобы исполнитель преступления знал личности или суть действий, которые указывали на преступную цель остальных лиц, либо же для того, чтобы могло возникнуть соучастие потребуется только понимание того, что в совершении преступления кто-то способствует исполнителю.

Либо лицо, исходя из обстоятельств дела, могло и должно было осознать, что преступление совершается совместно.

Ответ на данный вопрос сводится к тому, что исполнитель преступления осознает совместность совершения преступления, даже не зная личности, в данном случае, пособника, исходя из конкретных обстоятельств дела.

интеллектуального момента прямого умысла при соучастии шире, чем при совершении преступления одним лицом. интеллектуального момента в данном случае, кроме всего прочего, включает в себя осознание совместности преступного посягательства и предвидение общего преступного результата.

При этом лицо осознает, что действует не в одиночку, а сообща с другими лицами [4, с. 253].

Данная трактовка субъективной стороны соучастия не отменяет предвидения общего результата в случаях, когда соучастники не знают о существовании друг друга, а только могут осознавать общность результата через осознание цели действий друг друга.

Для того, чтобы выявить подобные случаи, необходимо обозначить критерии или условия, при которых соучастие с «мнимой» односторонней связью может существовать.

Необходимо, чтобы было соответствие интеллектуального момента при совершении преступления с умышленной формой вины исполнителя и пособника, личность которого исполнителю не известна. Это необходимо для существования субъективного признака соучастия.

При этом, как признано в ряде государств мира, необходимо, чтобы существовала единая цель преступления у исполнителя и у соучастника, которая знаменует собой преступный результат, который в свою очередь может быть как конечным, так и промежуточным.

Преступные действия, которые заключаются только в том, чтобы оказать по неосторожности содействие для совершения умышленного преступления, совершенно справедливо могут образовывать самостоятельный состав неосторожного преступления.

Как известно из определения пособника, действия подобного участника состоят в содействии совершения преступления либо устранением препятствий к совершению преступления.

Анализируя уголовно-правовую доктрину, можно отметить, что содействие функционально должно быть явным, иначе говоря, у исполнителя существует объективная необходимость в действиях пособника, хотя деятельность последнего является второстепенной, зависимой и подчиненной [5, c. 264].

Например, у Б. существует потребность в орудии преступления, которую он не может удовлетворить своими силами, поэтому, если у него оказывается данное орудие преступления, и что есть одно из главных условий совершения преступления по отношению к исполнителю, то у Б.

не может не возникнуть осознание того, что данное преступление совершается совместно.

Поэтому в случае, когда содействие, либо устранение препятствий к преступлению, является необходимым условием для совершения преступления исполнителем, то данного рода случаи можно обозначить вторым критерием данного уголовно-правового феномена.

В связи с признанием двусторонней субъективной связи, а вместе с этим и соучастия, в случаях, когда личность пособника и само его существование не известно исполнителю, остается нерешенным вопрос о уголовно правовой оценке ложной осведомленности исполнителя по поводу совместного совершения преступления и квалификации действий пособника, чья деятельность для исполнителя осталась невостребованной. В обоих случаях соучастие не возникнет. В первом случае возникает юридическая ошибка, которая не влияет на квалификацию. Во втором случае, если, Б. убивает свою жену не подброшенным пистолетом, а другим орудием, вопрос решается в обычном порядке – лицо, которое подбросило пистолет, не может являться пособником, так как отсутствует причинная связь между неиспользованными услугами и наступившим преступлением [5, c. 264].

Существующие споры по поводу возможности соучастия с односторонними или только двусторонними субъективными связями не преодолены до сих пор.

По всей видимости, это связано с тем, что признание возможности соучастия при односторонней субъективной связи, а вместе с ним и признание неосторожного пособничества, открывает новые возможности для применения уголовно-правовой репрессии, которая может считаться справедливой или не справедливой исходя из условий правовой реальности различных государств.

Список литературы:

  1. Белогриц-Котляровский Л. С. Учебник русского уголовного права. Общая и особенная части. — СПб.: Южно-Русское книгоиздательство Ф. А. Югансона, 1903. — 626 с.
  2. Козлов А. П. Соучастие: традиции и реальность. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001. — 362 с.
  3. Козочкин И. Д. Уголовное право США: успехи и проблемы реформирования. — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2007. — 478 с.
  4. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник. — Изд. второе, перераб. и доп./ под ред. д-ра юр. наук, проф. Л. В. Иногамовой-Хегай, д-ра юр. наук, проф. А. И. Рарога, д-ра юр. наук, проф. А. И. Чучаева. — М.: Юридическя фирма «Контракт»: ИНФРА-М, 2008. — 738 с.
  5. Уголовное право России. Общая часть: Учебник / под. ред. В. Н. Кудрявцева, В. В. Лунеева, А. В. Наумова. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2006. — 540 с.
  6. Михлин А. С. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник. Практикум/ под. ред. А. С. Михлина. — М.: Юристъ, 2004. — 400 с.
  7. Таганцев Н. С. Уголовное уложение. — СПб.: Издание Н. С. Таганцева, 1904. — 1125 с.

Источник: https://sibac.info/conf/law/xi/27225

Юрист Адамович
Добавить комментарий