Как забрать ребенка у чужого человека, удочерившего его?

Как усыновить ребенка?

Как забрать ребенка у чужого человека, удочерившего его?

Усыновление — это особый путь родительства, основанный на принятии чужого ребенка как своего, родного. В настоящее время в нашем районе в 20 семьях-усыновителях проживают 23 ребенка.

Семья лучше любого воспитателя и педагога способна воспитать в маленьком человеке сильную личность. И самые большие помощники в этом деле — забота, любовь и уважение. Некогда чужой ребенок в одночасье может стать родным и самым любимым.

Но прежде следует сделать несколько важных шагов навстречу друг другу.

О процессе усыновления ребенка рассказала Тереса Эдмундовна Куралович, главный специалист отдела образования, спорта и туризма Ошмянского райисполкома.

— Семейной парой либо человеком, не состоящим в браке, принято решение усыновить ребенка. С чего следует начать?

— Первый шаг к усыновлению — сбор необходимых документов. Кандидат на усыновление должен пройти медицинское обследование и получить в поликлинике медицинскую справку о состоянии здоровья.

Затем необходимо по месту работу взять справку о занимаемой должности и справку о заработной плате за предшествующий усыновлению год.

С этими документами, а также с паспортом и свидетельством о браке (если усыновитель состоит в браке) следует обратиться в отдел образования, спорта и туризма с письменным заявлением о выдаче акта обследования условий жизни усыновителя (усыновителей).

— Перед тем как принять в свою семью чужого ребенка, усыновитель проходит специальную подготовку?

— Кандидат на усыновление в обязательном порядке проходит психологическую диагностику и подготовку к усыновлению в государственном учреждении образования «Социально-педагогический центр Ошмянского района». Направление выдается отделом образования.

— Что входит в программу психологической подготовки усыновителя?

— В программу входят занятия с педагогом-психологом. На них обсуждаются вопросы, касающиеся ожиданий от усыновления, причин, по которым данные ожидания могут не сбыться, возможностей и проблем адаптации ребенка в семье.

Также в процессе бесед специалисты поднимают вопрос тайны усыновления, то есть подробнее рассказывают, зачем, когда и как говорить ребенку об усыновлении.

По окончании занятий усыновитель получает документ, в котором отражаются результаты психологической диагностики и подготовки к усыновлению, а именно: супружеские взаимоотношения в семье, личные особенности, родительские установки, мотивы усыновления.

И самое главное: в документе указывается, готов ли усыновитель с психолого-педагогической точки зрения к усыновлению, либо ему по каким-либо причинам следует отложить этот вопрос на более поздний срок или вовсе воздержаться от усыновления ребенка.

— Есть ли в практике работы «Социально-педагогического центра Ошмянского района» случаи отказа в усыновлении?

— В Ошмянском районе таких случаев не было.

— Какими способами определяется правоспособность усыновить ребенка?

— Отдел образования запрашивает  у компетентных органов сведения, которые помогут с точностью определить, есть ли у усыновителя какие-либо правовые противопоказания к усыновлению, предусмотренные статьей 125 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье.

Также специалисты отдела образования посещают кандидата на усыновление по месту жительства, изучают условия проживания, уклад жизни, традиции, взаимоотношения в семье и, что очень важно, оценивают готовность всех членов семьи удовлетворить жизненные потребности усыновляемого ребенка.

Результатом всестороннего изучения семьи и личных качеств усыновителя станет заключение, отраженное в акте обследования.

— Какая информация указывается в акте обследования?

— В нем указано, готов ли усыновитель к выполнению обязанностей по воспитанию и материальному содержанию ребенка.

— По каким причинам в усыновлении может быть отказано?

— В статье 125 Республики Беларусь «О браке и семье» указан довольно большой перечень лиц, не имеющих право быть усыновителями.

Среди них лица, имеющие судимость за умышленные преступления; лица, не имеющие постоянного места жительства; супруги, один из которых признан судом недееспособным или ограниченно дееспособным.

Также отказ в усыновлении получают лица, которые на момент усыновления не имеют дохода, обеспечивающего усыновляемому ребенку прожиточный минимум, установленный на территории нашей страны.

— Положительное заключение о готовности к усыновлению получено. Что усыновителю нужно делать дальше?

— На этом этапе следует приступать к поиску кандидатуры ребенка для усыновления.

Где именно можно найти сведения о детях, подлежащих усыновлению?

— Во-первых, эти сведения предложат в отделе образования. Во-вторых, усыновитель может обратиться в Национальный центр усыновления, расположенный в Минске.

Там ему предоставят допуск к республиканскому банку данных об усыновлении (удочерении) детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

В-третьих, информация о детях, которые ищут семью, также размещена в открытом доступе  на интернет-портале www.dadomu.by.

— В каких условиях обычно проходит знакомство кандидатов на усыновление с детьми?

— Усыновителю, которого заинтересовал конкретный ребенок, выдается направление для знакомства. В течение 15 дней после получения направления кандидат на усыновление должен познакомиться с ребенком, а в течение месяца — сообщить свое решение по вопросу усыновления. Знакомство обычно проходит в интернатном учреждении или временной приемной семье, где находится ребенок.

— На ваш взгляд, какую информацию о ребенке следует узнать у его опекунов в первую очередь?

— В первую очередь нужно выяснить, по каким причинам и как долго ребенок не живет в родной семье; какие особые потребности имеет; какова актуальная информация о его здоровье; где находятся родные ребенка и поддерживают ли они с ним связь;  какие интересы имеет ребенок и какими способностями, склонностями и талантами обладает; каков его характер и личные качества.

— Что делать, если после встреч с ребенком и бесед со специалистами усыновитель не убежден в своей готовности усыновить именно этого ребенка?

— Безусловно, такие ситуации имеют место быть, но это не страшно. Если усыновитель не готов усыновить именно этого ребенка, нужно просто тепло попрощаться с малышом и пожелать ему скорее найти семью.

После этого кандидат на усыновление сообщает специалистам о своем намерении продолжить поиск кандидатур детей для усыновления.

Не нужно забывать о том, что отказ от усыновления одного ребенка не является препятствием для получения направления на знакомство с другим ребенком.

— Что следует делать усыновителю, если он установил контакт с ребенком, для которого хочет стать родителем?

— В таком случае следует обратиться к специалистам, выдавшим направление на знакомство с ребенком, и сообщить о своей готовности его усыновить. Следующий шаг — обращение в суд с заявлением об усыновлении.

Здесь следует отметить, что усыновитель имеет право обратиться в суд по месту своего жительства либо по месту нахождения ребенка. К заявлению об усыновлении ребенка прилагаются все собранные документы, свидетельствующие о правоспособности усыновителя к усыновлению.

Суд, в свою очередь, направит запрос в отдел образования с просьбой предоставить документы ребенка и заключение о соответствии усыновления интересам ребенка.

— В каких случаях требуется согласие ребенка на усыновление?

— Такое согласие потребуется в том случае, если усыновляемый ребенок старше 10 лет.

— Как проходит судебное заседание и когда решение суда вступает в силу?

— Судебное заседание назначается не позднее, чем в 15-дневный срок со дня подачи в суд заявления об усыновлении. Участие в судебном заседании является обязательным для самого усыновителя (усыновителей), представителей отдела образования и прокурора.

На заседании суд детально проанализирует мотивы усыновления, правоспособность усыновителя к усыновлению, готовность к воспитанию ребенка с особенной судьбой. Решение суда вступает в законную силу по истечении 10 календарных дней.

Копия решения суда выдается усыновителю на руки.

— На основании каких документов усыновитель сможет забрать ребенка из учреждения или временной приемной семьи?

— На основании копии решения суда об усыновлении.

— Каков заключительный этап процесса по усыновлению ребенка?

— Заключительным этапом является оформление документов. Усыновитель регистрирует усыновление в отделе загса и получает новое свидетельство о рождении ребенка, в котором усыновитель и его супруг (если речь идет о семейной паре) указаны в качестве родителей.

Также  ребенка следует зарегистрировать по месту жительства усыновителя, что, в принципе, является привычной для всех процедурой.

После представления копии лицевого счета или справки о месте жительства и составе семьи, копии нового свидетельства о рождении ребенка и копии решения суда об усыновлении, отдел образования оформляет личное дело усыновленного ребенка.

— Оказывается ли усыновителю государственная поддержка?

— Оказывается при желании самого усыновителя (усыновителей). Родитель имеет право на ежемесячные денежные выплаты на содержание усыновленного ребенка до достижения им 16-летнего возраста. С подробной информацией о льготах для усыновителей можно ознакомиться в Указе № 330 от 30 июня 2014 года «О государственной поддержке семей, усыновивших (удочеривших) детей».

Отдел образования в течение первых трех лет после усыновления контролирует условия жизни и воспитания ребенка в новой семье и фиксирует все собранные данные в акте обследования условий жизни усыновленного ребенка.

Расти с любящими и заботливыми родителями — большое счастье, которое, к сожалению, дано испытать не всем детям. Однако малыши всегда ждут своих мам и пап.

Каждый день проживают в надежде, что вот-вот их заберут домой. И чудеса случаются.

Процесс усыновления — непростая процедура, но счастье ребенка и его родителей наверняка стоит больше любых страхов, переживаний и сил, затраченных на стремление быть вместе.

Беседовала Виолетта МОРДАС.

Источник: http://www.osh.by/?p=37929

Помощь в огласке

Как забрать ребенка у чужого человека, удочерившего его?

Представьте, вам 4 года (многие уже понят себя в этом возрасте), вы сидите дома с родителями, играете. Вдруг звонок в дверь. Врывается много людей, какой-то незнакомый дядя хватает вас и тащит на улицу. Зимой, в лёгком платье, не позволив взять даже любимую игрушку.

Он потом вам скажет, что он ваш настоящий папа и жить вы будете с ним. Такая история недавно случилась в Москве. Дашу удочерили в 8 месяцев. Её родную маму лишили родительских прав, а вместо отца в свидетельстве о рождении был почерк. И спустя 4 года этот почерк пришёл и, буквально выдрал её из семьи.

Не могу прикрепить видео, но там ребёнок буквально надрывается, кричит “Я к маме хочу, я не хочу к тебе!” Я даже представить не могу её ужас и беспомощность в этот момент. Теперь о деле – был суд, он ничего не решил, нет постановления с кем будет жить Даша. (следующее слушание 26) но маме уже не дают видеть дочь.

Маме, которая растила с младенчества. Пикабу, у тебя есть эта сила. Дай резонанс, не плюсов ради (кометы для минусов будут).

UPD.
Вот текст матери

“Здравствуйте!

Меня зовут Ольга Александровна Кивет.

В апреле 2014 года мы с мужем, Кивет Евгением, оформили опекунство над Дарьей Сухоруковой (Бурехиной), став счастливыми родителями 8-месячной малышки. Сейчас Даше 4 года и 4 месяца. Мы любим её всем сердцем! Она стала неотъемлемой частью нашей большой семьи: все наши родственники и близкие люди знают нас, как единое целое.

Летом, в июле 2017 года мы получили повестку на генетическую экспертизу по установлению отцовства. В свидетельстве о рождении Дарьи напротив графы «Отец» стоял прочерк, мать была лишена родительских прав.

По результатам анализа ДНК было установлено отцовство Бурехина Олега Олеговича.

На основании лишь одной этой экспертизы по действующим законам совершенно чужой человек для ребёнка, смог мгновенно забрать ее из приемной семьи.

На данный момент биологический отец Даши, Бурехин Олег, не женат, жилищные условия у него значительно хуже наших, а прочие подробности его личности (судимости, отсутствие ВП, трудовой стаж, отсутствие долгов и другие условия благонадежности) даже не проверялись, однако, он без затруднений, без предварительного знакомства с Дашей, периода на адаптацию и налаживания контакта, смог забрать ребёнка от приёмных родителей.

Практика работы с опекунами на данный момент осуществляется таким образом, что в органах опеки, а также в Школе приёмных родителей будущим опекунам не разъясняют возможные опасности такого положения вещей.

«Прочерк» в свидетельстве о рождении напротив графы «отец» не гарантирует, что биологический отец не вспомнит о своём ребёнке спустя годы.

Это приводит к аналогичным нашей историям, которые не только подрывают доверие к институту опекунства, но и несут психоэмоциональную катастрофу в приемные семьи, жестоко отрывая детей от ставших родными людей.

Дети подвергаются насильственному «возвращению» к биологическим родителям, которые часто являются для них, абсолютно чужими людьми. В настоящее время никаких законов, защищающих права ребёнка и опекунов не существует, а действует только «приоритет кровных родителей».

Законодательной базой РФ не предусмотрены нормативные акты, документы, назначения корректирующих встреч и знакомств с ребёнком.

В подобных нашему случаях, ребёнок передаётся биологическому родителю как неодушевлённый предмет, как вещь, без консультации с психологом и адаптационного периода.

Мы отказались от передачи ребенка в один день, и только благодаря нашим усилиям органам опеки, судье пришлось назначить встречи Бурехина Олега и Даши совместно с психологами.

За время проживания в нашей семье, у Даши было обнаружено редкое генетическое заболевание – целиакия, подразумевающее соблюдение пожизненной диеты, употребление дорогостоящего питания, витаминов и лекарств. Своевременное обращение к хорошим докторам позволило Даше избежать инвалидности, а возмездная опека помогла решить этот вопрос.

Обращение к Уполномоченному по правам ребенка при Президенте РФ результатов не дало, опека также отказала в помощи, каждым своим поступком и словом подрывая всякое доверие к ним. 03.11.2017 нам выдали распоряжение об отмене опеки.

А также была организована встреча с психологами для обсуждения передачи ребенка. Биологический отец не соглашался на ознакомительные встречи с Дашей, настаивая на немедленной передаче ребёнка одним днём.

Мы приняли решение о передаче ребёнка только по решению суда.

С этого дня на нас началось давление, начались угрозы, о чем было заявлено в Генеральную Прокуратуру по г.Москве и в МВД РФ по г.Москве.

Источник: https://pikabu.ru/story/pomoshch_v_oglaske_5572239

История москвички, которая удочерила кыргызскую девочку Назиру. Продолжение

Как забрать ребенка у чужого человека, удочерившего его?

Елене Евиной твердили о “плохой генетике”, спрашивали: “Зачем вам это надо?” – и всячески пытались отговорить, но ей все это было неважно. Желание стать мамой оказалось сильнее мнения окружающих. И маленькая Назира, от которой отказались ее родители из Кыргызстана, официально стала дочерью москвички. “Открытая Азия онлайн” выслушала удивительную историю удочерения и ее продолжение.

Эту темноволосую девочку с азиатским разрезом глаз и пухленькими щечками зовут Надин. Ей четыре с половиной года.

Ее мама, Елена, по образованию – биолог, работала учителем в школе. Сейчас она в декретном отпуске по уходу за полуторагодовалым сыном Лариком, иногда дает частные уроки и немного занимается благотворительностью – преподает в вечерней школе для выпускников и воспитанников детских домов.

С 2009 года участвовала в разных волонтерских программах. Сначала это были дети-сироты, потом “Гражданское содействие”, благотворительная организация, которая помогает беженцам.

– Один из видов помощи там – подтягивать детей-беженцев по школьной программе, также учила девочку из Кыргызстана русскому языку. Мы до сих пор с ней общаемся.

Спустя некоторое время Елена пришла к мысли, что хочет усыновить ребенка. Она не мечтала об этом с детства. Ей просто захотелось стать мамой.

– С тех пор как я стала заниматься благотворительностью, для меня усыновление не было какой-то дикой идей. Еще в первом браке я обсуждала с мужем эту возможность, но потом мы развелись. Причины нашего развода никак не были связаны с усыновлением. На тот момент ни к каким новым отношениям я не была готова, но желание быть мамой усиливалось с каждым днем.

Так как Елена работала с детьми-сиротами, то понимала, что они такие же дети, как и все остальные. Знала много полезных вещей, изучила законы, прошла школу приемных родителей и прочитала множество специальной литературы.

– Я знала, что у детей из детских домов есть свои особенности. У них есть опыт, с которым они приходят в семьи: опыт отвержения кровными родителями, опыт отсутствия любви и ласки.

В детском доме (или в кровной семье) может быть физическое и моральное насилие. И вот такой багаж ребенок приносит с собой в новую семью.

Я понимала, что с усыновленным ребенком мне может быть тяжело, но это был мой абсолютно осознанный выбор.

Первая встреча

Когда Елена укрепилась в своем решении взять ребенка, то родителей она поставила перед фактом. Мама сначала была очень удивлена и не очень хорошо восприняла эту новость, папа сразу же поддержал дочь. Через некоторое время мама изменила свою позицию и помогла Елене в сборе документов. Ее также очень выручил первый муж – он узнал об этой новости первым.

– Я начала планировать свою жизнь. Насколько можно, я продумала, как будет устроен наш быт, начала специально копить деньги – давала частные уроки.

Потом был марафон с документами: Елена прошла десятки инстанций, заполнила кучу всяких бланков, собрала выписки и справки.

– “Зачем вам это надо? Не боитесь ли “плохих генов”? Отказные дети бывают от наркоманов, алкоголиков…” Такие вопросы очень любили задавать врачи, когда я проходила медицинский осмотр.

А я отвечала: “Я не считаю, что у меня самой какие-то суперценные гены и особо выдающаяся наследственность. Я самый обычный человек.

У каждого в семье можно раскопать какие-то заболевания и какие-нибудь не очень благополучные судьбы”.

Ребенка “выбирала” сама. Внешне Елену люди восточной внешности не только не смущают, но часто нравятся, а детали были не очень важны тогда. Боялась лишь, что не справится с ролью мамы, опасалась какого-нибудь диагноза, который окажется для нее слишком сложным.

Свою Надин она увидела на фото в интернете, на сайте одной из служб опеки. Девочка, по мнению Лены, была прекрасна. Будущая мама даже боялась, что ее в считанные недели удочерят другие люди, и Надинка ее не дождется. Поэтому, не теряя времени, сразу поехала знакомиться с ней.

Оказалось, что биологические родители девочки – кыргызы. В опеке Елене сказали: “Зачем вам это? У вас славянская внешность. Потом вы захотите выйти замуж, и вашему будущему мужу не понравится, что девочка другой национальности”. На это Елена отвечала просто: “Я не выйду замуж за расиста”.

Елена помнит, как ей вынесли Надин. Правда, тогда ее звали Назира, но потом Елена решила поменять ей имя и фамилию как символ того, что у малышки началась новая жизнь.

– Я стояла в коридоре и ждала, когда мне вынесут мою дочь. Представляла, какая она будет по размеру, на ощупь. Мне ее вынесли.

Она была одета в желтый плюшевый комбинезончик и в шапочку, на которой была вышита аппликация виде улитки, а под ней было очень много густых черных волос. Тогда меня это поразило. Я взяла ее на руки, она спокойно стала меня рассматривать.

Очень-очень внимательно. И вдруг она мне улыбнулась. Во мне сразу проснулся материнский инстинкт, – вспоминает Елена свою первую встречу с дочерью.

Врачи подозревали, что у малышки дисплазия тазобедренного сустава: это когда одна ножка короче другой. Но в итоге все подозрения были сняты, и сейчас Надин здорова.

– Главный врач сказал, что он никогда не видел такого здорового ребенка из детского дома, и если бы она была славянской внешности, ее тут же забрали бы прямо из роддома. Мне кажется, что сейчас уже так не сильны эти расово-национальные предрассудки. Приемные родители уже меньше смотрят на внешность и цвет кожи, а четыре года назад было все иначе.

Долгий путь домой

После этого Елена подписала согласие на усыновление. Усыновление производится через суд, так что Елену ожидал новый марафон.

– На самом деле это была жесть. Вначале мне не могли назначить дату заседания суда. Я уже начала волноваться, что закончится срок действия некоторых моих документов. Все это длилось 3 месяца. Тогда моей Надинке уже было 8 месяцев. Вроде суд прошел, но окончательное решение вступило в силу только через месяц. Я была вымотана, поскорее хотела забрать своего ребенка.

Настал этот долгожданный день. Первую ночь Елена практически не спала, слушала, как ребенок дышит, смотрела, как она во сне перемещается по кроватке. И все ждала, когда же случится то, что ей предрекали: когда же Надинка будет плакать, но этого не произошло. Через месяц Надин назвала Елену мамой. Это было ее первое слово.

– Но вообще адаптация в основном заключалась в том, что у Надинки появился характер. Она начала плакать, когда ей что-то не нравилось, и просилась на руки. У нее была типичная привычка детей из детдома – сосать пальчик, чтобы успокоиться. Она до сих пор это делает. То есть не скажу, что проблем не было и нет, но они все такие обыденные и решаемые.

“Почему эта девочка такая черная?”

– С тем, что мы так по-разному выглядим, проблем нет. На детских площадках пару раз спрашивали, в кого она такая темненькая, и возникал вопрос, понимает ли Надинка по-русски. Каждый второй спрашивал: “Это ваша дочка? У нее папа, наверное, китаец?”, “Называет ли она вас мамой?” Моя малышка сама после пары таких вопросов дала ответ любопытным родителям, назвав меня мамой.

Проявление бытового национализма Елена вместе с дочкой чаще всего встречала в маленьких городах.

– Там задавали неприятные вопросы типа: “Почему эта девочка такая черная?” – но я быстро ставила людей на место.

“Люди по-разному выглядят. Вы вот, например, почему такой лысый?” – сказала она в ответ одному такому любопытному.

Другой не очень тактичный вопрос: “Почему ты не захотела кровных детей?” Ответ был у Елены простой: “Есть много готовых детей, которых можно взять в семью”.

– У нас была и такая история: Надин до трех лет очень мало говорила. Я начала беспокоиться и решила сводить ее к психологу. Этот психолог сказал, что проблема в том, что моя дочь – кыргызка и у нее “генетическая настройка” на кыргызские звуки, поэтому ей трудно уловить русскую речь.

Когда я сказала, что язык – это культурное явление, которое в генах не прописано, она стала со мной спорить: начала говорить всякие вещи, что кыргызы обычно своих детей не оставляют, и намекнула, что мой ребенок какой-то плохой, и сказала она это прямо в присутствии ребенка.

Мы развернулись и ушли.

В садике, куда ходит Надин, много детей разных национальностей. Поэтому там не стоит национальный вопрос. Елена рассказывает, что садик она искала просто частный, но когда узнала, что он такой многонациональный, конечно, обрадовалась. Один день в неделю Надин в садик не ходит, чтобы она больше побыла дома с мамой и братиком.

– Бывают и забавные ситуации. Например, когда мы приходим в кафе, где работают мигранты, нас сразу начинают лучше обслуживать. Надин всегда что-нибудь дарят, угощают, говорят, какая красавица.

Новая семья Надин

Папа Дима у Надин появился, когда ей было два года. Дима для начала просто переехал в тот же дом, где жили Елена с дочкой, чтобы ближе познакомиться с Надин. Будущим супругам хотелось, чтобы девочка привыкала к Диме постепенно, поэтому они не сразу поселились в одной квартире. Дима уже тогда старался дать малышке максимум любви.

– Я могу только догадываться, какую внутреннюю работу проделал мой любимый мужчина. Он никогда не озвучивал никаких “мужских” предрассудков. Но защищаться от чужих предрассудков – это тоже трудно, требует много сил.

Чуть больше года назад Елена и ее муж усыновили второго ребенка – Иллариона. Ему было четыре месяца. Такое решение было принято по двум причинам: первая – у Елены был уже позитивный опыт.

– Вторая причина – мы с мужем пришли к мысли, что детям самим будет лучше, если их, приемных, будет двое. Людям, которые чувствуют себя не такими, как все, проще объединиться в группы с похожими на себя. Так они чувствуют себя более защищенными.

Надин в свои четыре с половиной годика уже знает, что она приемная дочь.

– Это очень сложная история. Пока это такие “розовые пони” – исключительно светлая и добрая сказка. Потом будут всплывать более тяжелые детали, и если ребенок их переживет нормально, то интерес к кровным родителям должен возникнуть. Мне кажется, это естественно.

В апреле в семье Елены отмечается праздник “День аиста”: он для тех родителей, что не делают из усыновления или удочерения тайны. Надин его ждет, как своего дня рождения. В этот день все поздравляют Надинку с обретением семьи. Этот праздник крутится вокруг истории о том, что Надин принес аист, но она понимает, что это такая сказка, потому что она знает реальную историю.

– У нее еще есть одна чудесная особенность. Просто волшебная. Она ОЧЕНЬ похожа на меня темпераментом. Хотя у нас с ней есть и отличия. Одно из них: она не любит петь и не любит стихи – просит читать только прозу.

Зато она очень интересуется машинами, поездами – как все у них устроено. В этом плане она больше похожа на папу. Надинка знает все марки автомобилей, любит играть в футбол и отлично стоит на воротах. Забить ей гол – это непростая задача.

Кстати, в волейбол у нее тоже получается: волейбольный удар очень хороший.

Есть в семье Надин еще одна добрая традиция – рассказывать сказки перед сном. Обычно это делает мама.

– У Надин одна из самых любимых историй – как ее забрали домой. Такую историю, естественно, могу рассказать только я. Но папа наш тоже знает много сказок и отлично умеет петь песни.

Пока Надин знает, что есть такая страна, как Кыргызстан, и что там родилась ее кровная мама. Пару раз слышала, как люди говорят на кыргызском языке, пробовала курут, привезенный из Кыргызстана.

– Очень трудно воссоздать атмосферу ее родной культуры дома. Ребенок впитывает культуру, в которой он растет, а у нас она другая. Если она захочет что-то узнать побольше, я буду очень способствовать этому. Хочу свозить ее в Кыргызстан.

Сейчас Елена помогает семьям, которые хотели бы усыновить ребенка, консультирует их, если они просят.

– Сегодня детей усыновляют чаще, потому что приемные родители начали свободно и открыто говорить об усыновлении. И я тоже рассказываю свою личную историю, чтобы поделиться опытом, который может помочь другим людям принять решение усыновить ребенка. Поверьте мне, ребенок – это такое счастье! Неважно, кто его родил.

Источник: https://kaktus.media/doc/354818_istoriia_moskvichki_kotoraia_ydocherila_kyrgyzskyu_devochky_naziry._prodoljenie.html

Материнский капитал при усыновлении ребенка

Как забрать ребенка у чужого человека, удочерившего его?

Сегодня прошла запись передачи «Де юре – де факто», в которой заместитель начальника отдела социальных выплат ОПФР по РИ Ибрагим Евкуров, рассказал зрителям  о праве на материнский (семейный) капитал при усыновлении ребенка.

Положен ли материнский капитал при усыновлении ребенка?

Очень часто в процессе усыновления или удочерения новоиспеченные родители спрашивают: а возникает ли в данном случае право на получение материнского сертификата?

Ведь даже усыновленный ребенок требует определенных расходов на содержание и образование. Кроме того, с появлением нового члена в семье, возрастает необходимость улучшить жилищные условия. Поменять квартиру на большую или произвести в ней ремонт.

Стоит отметить, что возможность получения сертификата в случае усыновления детей предоставляется точно так же, как и при рождении. А поэтому, согласно действующему закону, усыновители имеют полное право на оформление данного сертификата. Узнать список документов, которые необходимо подготовить для получения сертификата, можно в пенсионном фонде.

В каких случаях положен сертификат на усыновленного ребенка?

Предлагаемая государственная поддержка материнский (семейный) капитал положена только при одновременном соблюдении обязательных требований:

– ребенок должен быть усыновлен в период с 01 января 2007 года и по настоящее время;

– дата рождения приемного ребенка в этом случае не играет решающей роли;

– усыновленный ребенок должен быть вторым и последующим ребенком в семье;

– ранее приемные родители не получали предлагаемый сертификат.

В каких ситуациях материнский капитал не положен?

Согласно все тому же Федеральному закону предлагаемая социальная поддержка не положена при следующих обстоятельствах:

– приемные родители уже воспользовались этой возможностью и получали М(С)К;

– усыновители лишены родительских прав в отношении своих детей;

– в случае отмены усыновления любая возможность на распоряжение сертификатом прекращается.

Стоит отметить, что в практике использования данной государственной поддержки существует ряд ситуации, при возникновении которых данное право все-таки наступает.

Так, такое право имеют мужчины, которые являются единственным усыновителем второго и последующего ребенка, при соблюдении условии, дающих возможность на реализацию организованных мер дополнительной помощи.

То есть он еще не получал предлагаемый сертификат, а судебное решение относительно усыновления вступило в силу начиная с даты действия закона.

Так же возможность на получение капитала имеет усыновительница, если ее первый ребенок умер. Например, у женщины в 2006 году умер ребенок. В 2014 году она усыновляет ребенка. В этой ситуации она имеет полное право на получение сертификата на материнский капитал.

Какие документы необходимы для получения сертификата на усыновленного ребенка?

Заявление следует писать согласно образцу, разработанному ПФ РФ. К письменному обращению прилагаются ксерокопии документов:

-удостоверяющих личность, гражданство и постоянное место жительство (ПМЖ) заявителя;

– документ подтверждающих факт рождения, удочерения, усыновления и гражданство детей;

– документ свидетельствующих о смерти матери или лишении ее родительских прав (в случае обращения отца).

Когда надо подавать документы?

Право на семейный капитал возникает в момент появления в семье второго ребенка. Обращаться за оформлением прав можно, как только на руки получены:

– свидетельство ЗАГС о рождении;

– вердикт суда об усыновлении с отметкой о вступлении в законную силу.

Однако распорядиться средствами можно не ранее, чем по прошествии трехлетнего периода с даты рождения или усыновления (ст.7 этого же ФЗ).

 Куда подать документы?

Семейным капиталом заведует Пенсионный фонд. Обратиться можно лично в территориальный орган ПФР по месту жительства либо через Многофункциональный центр по месту жительства. Сегодня есть возможность подать заявление через портал муниципальных и государственных услуг то есть по интернету.

Какова сумма мат капитала на усыновлённого ребенка?

Изначально размер государственной помощи составлял 250 тыс. руб. Эта сумма и сейчас фигурирует в ст.6 ФЗ №256. С учетом размера инфляции она пересчитывается правительством каждый год. Примеры по годам (в рублях): 2009 – более 312 тыс.; 2012 – около 388 тыс.; 2015 – 453 тыс., а точнее — 453 026 руб.

Источник: http://www.pfrf.ru/branches/ingush/news~2017/02/21/130579

За наказание ребенка — в тюрьму!

Как забрать ребенка у чужого человека, удочерившего его?
Общество

Государственная дума приняла поправки к статье «Побои» Уголовного кодекса

Владимир Смирнов/ТАСС

Госдума декриминализовала статью 116 УК РФ «Побои». В пояснительной записке к законопроекту указано, что «согласно данным Судебного департамента при Верховном суде Российской Федерации, по части первой статьи 116 УК РФ ежегодно осуждается 19–21 тысяча лиц». И это, конечно, многовато для подзатыльника.

В настоящее время обсуждаемая часть первая статьи 116 квалифицирует правонарушение как «нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль», но НЕ повлекших никакого «легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности».

Однако при анализе новации выясняется, что никакой существенной «декриминализации» так и не произошло.

Случаи, сейчас предусмотренные статьей «Побои», будут наказываться в административном порядке. И это было бы большим шагом вперед, если бы не одно «но».

Дать волшебный легкий пинок зарвавшемуся сынку без уголовных последствий родитель сможет сделать только один раз в процессе воспитания. В проекте закона так и написано  «если такое деяние совершено однократно».

Если родитель попадется еще раз на подзатыльнике или, не дай Боже, на порке ремнем, то пожалуйте, папаша, в уголовный суд.

Законопроектом предлагается установить уголовную ответственность за совершение указанных действий лицом, уже подвергнутым административному наказанию за аналогичные действия. Как сказано в пояснительной записке к законопроекту, в повторном случае применяются «те же виды и размеры наказаний, которые в настоящее время предусмотрены статьей 116».

Почему мы говорим в данном случае о детско-взрослых отношениях? Ведь побои могут нанести друг другу и люди взрослые.

Да потому, что в пояснительной записке прямо указывается, что изменения в УК имеют только одну цель, и более никакой: «Это позволит надлежащим образом реагировать на факты семейного насилия, противоправного поведения нерадивых родителей и других лиц, склонных к постоянным угрозам или систематическому совершению насильственных действий в отношении граждан, в том числе несовершеннолетних».

Если взрослые люди начинают драку, то никакими побоями дело, как правило, не ограничится, и для квалификации последствий таковой «битвы» в УК есть масса иных статьей. Так что речь идет фактически об утверждении в стране закона о запрете наказаний для детей.

Настоящий закон, который требует от нас принять Совет Европы, именно под таким названием протащить через парламент пока не удалось, а вот с мелкой поправкой, по факту означающей то же самое, получилось.

Так что на публике мы фыркаем при упоминании одиозного и никому не нужного органа — Парламентской ассамблеи Совета Европы, а на практике берем под козырек и делаем все, что нам скажут.

Как и предполагали многие эксперты, после того как в начале 2010-х годов политическое руководство страны окончательно разобралось и затем быстро рассталось с введением в стране разрушающего семью комплекса мер, которые обобщенно стали называть в России «ювенальной юстицией», отдельные ее элементы начали внедрять в самые разные законодательные акты. Не получилось сразу принять пакет ювенальных законов, стали действовать по отдельности. Данные случай — пример этой хитрой политики. Нам могут сказать — это же хорошо, что за первый раз родителю светит только административное наказание. Мы же ответим — плохо, что вообще существует такая статья, как «Побои».

Еще раз обратите внимание на два факта. Первое. Статья называется очень громко — «Побои». В русском языке это слово явно негативное, обозначающее насилие.

Однако по смыслу статьи 116-й единственным квалифицирующим преступление признаком является только «физическая боль», понятие, кстати, само по себе субъективное, и к тому же такая, которая даже не причиняет «легкий вред здоровью». Следовательно, не обязательно иметь следы на теле, достаточно свидетельства ребенка.

А с этим у родителей могут быть серьезные проблемы. Вот скажет 12-летнее дитя: «Мама схватила меня за руку, чтобы я не пошла в кино/гости/дискотеку, и мне было больно». И все! Судебная машина заработала. Второе. Хорошо, дадут маме административное наказание на первый раз.

А это значит, что семью уже поставят на учет в органах опеки, которые могут вмешиваться в семейную жизнь в любое время суток. И будьте уверены, эти люди при желании могут сами «обнаружить или выявить» и второй случай, уже подпадающий под уголовное наказание.

«Если люди не жалуются в полицию или если это способ наказания непослушного ребенка, который не понимает слов и которому просто необходимо физически показать, что нельзя делать того, что для него или для других опасно, то это не должно быть наказуемо государством, — уверена член совета по защите традиционных ценностей при уполномоченном по правам ребенка при президенте РФ детский психолог и публицист Ирина Медведева. — То есть делается все для разрушения семьи, все для того, чтобы люди не хотели иметь детей, потому что зачем иметь детей, если их нельзя нормально воспитывать. А нормальное воспитание, особенно в раннем, в дошкольном возрасте, часто включают в себя шлепки, постановку в угол, физическое удержание ребенка, если он стремится туда, где может быть причинен моральный или физический вред. Все это теперь будет криминальным, и воспитание детей теперь делается невозможным».

Валерий Шарифулин/ТАСС

Валерий Шарифулин/ТАСС

«Поборники закона поправки внесли очень поспешно, несмотря на то что за два месяца до этого в Общественной палате собирался круглый стол, который возглавляла Людмила Виноградова, член Общественной палаты, очень опытный юрист.

И там было вынесено решение о том, что ни в коем случае нельзя криминализовать побои в семье. Потому что те побои, последствием которых явились всякие физические повреждения, они и так наказуемы.

А речь идет о чем-то, что не имеет никаких физических последствий, вредных для здоровья и жизни человека», — заключает Ирина Медведева.

Вообще, удержание ребенка от посещения всякого рода мест, развращающих его душу и тело, в наше время одна из самых основных задач родителей. Каждый родитель понимает, к сожалению, о чем идет речь. Это дискотеки, где, наплевав на закон, несовершеннолетним легко продают алкоголь, а в туалетах свободно дефилируют наркодилеры.

Поборники закона говорят о том, что, если к ребенку применяют физические наказания, он якобы вырастает агрессором, что с точки зрения детской психологии абсурд. Человек, не знающий, что за причиненную им боль он может получить такой же болевой ответ, как раз в большей степени рискуют превратиться в агрессивную личность. Ведь и в народной молве про таких говорят — «безнаказанный».

Если человек сам не подвергался наказанию в разумных пределах, он, конечно, не в состоянии оценить границы дозволенного и недозволенного по отношению к себе. Конечно, дети порой страдают от душевнобольных родителей, которые не хотят лечиться, потому что принудительное лечение отменено со времен перестройки. Так верните эту статью.

Нормальный же родитель прекрасно понимает, что полезно и что вредно его ребенку в зависимости от характера, возраста и проступка.

«Вот это случилось на Украине, где закон, запрещающий телесные наказания, в том числе и родительские, был принят после первого Майдана, когда к власти пришел американский ставленник Ющенко, то есть в 2004 году, — ответственно утверждает Ирина Медведева.

— И у нас есть возможность посчитать цыплят по осени. Когда вводили закон, это поколение было детьми семи–восьми лет. Они как раз подросли за 10–12 лет, эти непоротые дети, и превратились в оголтелых бойцов.

О том, какие они неагрессивные, можно судить по тому, что они делают на востоке Украины; в частности, сдирают кожу с пленных, воюющих в Донбассе за его свободу от фашизма. Заживо сдирают кожу. Я только что приехала из Донбасса, и у меня свежие новости, свежие сведения.

Эти непоротые детки, кто потрусливее, тот готовит коктейли Молотова для взрывов. Женщину с грудным ребенком на руках, которую разорвала бомба, оторвала ей руки и ноги, смеясь, называли “колорадом с оторванными лапками”.

Некоторые родители таких боевиков честно признавались в разговорах, что у них не было, к сожалению, рычагов воздействия на своих хулиганистых детей. Им очень стыдно за те зверства, которые творят их подросшие, не наказанные в свое время дети».

В редакции РП есть свидетельство от очень обеспеченной интеллигентной семьи москвичей. Отец — университетский преподаватель, политолог и публицист, мать тоже преподаватель в вузе, литературовед, специалист по английской литературе XIX века. Сын — 11 лет, школьник, хорошо учится, занимается баскетболом.

Как-то папа пошел в магазин, оставив на столе кредитную карточку и мобильный телефон. Сынок ничтоже сумняшеся тут же купил себе по интернету iPhone 6 за 70 тысяч рублей. Родители НИКОГДА не поднимали на сына руку и в качестве наказания избрали запрет на прогулки в течение недели.

Умный сын умных родителей тут же позвонил в органы опеки и доложился, что его силой, побоями удерживают дома, не дают есть и физически издеваются. Через три минуты полиция и представители опеки были у дверей квартиры. Началась долгая история.

Сын, через час осознав, что папа может угодить в тюрьму, а он сам в детский дом, быстро пошел на попятную, но было уже поздно — машина завелась. Не помогали ни папины серьезные связи, ни мамины. Повезло, что одна из двоюродных бабушек оказалась судьей Верховного суда в отставке. От семьи отстали.

РП не раз писала, что органы опеки интересуются детьми прежде всего состоятельных и образованных родителей, что важно — здоровыми ребятами. Детям из по-настоящему неблагополучных семей органы опеки часто помогать не стремятся — слишком хлопотно. Как нет и дела до того, чтобы помочь проблемным семьям.

«Пусть знают представители власти, что для многих людей, особенно людей бедных, дети — единственное сокровище, которое у них осталось, — завершает разговор Ирина Медведева. — Вот если они будут жить под дамокловым мечом угрозы изъятия детей за каждый шлепок и за каждую постановку в угол, то социальные протесты обеспечены.

Поэтому такие законы еще и ведут к очень серьезной дестабилизации государства, потому что возмущают общество. У нас как минимум половина живущих ныне людей — это родители. Значит, будет много возмущенных людей. И надо сказать, что они уже есть.

В день принятия поправок о побоях в Уголовный кодекс были проведены пикеты и в Москве, и в Питере, и в 33 других городах, была написана масса писем в Думу. И пока ноль внимания».

темы

Новости партнеров

Источник: https://rusplt.ru/society/popravki-k-state-poboi-uk-26655.html

Юрист Адамович
Добавить комментарий