Как отцу забрать дочь к себе, если она проживает с бабушкой и дедушкой, а у матери новая семья?

Есть ли у отца право видеть сына после развода?

Как отцу забрать дочь к себе, если она проживает с бабушкой и дедушкой, а у матери новая семья?

Недавно у вас была дельная статья о том, как не допустить снижения алиментов и сохранить уровень жизни ребенка после развода. А у меня ситуация противоположная.

После развода сын живет с бывшей женой, я аккуратно плачу алименты, но бывшая жена категорически против того, чтобы сын общался со мной и моими родственниками. Дело доходит до ругани и драки. Я пока не настаиваю на своих правах, чтобы не травмировать сына сценами ссор родителей, но так не может продолжаться бесконечно.

Уговоры никак не помогают. Какие у меня есть способы заставить бывшую жену изменить свою позицию и какие перспективы у обращения в суд?

С уважением,
Константин

Перспективы обращения в суд, с одной стороны, радостные: оба родителя имеют равное право на общение и воспитание ребенка, так что ваше право видеться с сыном суд подтвердит.

Но есть и другая сторона: объем времени общения, который установит суд, и условия встреч зависят от большого количества факторов.

Это возраст и состояние здоровья ребенка, ваше состояние здоровья, отношение ребенка к вам, прежний объем общения, удаленность вашего проживания от дома жены, ваше материальное положение и обустроенность вашего жилья, ваш новый семейный статус и занятость сына в кружках и школе.

Расскажу подробнее.

Мать ребенка не вправе запрещать отцу ребенка и родственникам со стороны отца общаться с ребенком.

Госпошлину за такой иск платить не нужно.

Возраст ребенка — это, пожалуй, главный фактор. Если вашему сыну 3 года и он сильно привязан к матери, для него расставание с ней будет болезненным. Предвидя это, суд может назначить вам короткие встречи в присутствии мамы.

Если вашему сыну 12 лет, он самостоятелен, успел привязаться к вам и ему не нужно обеспечивать особенные условия вроде любимого медвежонка на ортопедической кровати, суд может обязать бывшую жену отдавать вам сына на все выходные и месяц отпуска в году.

Здоровье ребенка и родителей влияет на саму возможность встреч.

Если ребенок страдает от эпилепсии или передвигается в инвалидном кресле, а отец не знает, как действовать в критической ситуации, суд сократит периодичность и продолжительность встреч.

Но медицинское образование у отца при таких обстоятельствах будет плюсом. Точно так же серьезные проблемы со здоровьем у отца, если мать о них заявит, могут стать препятствием для частого общения с ребенком. Особенно это касается алкоголизма.

А вот наличие аллергии не создает препятствий для общения ребенка с отцом и бабушкой — так, например, решил Подольский суд.

Удаленность проживания родителей друг от друга тоже влияет на решение суда. От этого зависит время, которое ребенок будет тратить на дорогу, если местом встреч с ним суд определит квартиру второго родителя, — а это неизбежно при назначении длительной встречи.

Например, родители живут в разных частях города. Дорога между их домами занимает больше часа с пересадкой.

Скорее всего, независимо от возраста ребенка, суд разрешит встречи только по выходным: ребенок должен отдыхать перед новым школьным днем, а не проводить половину вечера в транспорте.

В Республике Адыгея отец, бабушка и дедушка просили суд обеспечить им общение с маленьким Артемом одни полные выходные каждый месяц. Суд решил, что поскольку родственники живут в соседнем регионе и ездить к ним дорого и тяжело для маленького ребенка, то именно родственники должны приезжать к Артему, пока ему не исполнится 6 лет. А уже после можно будет возить Артема и к ним домой.

Так что перед обращением в суд стоит быть готовым подтвердить, что выбранный вами график встреч с ребенком не вредит ему. Например, в детском саду можно получить справку, что вы часто забирали и приводили сына в группу и у вас не возникало ссор с ребенком и проблем с переодеванием.

В школе можно получить справку, что вы ходили на родительские собрания, интересовались успехами сына в учебе, участвовали в школьных семейных конкурсах. В психдиспансере и наркодиспансере стоит получить справки, что вы не состоите у них на учете.

Также можно заранее рассчитать, сколько времени будет уходить на дорогу до вашего дома.

Привязанность ребенка к каждому из родителей учитывается судом во всех случаях: видеть малыша отцу разрешают только в присутствии мамы, а график общения с подростком строят исходя из желаний ребенка. Например, девочка-подросток может отказываться от общения с отцом, если тот не платит алименты, а она в итоге не получает тех вещей, которые есть у одноклассниц.

https://www.youtube.com/watch?v=WMZBMoRiDZY

Уровень привязанности между родителем и малышом можно подтвердить большим количеством совместных фотографий разных лет, свидетельскими показаниями и даже рисунками ребенка, где тот нарисовал совместный поход на рыбалку или в зоопарк. Другой родитель в свою очередь может запастись доказательствами грубого обращения своего бывшего супруга с ребенком.

Интересную ситуацию рассмотрел суд города Орла. Мама Димы просила изменить ранее установленный судом порядок общения сына с его отцом, чтобы в будущем все встречи проходили в ее присутствии. Причина: ребенок плакал и не хотел идти к отцу.

Эксперт-психолог выяснил, что мама балует сына и ничего ему не запрещает, тогда как отец пытается сына воспитывать.

В итоге суд сохранил право отца на встречи с сыном без присутствия бывшей жены, а эксперт дал обоим родителям рекомендации по воспитанию.

Суд учитывает, что если родитель занимает руководящую должность, то ему есть чему научить ребенка. Но у такого родителя может не хватать времени. Если он живет вместе со своими родителями — это плюс.

В Кабардино-Балкарской Республике органы опеки получили отрицательную характеристику об отце по месту его жительства и вынесли заключение о том, что он не может забирать домой с ночевкой дочку-дошкольницу.

Но суд учел мнение мамы девочки, которая общается с ребенком значительно чаще органов опеки. Она рассказала о хороших отношениях между папой и дочкой.

В итоге суд разрешил отцу забирать дочку на полные выходные дважды в месяц.

Семейное положение родителей после развода также имеет значение. Важно, какие отношения сложились у ребенка с новым мужем мамы или новой женой папы.Расскажу про самое первое в моей практике дело об определении порядка общения с ребенком в пользу папы.

У папы были такие доводы: он утверждал, что у дочки сложились хорошие отношения с его новой женой и сводным младшим братом. Свидетелями были бабушка и тетя девочки со стороны отца. Они показывали общие фотографии и рассказывали, что девочке очень интересно проводить с ними время.

Хотя изначально требования папы об определении порядка общения с дочкой были встречными к иску мамы о лишении родительских прав, для папы все закончилось хорошо: он и его новая семья получили право видеться с девочкой.

Чем больше у вас подходящих документов, тем более благоприятное впечатление вы произведете на суд и органы опеки. И тем больше шансов, что вы сможете получить больше времени на общение с сыном.

Родителей не выбирают, но при определении порядка общения родителей с детьми судьи как раз таки решают, насколько родители достойны своих детей.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах или законах, пишите. На самые интересные вопросы ответим в журнале.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/ask/pokazhi/

Почему прекратили дело против оставившей дочь в поликлинике матери

Как отцу забрать дочь к себе, если она проживает с бабушкой и дедушкой, а у матери новая семья?

В Москве прекратили дело в отношении матери, оставившей свою двухлетнюю дочь в столичной поликлинике. 20 мая суд отпустил гражданку Украины Марию Рудницкую и ее сожителя Шамиля С. на свободу. Ранее их задержали для допроса. Вспоминаем подробности истории брошенной девочки и разбираемся, почему прекратили дело против ее матери.

Агентство “Москва”/Киселев Сергей

“Не идет на контакт”

“Пока мы не встретили Шамиля, Мария была прекрасной мамой: дома детей накормит, спать уложит, кушать приготовит, постирает. Как появился Шамиль – Маша стала какая-то замкнутая. Со мной она сейчас на контакт не идет”, – так говорит о поведении своей 21-летней дочери бабушка брошенной девочки, Наталья Рудницкая.

16 мая Мария, скрыв лицо медицинской маской, принесла двухлетнюю дочку Арину в детскую поликлинику № 15 и оставила ее там.

Нашедшие ребенка врачи обратились в полицию, следователи организовали проверку и поиск родственников ребенка. Вскоре удалось задержать мать крохи и ее 27-летнего сожителя.

На допросе молодая женщина пояснила, что ребенок мешал ей строить личную жизнь, а сдать девочку в детский дом она “не додумала”.

Найденную кроху поместили в больницу, где она проведет еще около недели. Врачи диагностировали у нее легкую форму ОРВИ.

Вместе с тем главврач детской городской инфекционной больницы № 6, куда поступила малышка, Ольга Жданова рассказала, что “девочка говорит отдельные слова, понимает обращенную к ней речь”, а ее “словарный запас также соответствует ее возрасту”.

А уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Анна Кузнецова отметила, что девочка “хорошо причесана, одета во все новое, легко идет на контакт”, “аккуратна, хорошо слушается взрослых”.

ok.ru/Мария Рудницкая

Вскоре в полицию обратилась бабушка малышки. Она захотела взять внучку к себе. Как сообщил Москве 24 источник в правоохранительных органах, бабушка проживает на Украине. Сейчас женщина готовит документы, чтобы забрать девочку.

Источник пояснил, что у ребенка тоже украинское гражданство. Поэтому российская сторона отдаст девочку бабушке.

Но до тех пор, пока вопрос о дальнейшей судьбе малышки не будет решен, после обследования в больнице кроху поместят в социальное учреждение.

Сначала в отношении матери девочки и ее сожителя возбудили уголовное дело по статьям “Оставление в опасности” и “Неисполнение обязанностей по воспитанию ребенка”. Однако 20 мая прокуратура отказалась от уголовного преследования пары.

Суд отпустил Марию и Шамиля на свободу. Молодые люди стремительно вышли на улицу и уехали, игнорируя вопросы журналистов. Мария все это время прятала свое лицо. В свою очередь, Следственный комитет с подобным решением не согласился.

Следователи намерены в ближайшее время обжаловать постановление прокуратуры.

Вместе с тем, освобождение пары Москве 24 пояснил источник в правоохранительных органах. Он заявил, что поликлиника – безопасное место, где оставленной девочке ничего не угрожало. Поэтому статья “Оставление в опасности” отпала. То же касается и “Неисполнения обязанностей по воспитанию ребенка” – отказ от крохи к этой статье не относится.

“Пока мы не имеем новых обстоятельств дела. Поэтому можем лишь констатировать нарушение юридической формы отказа от ребенка, что само по себе не является уголовно наказуемым деянием”, – констатировал источник.

ok.ru/Мария Рудницкая

Возможные мотивы матери

Рассуждая о мотивах, побудивших Рудницкую отказаться от дочки, психиатр Александр Федорович предположил, что она либо психически не здорова, либо находится в стрессовой ситуации и под давлением, либо не хочет воспитывать дочь. “В конце концов, она могла просто отправить ребенка в детский дом. Но женщина выбрала незаконный путь”, – отметил психиатр.

Материнского инстинкта не бывает в природе в принципе. Если бы он существовал, то мы вели бы себя по-другому. Инстинкт – это то, что мы не можем контролировать никаким образом. Поэтому нельзя сказать, что мать девочки действовала, отключив или забыв про материнский инстинкт.

Александр Федорович

психиатр

По его словам, если Мария решилась бросить дочку из-за того, что ее новый ухажер не хотел растить чужого ребенка, то эту ситуацию едва ли можно назвать стрессовой.

“Под стрессом я понимаю, например, конфликт с родителями. Они могли не принять ребенка и давить на молодую мать.

А тот факт, что бабушка сейчас готовит документы, чтобы забрать внучку себе, показывает, что давления не было”, – считает Федорович.

Оставившая дочь в поликлинике мать и ее сожитель находятся в изоляторе

Он подчеркнул, что у Рудницкой могли быть и другие мотивы, но они лежат в социологической области, а не психологической.

В свою очередь, профессор кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ Александр Синельников считает, что в этой ситуации “трудно говорить” о том, что на решение матери повлияли трудные материальные условия, отсутствие жилья или работы. “Иногда женщины просто не хотят заниматься детьми, видят в них помеху.

Обычно так, как Мария, поступают женщины, у которых либо нет родных, либо нет с ними отношений. Например, одинокие девушки, родившие без мужа. Но тут ее мать готова взять ребенка. Нет сомнений, что она помогала бы дочери растить девочку”, – сказал он.

Синельников заметил, что когда родителей лишают родительских прав, то чаще всего опекунство оформляют не чужие люди, а дедушки и бабушки. Он добавил, что поступок Рудницкой осуждается в обществе. Он также отметил один любопытный факт.

Согласно опросам социологического факультета, если женщина бросает мужа из-за влюбленности в другого мужчину, большинство респондентов подобный поступок оправдывают. А когда мать бросает ребенка по той же причине – ее порицают.

При этом эксперт убежден, что в обоих случаях распад семьи продиктован одним и тем же мотивом – “чистейшим проявлением эгоизма”, замаскированным под “новую любовь”.

Можно сколько угодно придумывать оправдания. Но если женщина поступает так со своим ребенком или мужем, то это значит, что для нее личные интересы важнее. Просто эта ситуация – крайность, а пока до крайности не доходит – общество не осуждает.

Александр Синельников

профессор кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ

По его словам, чаще всего, чтобы мать отказалась от ребенка, нужно, чтобы от него отказались все остальные тоже – отец, дедушки и бабушки с обеих сторон. Но в обществе склонны винить в таких случаях только мать.

ok.ru/Мария Рудницкая

Профилактика отказов от детей

Уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Анна Кузнецова предложила создать новую службу помощи семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

По ее мнению, важно, чтобы граждане могли “в режиме одного окна” узнать информацию о возможных социальных услугах.

“Возможно, если бы женщина знала, куда ей можно обратиться, если бы вовремя включились в работу необходимые службы – этой ситуации можно было избежать”, – процитировали Кузнецову в ее аппарате.

Инициативу омбудсмена поддержал и Синельников. Он уверен, что “люди должны быть информированы о цивилизованных способах решения своих проблем”.

“Создать службу, которая предотвращала бы распад семьи, стоит. Мы о своих правах и возможностях знаем очень мало. Даже оказавшись в трудной ситуации, не всегда наводим справки.

Проблема правовой безграмотности в России весьма серьезна”, – подчеркнул эксперт.

Теоретически женщина может отдать ребенка в детский дом. Но ее будут отговаривать, предлагать помощь, направлять на консультации у психолога. Кроме того, есть кризисные центры для женщин и их детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, где помогают сохранить семью.

Александр Синельников

профессор кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ

“Важно также объяснить матери, что если она откажется от ребенка, то ей потом его никто не вернет. Она может передумать, но уже будет поздно. А желающих усыновить маленьких детей много. Так что если кто-то решится отказаться от ребенка, то это навсегда”, – заключил Синельников.

Мария Шустрова, Дарья Васильцева

Источник: https://www.m24.ru/articles/obshchestvo/20052019/155578

Вторые жены и первые дети: кто дороже?

Как отцу забрать дочь к себе, если она проживает с бабушкой и дедушкой, а у матери новая семья?

Одна из самых частых проблем – это дети от первого брака и взаимоотношения вторых жен с ними и их матерями. Две женщины (первая и вторая жены) зачастую не могут поделить мужчину и его свободное время.

Значительная часть отрицательных эмоций достается ребенку от первого брака, поскольку именно он становится яблоком раздора.

Сегодня мы поговорим о том, как всем участникам процесса выстроить отношения так, чтобы дети не страдали от «взрослых игр», и что нужно делать, чтобы сохранить второй брак.

У каждого свое место

Кирилл, 32 года:
«У меня от первого брака семилетний сын, которого я по его желанию с прошлого лета забрал жить к себе. Первая жена вышла замуж за человека, которого ребенок не воспринимает.

На тот момент я уже женился во второй раз. Моя жена не в восторге и сейчас заявила, что если мы не заведем своего ребенка, то она уходит. Живем в браке два года.

Боюсь, что сын почувствует свою ненужность, и я устал разрываться между ребенком и женой».

Алена, 25 лет:
«Нашему мальчику полтора годика. У мужа это второй брак и есть ребенок от первого брака, девочка двенадцати лет. Мы постоянно ссоримся только из-за нее. Причины: он живет на две семьи, не может распрощаться с первой женой, она ему постоянно звонит, по поводу и без.

Ему кажется, что я «не так» отношусь к его дочери, на вопрос, что не так, молчит. Работает он допоздна, уходит рано и в единственный выходной требует, чтобы я ему не мешала проводить время с дочерью, хочет куда-то уезжать с ней. Но ведь нам тоже нужен папа и муж, у меня теперь случаются истерики.

Муж уже хочет со мной развестись из-за его первой дочери».

Два этих письма — взгляд с разных сторон на одну и ту же проблему: напряженные отношения в треугольнике «первая жена — вторая жена — мужчина». Давайте попробуем разобраться в ситуации, и для этого нам необходимо ввести понятие «семейной системы», а иначе — рода. Что же это такое? Семейная система похожа на генеалогическое дерево, если нарисовать ее на бумаге. В нее входят:

  • человек, чью систему мы рисуем;
  • все его братья и сестры, в том числе и рожденные вне брака родителей;
  • его родители, их братья и сестры и их семьи, а также бабушки и дедушки;
  • супруги (первые, вторые, третьи), а также значимые любовные связи, за счет расставания с которыми образовывались браки или в которых были рождены дети (или сделано прерывание беременности).

Итак, первые и вторые жены объединены одной семейной системой. Если посмотреть на нарисованную схему, становится очевидным, что у каждого в ней свое место. Соответственно, у каждой из жен собственное место в системе. И общие дети от первого брака тоже навсегда на своем месте. Равно как и дети от второго брака — на своем месте.

После развода люди перестают быть мужем и женой, но навсегда остаются первым мужем и первой женой в семейной системе.

Рассказывая об этой системе, я сознательно не употребляю определения «бывшая» жена, так как в семейной системе не бывает «бывших», она включает всех своих членов, даже умерших. А у жен и мужей в ней есть места: первое, второе, третье. Но не как на пьедестале почета, а лишь говорящие о порядке появления в ней.

Когда люди разводятся, они перестают быть мужем и женой, но навсегда остаются первым мужем и первой женой в семейной системе, общей для них. А также они навсегда останутся родителями своих детей.

Законы семейной системы таковы: тот, кто пришел позднее, должен уважать того, кто уже был до него.

Это значит, что первая жена — всегда на своем месте. Вторая жена не занимает ее места, у нее свое место в системе — под вторым номером. Если вторая жена понимает это, то этот брак, как правило, достаточно стабильный. Если понимания нет и женщина старается оказаться на месте, которое ей не принадлежит, брак рано или поздно разваливается.

Такое же положение и с детьми. Если супруга не уважает детей от первого брака и желает, чтобы общие дети были «выше» для ее мужчины, то это большая гордыня, что и приведет к разводу. Первый ребенок всегда останется первым. У последующих детей — свои места.

Пытаться «пропихнуть» своего ребенка на то место, которое ему не принадлежит, — значит копать яму браку своими руками. Это рекомендация для Алены, героини одной из наших историй. Хотите сохранить брак — уважайте первую жену, старшего ребенка.

Позвольте мужу самому принимать решение относительно того, сколько он с ней общается.

Источник: https://www.psyh.ru/vtorye-zheny-i-pervye-deti-kto-dorozhe/

Первенец — для бабушки. Почему в Казахстане и Кыргызстане старшие могут отнять ребенка у молодых родителей

Как отцу забрать дочь к себе, если она проживает с бабушкой и дедушкой, а у матери новая семья?

В Кыргызстане и Казахстане есть традиция, когда пожилые родители забирают у старшего сына первенца. Пол ребенка неважен. Его могут просто похитить, а биологической матери запретить любой контакт с ним. Это может произойти как в первый день жизни ребенка, так и спустя несколько лет. Подробнее — в материале издания «Настоящее время».

Снимок взят из архива и носит лишь иллюстративный характер. Ольга Шукайло, TUT.BY

Так произошло и со мной. Когда мне было два месяца, мама уехала в город сдавать экзамены, папа работал там же преподавателем. За мной остались присматривать бабушка и тетя. Родители вернулись через пару недель, но бабушка отказалась меня возвращать. Я не осознавала, что эти люди и есть мои папа и мама.

Мамой я называла свою бабушку, их — «аке» (брат) и «жене» (жена брата). Им разрешали навещать меня пару раз в неделю. Отец мог общаться со мной чаще, чем мать. Он отводил меня куда-нибудь и давал матери обнимать и целовать меня. Понимая, что они делают что-то запрещенное, я кричала, билась, обзывала их и кидалась камнями.

Помню, как «жена брата» плакала, когда я убегала от нее.

Когда мне было пять лет, бабушка умерла, и биологические родители забрали меня к себе. Город, где жили родители, строился для работников гидроэлектростанции, которых приглашали со всего СССР.

Все они, включая киргизов, говорили по-русски. Тогда я совсем не знала русского языка, а всех русскоговорящих считала «русскими». В селе мне говорили: «Не будешь слушаться — русские заберут и съедят тебя».

В садике я боялась уснуть, чтобы меня «не съели».

Я боялась четвертого этажа, на котором мы жили, балкона и унитаза — из-за шума слива. В селе мы ходили в туалет на улице — четыре стены и дырка в полу. Одноклассник позже рассказал, что меня за глаза называли «горной Маугли».

Однако родителям пришлось приучать меня не только к унитазу, ручке и книге, но и к необходимости называть их «мама» и «папа».

Сейчас я очень близка с родителями и младшими сестрами и братом. Однако меня долго не покидало ощущение, что я не принадлежу этой семье и меня могут увезти в новую. Боялась выражать чувства к своей матери, чтобы не обидеть память бабушки. Я слышала от родственников, что мать меня «бросила» и я всю жизнь должна быть благодарна бабушке и тете.

«Родильная машина»

Традиция отдавать старшего ребенка пожилым родственникам сформировалась, когда казахи и киргизы жили большими семьями и вели общее хозяйство с родителями мужчины.

«Во-первых, существовало распределение труда: живя в одной юрте или доме, молодые занимались скотом, строительством, более тяжелыми вещами, а старики — детьми, чаще всего — старшими. Они привязывались [к ним] и могли вовсе не возвращать их.

Это ведет ко второй причине — отсутствию социализации и досуга, пожилым людям было элементарно скучно, и они развлекали себя заботой о внуках.

В-третьих, в то время была высокая смертность среди детей, и свекровь не доверяла молодой невестке уход за ребенком», — объясняет антрополог Алтын Капалова.

https://www.youtube.com/watch?v=SAmX_IevJeY

По ее словам, в киргизской и казахской культурах отношение к невестке — «настороженное и даже враждебное». «Само слово „келин“ („невестка“) означает „та, что пришла“, „пришлая“, „человек извне“, из другого семейства, клана, племени, — говорит Капалова. — Чтобы получить доверие, она должна была пробыть в семье долго».

«Ребенок в этой патриархальной системе считается принадлежностью семейства мужчины, а женщина больше играет роль «родильной машины». Если пара расходилась или мужчина умирал, ребенка могли не отдать матери.

Проявлять чувства к ребенку при свекрови считалось неуважением. Ребенку могли сказать: «Фу, снова ты матерью пахнешь», — отмечает антрополог. Внуки также рассматриваются как трудовой ресурс.

Когда уезжали дети, внуки могли помогать по хозяйству.

«Отдадим этого, себе другого родим»

У 65-летней Кундуз из Кыргызстана трое детей, старшему — 45. Однако он не считает ее матерью и почти не поддерживает с ней связь.

Кундуз похитили для замужества в 18 лет. Через два года она родила. «Не рожать целых два года после замужества в киргизской семье в то время было преступлением. Чуть ли не каждый спрашивал, что у меня со здоровьем, почему не могу подарить мужу ребенка. Однако я не хотела близости с человеком, которого я не знала и не выбирала. К счастью, он не трогал меня без моего желания».

Еще до рождения ребенка родители мужа говорили, что заберут его. Но Кундуз надеялась уговорить мужа не отдавать ребенка. «Помню, я была на шестом месяце беременности и уговорила мужа серьезно поговорить о будущем ребенка. Он мне сказал: «Родителям же скучно, давай отдадим этого, родим себе другого». Не могу описать ощущение обиды и предательства», — вспоминает она.

Сына забрали через три месяца после рождения. Родители мужа жили далеко, и ездить к ним каждую неделю было сложно. «Но даже когда мы приезжали, я не могла долго обнимать ребенка или разговаривать с ним. Старики очень ревновали и огорчались».

Через пару лет Кундуз родила еще одного сына, но не смирилась с потерей старшего. «Однажды у меня случился нервный срыв, я поехала и кричала, что сожгу их дом, если не вернут мне ребенка.

Следом приехал муж, я рыдала, он рыдал тоже. Так мы просидели у дома его родителей до вечера, потом вернулись в город растить второго ребенка и рожать третьего». Она думала о разводе, но тогда не было бы возможности видеть старшего сына: «Все бы сказали ему, что я его бросила».

Кундуз с мужем и младшими детьми приезжали в село к старшему, но дети между собой не ладили.

«Мы жили в столице, отдали младших детей в лучшие школы, музыкалку, спортивные кружки, они учили иностранные языки. А в селе, где жил старший сын, школьное образование и возможности для развития были никакими. Старший сын стеснялся младших, младшие боялись его».

«Однажды мы решили поехать в Ташкент всей семьей. Свекровь разрешила нам взять сына, но он отказался. Ему было лет 13, и он мог принимать решения. Отказался садиться в машину, накричал на нас и убежал. Всю неделю в Ташкенте я лежала в гостинице и плакала».

Аскар вернулся к родителям в 15 лет, когда поступил в техникум. Но в новой семье ему было некомфортно. «Сначала он сильно бунтовал. Однажды он разбил все фотографии, где были изображены мы с двумя младшими сыновьями».

После окончания техникума он нашел работу и переехал жить в общежитие. Сейчас Аскар женат, у него трое своих детей. Он продолжает близко общаться с бабушкой и дедушкой, а с родителями ни он, ни его дети не поддерживают связь.

«Попросил родителей вернуть его в детдом»

Серик считал себя единственным ребенком в семье, когда родители сказали, что у него есть старший брат и он скоро приедет жить к ним на север Казахстана.

«Я учился в третьем классе и никогда об этом Амире не слышал. Помню, рассказал подруге со двора, она решила, что мои родители приведут сироту из детдома. Наверное, я был больше обрадован, чем огорчен. Все-таки вдвоем веселее», — рассказывает он.

Reuters

Но весело не было. Мальчики жили в одной комнате, и у них были разные увлечения.

Брата, который был старше на два года, отдали в один класс с Сериком: «Я был самым младшим в классе, он — самым старшим, при этом высокого роста и очень драчливый. Он ни с кем не разговаривал, просто дрался».

«Однажды он сломал мою любимую игрушку, и я попросил родителей вернуть его в детдом. Тогда папа посадил нас и рассказал подробно про традицию казахов забирать старших внуков», — продолжает Серик.

Сейчас Серику 40 лет, и у него близкие отношения с братом: «Но чтобы поладить, понять и полюбить друг друга, потребовалось много времени».

«Отдали незамужней тете»

Розу воспитывала пожилая мать-одиночка. Она покончила с собой, когда девочке было 16 лет. Только после этого Роза узнала, что это не ее мать, а дальняя тетя.

Когда Розе был год, старейшины семейства решили забрать ее у родителей и отдать незамужней тете, которой на тот момент было за 40 лет. Женщина отказывалась брать ребенка, но его оставили у ее ворот.

«Все встало на места после этого рассказа. «Мама» в целом была довольно холодна ко мне. А когда злилась, то отправляла меня к своим родственникам. Называла я их «дядей» и «тетей». Знала, что это дальние родственники по дедушкиной линии. Иногда я жила с ними и их детьми месяцами. Мама приезжала, забирала меня, а потом снова привозила», — вспоминает Роза.

Но как оказалось, это были не «дядя» и «тетя», а биологические родители Розы, к которым она переехала лишь в 16 лет.

«Расти дочкой пожилой одинокой женщины без отца — не так уж и плохо. Даже если в школе над этим шутят.

Но приходить домой и заставать всегда печальную мать, которая время от времени тебя отвозит в другой конец города и оставляет у родственников на неизвестный срок — это трудно.

А когда к этому добавилось еще и то, что она мне не мать, а мать и отец просто отдали ей меня и даже не боролись — я сорвалась. Три года мои «тетя» и «дядя», мои биологические родители, водили меня к психологу», — говорит она.

Сейчас Розе 34 года, она живет в Алматы.

«Отказалась рожать второго, пока не вернут первого»

Родители отца похитили Искена (имя изменено) из роддома. «Мама рассказывала, что плакала по ночам и переживала за мое здоровье. Я был слабый и хилый, дедушка и бабушка водили меня по «святым местам», но ничего не помогало. Позже родители сводили к врачу, и оказалось, что у меня просто были глисты», — вспоминает он.

Его мать отказалась рожать второго ребенка, пока не вернут первого. Родителям удалось вернуть сына лишь через 5 лет под предлогом, что «он был очень одаренный, и его срочно нужно было отдавать в школу».

«Папа как южный сын не возражал, когда меня забирали, но сейчас жалеет, что пропустил мои первые слова, первые шаги, первые и важные годы моей жизни», — говорит Искен.

Его мать с севера Кыргызстана, отец — с юга. (В Кыргызстане встречается бытовой регионализм и противостояние между жителями юга и севера.)

«Была семейная война. Родные отца отвернулись от него, он стал для них подкаблучником. Родственники отца называли меня «аркалык» (так на юге Кыргызстана называют северян), хотя на севере я был «сарт» (в Кыргызстане слово считается оскорбительным, используют его по отношению к жителям юга страны)», — рассказывает он.

«И вот я, не сарт, не аркалык, ни сельский, ни городской, скучал по бабушке и дедушке, но боялся говорить об этом и обидеть родителей. Да и они не пускали меня больше туда, думали, что снова отберут», — вспоминает 31-летний Искен.

«Все меня обманывали»

«У нее были кудрявые волосы, как у меня. У него высокий рост и нос в точности как мой. Они мне так нравились! Я мечтала и как-то понимала, что это не просто брат и его жена.

В какой-то момент, лет в 10, я проверила свидетельство о рождении и поняла — это всего лишь фантазии, моими родителями указаны там пожилые и строгие родители, а не молодая и веселая пара, которая с нежностью смотрела на меня», — вспоминает Асем из Казахстана.

Она росла у бабушки и дедушки в том же городе, где жили и ее биологические родители. У родителей отца было трое взрослых сыновей, и им очень хотелось иметь дочь. Когда у старшего сына родилась девочка, они сразу предложили забрать ее.

Эльмира, мать Асем, говорит, что жалеет о своем решении, но на тот момент их с мужем убедили, что так лучше для ребенка. «У казахов не принято перечить свекру и свекрови, а тут еще и такие люди были — люди науки и искусства. Я страшно комплексовала перед ними, я не была в этом прокачена.

Им было по 43 года, оба уважаемые руководители, с деньгами, связями, в хорошей форме, любят и поддерживают друг друга. У них просторная квартира в центре города, машины, много свободного времени. А мне был 21 год, мужу — 20, когда родилась Асем. Мы учились, снимали квартиру, подрабатывали как могли.

Еще родите, вы молоды, сказали они».

Каждую неделю «старшие братья» Асем приходили в гости к ним со своими женами и детьми. У самого старшего детей не было. Он и его жена уделяли ей больше всего внимания — забирали из садика, когда ее «родители» задерживались на работе, часто приходили на утренники в школе, «могли без осуждения выслушать об ее влюбленностях, переживаниях и мечтаниях».

Девочку воспитывали строго, ее день был расписан даже в выходные — она ходила на балет, на пианино, на хор, в конно-спортивную школу, читала книги с дедушкой, пересказывала бабушке, втроем играли в шахматы, готовились к олимпиадам, они следили за ее питанием и здоровьем, с детства она знала диеты и названия лекарств. «Они были удушающе гиперзаботливы, но не сказать, что ласковы и мягки, ко всему относились серьезно. Но я благодарна им за дисциплину. Правда, раньше много раз хотелось убежать из дома из-за всего этого».

Когда Асем исполнилось 14 лет, у «брата с женой» родилась дочь. Она расстроилась, узнав эту новость, и убежала из дома. После этого Асем рассказали, что ее удочерили. «Для меня это не стало шоком. Просто меня огорчило, что я как будто бы чувствовала, понимала это и, может, даже слышала, но все меня обманывали».

Сейчас она живет отдельно. Семья так же собирается у бабушки и дедушки дома, она так же называет их «мамой» и «папой», навещает «брата» с «его женой», а иногда присматривает за сестрой.

«Насилие с последствиями»

«Если ребенок растет с бабушкой по согласию с родителями — это одно. А когда мать не имеет возможности даже видеть его — это насилие со всеми вытекающими последствиями», — объясняет психотерапевт Диана Похилько.

https://www.youtube.com/watch?v=VDOZA21B9iE

Даже если условия у бабушки и дедушки были замечательными, то это рано или поздно закончится, продолжает доктор: «Но вдруг оказывается, что «мама» и «папа» совсем не они. Это потеря привычного мира с его укладом, потеря самоидентичности, потеря себя. Ребенок отдаляется, ведь для него это как предательство — все знали и молчали. Это очень глубоко ранит».

Дальнейшая адаптация в семье родителей довольно сложная, отмечает Похилько: «Они и не родные, и не чужие. Особенно если есть уже младшие братья и сестры, которые росли в семье. Младшим детям трудно принять неожиданно возникшего старшего ребенка, а ему обидно, что его отдали и он не имел доступа к своим близким».

Ревность, злость, печаль, одиночество, вина, стыд, обида и страх — это, по словам доктора, перечень всплывающих в терапии тем, которыми сопровождается подобная детская травма.

Источник: https://news.tut.by/culture/668767.html

«Ребенка не могут оставить с отцом только потому, что он богаче матери»

Как отцу забрать дочь к себе, если она проживает с бабушкой и дедушкой, а у матери новая семья?

Одно из самых сложных решений, которое приходится принимать парам после развода, – с кем будет жить ребенок. Некоторым родителям не удается договориться – тогда они идут в суд, чтобы определить место жительства сына или дочки. Суд может назначить экспертизу, которая поможет узнать, с кем из родителей ребенку будет более комфортно жить.

– Эксперты анализируют материалы гражданского дела и документы, которые представляет суд: медкарты, характеристики с места жительства и работы, – рассказывает эксперт-психолог Александр Шустовский, замначальника управления судебно-психологических экспертиз Государственного комитета судебных экспертиз.

– Затем проводят беседы с каждым из родителей и, как правило, отдельно – с ребенком.

Им предлагают заполнить разные опросники и тесты, с помощью которых эксперты устанавливают степень привязанности ребенка к папе, маме и другим членам семьи, индивидуально-психологические особенности родителей, уровень конфликтности отношений после или во время развода, методы воздействия на детей и других членов семьи, стили воспитания.

Один из супругов после развода может добиваться внимания жены, прикрываясь заботой о ребенке. pixabay.com

Специалистам приходится сталкиваться с разными ситуациями. Например, был случай, когда папа хотел запретить родственникам жены общаться с ребенком.

– Умирает молодая женщина, которая оставляет маленького ребенка. Девочка остается жить с отцом, он вскоре повторно женится. Ребенок считает вторую жену отца мамой, но бабушка и дедушка по материнской линии вполне законно претендуют на то, чтобы иметь возможность встречаться с внучкой, а папа хочет, чтобы ребенок не знал, что была когда-то другая мама.

«Отец опасался, что бывшая жена вовлечет дочь в секту»

– Если папа заявляет, что у него высокая зарплата, что он сможет больше дать ребенку, в то время как мама живет скромнее – это может стать основанием для того, чтобы рекомендовать оставить ребенка с отцом?

– Этот вопрос лучше адресовать суду. Я в пределах своей компетенции могу пояснить, что финансовое преимущество отца или матери не является основанием для передачи ему ребенка на воспитание.

Эксперт рассказывает, что иногда один из супругов не хочет развода, а после того, как семья распалась, продолжает добиваться внимания жены, прикрываясь заботой о ребенке.

– Если отец чрезмерно стремится к общению с ребенком, которого раньше не наблюдалось, то за этим может стоять желание помешать бывшей жене наладить личную жизнь. Многими бывшими супругами движет именно ревность.

Родители часто вовлекают своих детей в супружеские конфликты и настраивают ребенка против мамы или папы, который живет отдельно. Но это не значит, что ребенок всегда будет воспринимать папу или маму негативно.

В свои конфликты после расставания родители часто вовлекают детей. pixabay.com

– Детская психика очень пластична. Мать может внушить сыну, что его отец плохой и от него лучше держаться подальше. Пока ребенок мал, он не задумывается об этом и легко соглашается с тем, что ему говорит мама. Но в подростковом возрасте нередко все переворачивается с ног на голову. Подросток сам решает, как относиться к отцу и стоит ли избегать с ним встреч.

В практике Александра Шустовского был случай, когда мужчина хотел забрать дочь себе, потому что его бывшая жена была адептом секты, которая на тот момент не входила в список запрещенных в стране.

– Отец беспокоился за ребенка, он опасался, что его дочь под влиянием матери и других последователей общины будет вовлечена в религиозную секту. Мама же девочки, в отличие от бывшего супруга, в суде и во время беседы с экспертами была спокойна и сдержанна. Она не обнаруживала какого-то радикализма во взглядах, да и ребенок был к ней привязан.

«Ребенок, который видит конфликты и драки родителей, может воспринимать их развод как облегчение»

В каком возрасте дети спокойнее воспринимают развод родителей? Всегда ли расставание родителей – стресс для детей?

– Все индивидуально, но рискну предположить, что чем взрослее ребенок, тем сложнее ему смириться с разрывом родителей. Дошкольники воспринимают ситуацию такой, какой ее им представят взрослые. Чем старше ребенок, тем сложнее родителям объяснить ему причины развода.

При этом дети разного возраста из одной семьи могут по-разному реагировать на одну и ту же ситуацию. Если старший ребенок присутствовал при родительских конфликтах, видел их ссоры, переходящие в драки, то он может воспринимать развод как облегчение.

Его же маленьким братом, при котором старались не повышать голос, уход отца или переезд к бабушке будет восприниматься в данном случае как огромная потеря, если не сказать больше.

– Как быть, когда в семье несколько детей и они хотят жить вместе, а родители их уже поделили между собой?

– В таком случае психологи определяют степень привязанности детей к родителям и другим членам семьи – это помогает определить, где и с кем детям будет комфортнее жить.

Нельзя назвать редкими случаи, когда у детей формируется привязанность не только к родной матери, но и ко второй жене отца, на фоне которой роль матери для ребенка снижается.

Иногда у ребенка возникает внутренний конфликт – когда он хочет быть и с мамой, и с тетей, которая вкусно готовит, умеет выслушать, не ставит в угол, не ругается…

С 10-летнего возраста ребенок может сам выбирать, с кем из родителей жить Олег РУКАВИЦЫН

– Вы, наверное, имеете в виду случаи, когда родная мама злоупотребляет алкоголем?

– Нет, это может быть внешне вполне благополучная женщина, но приоритетной задачей для нее на определенном этапе жизни становится поиск мужчины. Эта цель отнимает много сил и времени. Иногда отцу ребенка удается раньше найти замену бывшей супруге, и повторный брак оказывается более удачным.

Если вторая жена – это женщина, для которой нет чужих детей, то нехватки тепла и заботы в новой семье ребенок не почувствует. Он привяжется к тете и в один из дней назовет ее мамой. Но наступает момент, когда рядом с мамой ребенка появляется тот самый долгожданный мужчина.

Женщина вспоминает о сыне, дочери или о детях, если у нее было их несколько, но момент уже упущен.

– С 10-летнего возраста ребенок может сам выбирать, с кем он хочет жить. На что дети опираются, делая свой выбор?

– Суд с помощью эксперта-психолога определяет, к кому из родителей он больше привязан, не давит ли на ребенка один из родителей или другие родственники. Так, ребенок, оказавшись под влиянием религиозной организации, членом которой является его мама, может эмоционально отвергать отца, который не входит в эту секту.

Враждебность к нему должна насторожить. Другая ситуация, когда женщина после долгого поиска находит себе мужчину и после этого собирается вернуть себе детей. Если этот новый мужчина достаточно состоятелен или более обеспечен, чем бывший супруг, то материальные блага становятся аргументом для иска об изменении места жительства детей.

В таком случае у одного ребенка из этой семьи может возникнуть эмоциональное отторжение матери, которая пытается противопоставить не самые лучшие жилищно-бытовые условия жизни отца и высокий жизненный уровень дяди, с которым живет теперь мама.

Другой ребенок выберет жизнь с мамой и богатым дядей, а отношения с папой и братом для него отодвигаются на задний план.

https://www.youtube.com/watch?v=gtUi1sYa3-Q

В некоторых странах, со слов Александра Шустовского, есть практика временно помещать детей в приют, если папа или мама, с которой живет ребенок, активно формирует негативный образ второго родителя.

– Когда отец и мать осознают, что ребенка, которого они вовлекают в свой конфликт, могут поместить в приют, то, скорее всего, смогут сдержать себя. У суда и органов опеки в нашей стране, с моей точки зрения, тоже должна быть такая возможность. Но хотелось бы призвать родителей не доводить до суда выяснения того, кто имеет больше прав на своих детей. Вы им оба дороги.

Источник: https://www.kp.by/daily/26915.5/3961682/

Как перевезти родителей в Германию

Как отцу забрать дочь к себе, если она проживает с бабушкой и дедушкой, а у матери новая семья?

Как родителям переехать в Германию к совершеннолетним детям. Прямой путь через закон о воссоединении семьи и неочевидные варианты.

Мигрантам, прижившимся в германском обществе, приходится мириться с редкими возможностями для общения с роднёй, оставшейся на Родине. Остро переживается разлука с родителями. Необходимость переезда в Германию с возрастом становится насущнее.

Закон AufenthG §36 (2) ограничивает миграцию для родителей-иностранцев, не обладающих гражданством страны ЕС. Родственники совершеннолетнего мигранта получают вид на жительство по воссоединению семьи лишь для предотвращения необычайно тяжёлого жизненного положения – außergewöhnliche Härte.

(2) Sonstigen Familienangehörigen eines Ausländers kann zum Familiennachzug eine Aufenthaltserlaubnis erteilt werden, wenn es zur Vermeidung einer außergewöhnlichen Härte erforderlich ist.

В законе упоминаются родственники иностранцев, получивших ВНЖ. Переезд родни к немцам регулируется §28. Однако, текст о воссоединении с отцом или матерью ссылается на §36.

Получается, обладатели германских паспортов и мигранты равны в возможностях перевезти родню. Надо доказать, что совместное проживание родителей с детьми предотвратит необычайно сложную жизненную проблему.

Юридически оборот “исключительно тяжёлое положение” чётко не определяется. Чиновники призваны индивидуально выдавать разрешение на въезд. Рассчитывать на положительное решение возможно, если отказ в воссоединении покажется работнику ведомства по делам иностранцев неприемлемым.

Экономическая, социальная, правовая обстановка в стране где живёт родственник в расчёт не принимается. Ситуация рассматривается в личном и семейном плане.

Например, отец из-за старости или болезни нуждается в постоянном уходе, а ухаживать за беспомощным некому. Придётся убедить чиновника Ausländeramt, что отказ в визе усугубит проблему до вопроса жизни и смерти. Подписывать смертные приговоры приятного мало.

Отец в инвалидном кресле – подходящий вариант тяжёлой жизненной ситуации.

Рано радоваться, если чиновник готов признать наличие необычайно тяжёлой жизненной ситуации. Следом понадобится доказать, что переезд решит проблему.

Как минимум, служащий ведомства проверит наличие достаточного дохода и соответствующей жилой площади. Малоимущие и получатели социальных пособий перевезти родню не смогут.

Помимо финансового вопроса, нужно доказать осуществимость стремления ухаживать за отцом или матерью. Если человек без должного присмотра умирает, значит, родственники будут исполнять роль сиделки. Служащий проверит, реально ли семья, принимающая беспомощного, подготовила план по обеспечению необходимого ухода.

Допустим, ребёнок не беден, готов посвятить время родителю и чиновник убедился, что миграция избавляет от смертельного исхода. Остаётся решить последний важный вопрос с медицинским страхованием.

В Германии действует закон об обязательном страховании. Жители обязаны застраховаться в государственной или частной кассе. В случае государственного страхования, работник платит взносы с заработной платы, получая право бесплатно включить в контракт супруга и несовершеннолетних детей. На родителей опция включения не распространяется.

Остаются частные кассы. Для человека старше 50, ранее не застрахованного в Германии, стоимость приватной страховки сравнительно высокая. Для людей со слабым здоровьем – крайне высокая. Для нуждающихся в постоянном уходе иностранцев – неимоверно высокая: 1400-1600€ ежемесячно.

С возрастом цена растёт. С иностранца старше 65 приватная страховая фирма потребует пару тысяч евро ежемесячно.

Условия воссоединения с родителями

Подведём итоги. Чтобы у совершеннолетнего иностранца получилось воссоединение семьи с родителями, необходимо:

  • подтверждение экстраординарно тяжкой жизни матери или отца на Родине;
  • обоснование переезда, как панацеи;
  • готовность уделить время надзору за больным;
  • финансовая порука и достаточная жилая площадь;
  • оплата страхования на случай болезни – до 2 тысяч евро в месяц.

Выходит, сделать визу родителям в Германию по §36 согласятся не вполне адекватные мигранты. Нормальный человек придумает лучший способ потратить тысячи евро на родственника, чем доводить дело до необходимости постоянного присмотра за отцом или матерью.

Если смотреть по финансам, выгоднее поддерживать родственников за границей и получать налоговый вычет за денежную помощь родителям. Но деньги в жизни – не главное.

Независимый переезд родителей в Германию

Реальный вариант – получение визы на изучение немецкого языка. Если оформить официальное приглашение в Германию и оплатить интенсивные курсы длительностью 18 часов еженедельно, препятствий для получения годовой визы не возникнет. Туристической медицинской страховки достаточно. Минус – за курсы надо платить, занятия – посещать. Спустя год – думать над новыми вариантами.

Если родственник моложе 50, не исключено трудоустройство. Имеющие диплом о высшем образовании, сравнимым с немецким, получают визу для поиска работы в Германии на полгода. Знания немецкого добавят шансов. Работа даст ВНЖ, с заработной платы платятся взносы в медицинскую кассу. Немецкая пенсия начинается с 67. За 8 лет работы реально выполнить условия получения немецкого гражданства.

Факт, подтверждённый опытом – владельцы бизнеса или капитала трудоустраивают родню в собственные компании.

Если возможности учить язык или найти работу нет, остаётся делать гостевую визу или пользоваться правом безвизового въезда для граждан Украины и Молдовы. Разрешается гостить 90 дней раз в 6 месяцев.

Походу нахождения в гостях может произойти что угодно. Например, мать или отец заведёт интересное знакомство в Германии. Одиноких пожилых бюргеров обоего пола предостаточно. Заключение брака поможет решить вопрос с медицинской страховкой. Будущий супруг должен минимум 5 лет до брака быть застрахованным в государственной кассе.

Zweisam – немецкий сайт знакомств для тех, кому за 50.

Любви покорны все возрасты! Заключить брак и переехать в Германии для пожилых людей – реальная возможность.

Варианты независимой миграции списком:

  • годовая виза для прохождения языковых курсов;
  • поиск работы с высшим образованием – полгода;
  • заключение рабочего контракта;
  • брак с обладателем немецкого паспорта.

Простых способов воссоединиться с родителями в Германии у совершеннолетних мигрантов нет. Придётся проявить настойчивость, понести денежные расходы и приготовиться к затяжной борьбе с бюрократическим аппаратом.

Переезд родителей к несовершеннолетним детям

Описанное выше касается взрослых мигрантов, пытающихся забрать родственника в Германию.

К несовершеннолетним иностранцам с ПМЖ, ВНЖ и немецким гражданам родители переезжают без проблем. Единственное условие – второй родитель не живёт в Германии или не способен исполнять родительские обязанности.

Den Eltern eines minderjährigen Ausländers … eine Aufenthaltserlaubnis zu erteilen, wenn sich kein personensorgeberechtigter Elternteil im Bundesgebiet aufhält.

Например, иностранка и гражданин Германии развелись. Несовершеннолетнего ребёнка – немецкого гражданина – суд решил оставить на попечении матери. Тогда до наступления совершеннолетия ребёнка мать будет продлевать ВНЖ на основании AufenthG §36 (1).

17-08-2018, Степан Бабкин

Источник: https://www.tupa-germania.ru/immigratsiya/kak-perevezti-roditelej-v-germaniju.html

Юрист Адамович
Добавить комментарий