Какое наказание грозит, если мать не воспитывала дочь 10 лет?

Дочь по глупости отказалась от матери: обратного хода может не быть

Какое наказание грозит, если мать не воспитывала дочь 10 лет?

11.10.2016, 08:45

 (45)
Foto: Inna Melnikova,

В переходном возрасте можно запросто отказаться от родителей, а потом сильно об этом пожалеть, потому что отыграть ситуацию назад практически невозможно. По данным Министерства социальных дел, в 2015 году было зарегистрировано 1027 делопроизводств, связанных с передачей родительских прав. В первой половине этого года — 575, пишет “МК Эстония”.

Казалось бы, обычное дело — семьи разводятся, детей делят. Но не в случае, о котором пойдет речь ниже. Переходный возраст, суд, юридические тонкости — и маму в одночасье лишили родительских прав. Когда же ребенок спохватился, было уже поздно.

Мало найдется стран, где количество браков превышает число разводов. Эстония не исключение. Поэтому ”дележ” детей, использование их в качестве орудия, чтобы наказать ненавистного супруга, или же просто детские манипуляции измученными родителями — дело привычное.

Ничто не предвещало

Светлана и Игорь (имена изменены — прим. ред.) жили душа в душу, пока дела Игоря не пошли в гору.

Причем далеко не последнюю роль в этом сыграла именно Света, помогавшая мужу, особенно когда грянул кризис, бизнес прогорел, и семья осталась ни с чем, за исключением долгов.

Потом попытка нового дела, опять Светлана рядом: тянет, не позволяет отчаиваться и бросать дело, когда казалось, нет никакого смысла этим заниматься, сама ищет новых заказчиков.

”Надо отдать Игорю должное, — рассказывает Светлана. — Пахал он как проклятый, без выходных, круглосуточно, хватался за все. И выплыл. Расширил фирму, дело пошло. А в семье у нас пошло под откос”.

Унижения, пренебрежение, угрозы… По словам женщины, в гневе Игорь был неуправляем. Не терпел возражений, мог и побить.

”Он постоянно меня унижал, требовал, чтобы я стала типичной домохозяйкой, жила только его интересами, практически растворилась в нем, — вспоминает Светлана. — Все время кивал на моих подруг — мол, все работают, а ты как королева, чего тебе еще надо. Но знаете, с таким отношением королевой… В общем, дошло до критической точки. И когда друзья узнали, что мы разводимся, все оказались в шоке”.

Потому что со стороны Светлана и Игорь производили впечатление идеальной пары. Только никто не знал, что Светлана частенько маскировала за солнечными очками синяки — воспитание мужа.

”Он начал ограничивать мой круг общения, указывать, как и что мне делать, говорить, что я бешусь с жиру, — вспоминает хрупкая миловидная женщина. — Я очень просила отпустить меня и разойтись полюбовно. Наконец он согласился”.

Девочка созрела

Пока шли семейные разборки, подросла дочурка. Назовем ее Катей. И, как это частенько бывает в подобных ситуациях, когда жестко и мучительно распадаются семьи, переходный возраст у ребенка проходил отнюдь не безоблачно. В 13 лет девочка начала курить, пробовать алкоголь, познакомилась с сомнительными компаниями, возвращалась домой за полночь.

”И это при том, что дети — у нас две дочери — Игоря боялись всегда, — вспоминает Светлана. — Старшая, моя дочь от первого брака, в 17 лет ушла из дома, потому что устала от постоянного давления.

А нас с Катей ”воспитывали” регулярно, и когда мы с Игорем расстались, то немедленно перебрались в другое жилье — мне в качестве отступных полагался заложенный дом. Я ушла, в чем была, продала шубу и на эти деньги купила дрова, чтобы перекантоваться зиму.

Больше не было практически ничего. Кроме кредита, который нужно было выплачивать”.

Чтобы прокормить себя и дочь, женщина работала на износ, одновременно пытаясь удержать загулявшую Катерину.

”К 14 годам Катя стала неуправляемой, — вспоминает Светлана. — У нее было несколько приводов в комиссию по делам несовершеннолетних. Я ходила по кабинетам нашей управы, писала соцработнице — умоляла помочь справиться с ребенком. А в ответ глухая тишина. Просила помощи у Игоря, у инспектора по делам несовершеннолетних — что мне делать, как быть?”

Ответы от чиновников каждый раз поражали — воспитывайте и разговаривайте. Не слушается? Значит, не нашли точки. А как их найти, если Катя опять не ночевала дома, а на все уговоры и разговоры отвечала коротко: ”отвали!”

При этом девочка жила то с отцом (у него к тому времени появилась новая женщина), то с матерью (у которой к тому времени тоже появился мужчина) — в зависимости от того, с кем в данный момент времени было удобнее и выгоднее находиться.

”Я пыталась наладить контакт, найти слова, ведь в таком возрасте ребенку необходимо знать границы, иметь понятие о дисциплине, — рассказывает Света. — Все разбивалось о стену непонимания. Каждую пятницу после школы Катя выключала телефон и… пропадала.

Я очень надеялась на помощь Игоря, хотела сохранить их отношения — ведь он папа, пусть принимает участие в воспитании, я не против. Лишь бы меня оставил в покое. Но он манипулировал ребенком. Например, говорил ей — раз ты со мной, то про маму забудь.

При этом болезненно интересовался моей жизнью. Вплоть до того, что я ела”.

Избавиться от мамы

Со слов Кати: ”В то время мне казалось, что мама враг. Она не отпускала меня гулять, не разрешала делать то, что мне хочется. Я смеялась, говорила ей, чтобы и дальше бегала по своим инспекторам — это все, что она могла. Мне казалось, что я не нужна ни ей, ни папе”.

И после очередного конфликта с мамой — Катя опять не ночевала дома — девочка снова оказалась у отца. И вот тут папа, чтобы лишний раз сделать Светлане побольнее (после развода он пообещал испортить ей всю жизнь), разыграл свою карту.

Со слов Кати: ”Он предложил сделать так, чтобы мама не решала, где мне учиться, с кем жить и где отдыхать (частичная передача прав — ред.) Мол, тогда она не сможет командовать. Плюс будет платить алименты”. Девочке сказали, что делать, и жернова завертелись. Только иск подали на полную передачу прав, но Кате об этом сообщить ”забыли”.

”Когда я умоляла нашего соцработника нам помочь, в ответ был молчание — у меня сохранена вся наша переписка, — а тут она мгновенно после заявления вызвала меня к себе, cказала, что будет представлять интересы дочери в суде, — продолжает историю Светлана.

— Я пришла на встречу со своим юристом, чиновнице это страшно не понравилось. И снова я пыталась что-то объяснить; доказать, что отцу нельзя передавать все права на ребенка — у него имелись судимости по уголовным делам, он баловался травкой.

Я пыталась предупредить о том, что он агрессивен и неуравновешен, подвержен резким перепадам настроения. Но кто меня слушал?”

Суд пролетел мгновенно: на заседании девочка, не моргнув глазом, оговорила мать, сказав, что та покупала ей алкоголь, а ее новый муж давал сигареты, что мама улаживала личную жизнь и не обращала на ребенка внимания. Права на ребенка передали отцу.

Никто не обратил внимания на то, что на суде по разделу имущества Игорь выставлял себя нищим без места жительства. А тут вдруг заявил, что его доход намного превышает доходы Светланы. ”Суд не затребовал ни одного доказательства его платежеспособности, а мои слова даже не брали в расчет”, — удивляется женщина.

Однажды вечером

”Возможно, это решение было полезным, — рассказывает юрист Юлия Полянская. — Для ребенка. На суде, кроме соцработника, от государства ребенку полагается еще и адвокат. И вот Катиным адвокатом оказалась очень мудрая дама.

Она сформулировала свое решение передать отцу полные права над Катей так: ”Чтобы Катя осознала, что в будущем она не сможет, в зависимости от своего настроения, переезжать от одного родителя к другому”.

Я думаю, адвокат сделала это вполне осознанно, чтобы ребенок, которому в тот момент было уже 15 лет, кое-что понял об этой жизни”.

”Когда я услышала Катины слова в суде, у меня все опустилось; в тот момент я отказалась от дальнейшей борьбы”, — вспоминает мама. Дальше все обычно: суд назначил Светлане выплачивать алименты, все пошло своим чередом, пока однажды вечером в дверь дома Светы не постучали.

Со слов Кати: ”Я взяла у папиной женщины 20 евро без спросу, не ночевала дома. Возвращаться боялась. Позвонила папе, честно во всем призналась. Он спокойно сказал, что все хорошо, что я могу вернуться. Когда я пришла, он меня избил”.

Утром Катя пошла в школу и показала свои синяки социальному педагогу. Та вызвала инспектора по делам несовершеннолетних. Они вызвали в школу Игоря. Там папа прямо высказал все, что думает о дочери. Было заведено уголовное дело, которое завершилось штрафом и извинением перед… прокурором. ”Не перед дочерью!” — удивляется Светлана.

Во время очередного скандала Игорь выгнал дочь со словами: ”Вали к матери”. Девочка выскочила на улицу, вызвала полицию.

Приехавшему полицейскому патрулю папа сказал, мол, у ребенка переходный возраст, и никто Катю не выгонял.

Как только патруль уехал (поскольку все права у отца, полиции ничего не оставалось), он затащил девочку в дом, пригрозив в следующий раз избивать ее в мягких перчатках — без следов.

Испуганный ребенок, несмотря ни на что, прибежал за помощью к матери. ”А что я могла сделать, когда у меня нет родительских прав? Как могла отстаивать и защищать ребенка? Вот тут, думаю, Катя все и поняла… Ведь она осталась, по сути, одна. Папе, который отнял у меня права чисто чтобы покуражиться, быстро наскучило воспитание трудного подростка”, — замечает мама Кати.

Дальше нужно было что-то решать: с точки зрения закона, Светлана по-прежнему не имела никаких прав, дочка жила у родной матери на птичьих правах.

”Пришлось снова идти в суд, доказывать, теперь уже в обратную сторону, добиваться того, чтобы права передали мне, — говорит женщина — И те же соцработники, которые год назад вовсю защищали папу, резко изменили свое мнение.

Получается, что им вообще на все плевать? Им хватило Катиной фразы о том, что мы с ней помирились и теперь все хорошо. А в прошлый раз им было достаточно фразы Кати о том, что все плохо. Для чего тогда вообще суды и органы соцзащиты — они даже не пытаются разобраться.

Ребенок просто превратился в футбольный мяч”.

Суд вынес положительное решение — сейчас Катя живет вместе с матерью и ее новым мужем. Отец до сих пор не общается с дочерью и имеет задолженность по алиментам.

После всего пережитого и Кате и маме понадобилась реабилитация. Полгода они ходили к психологу, по крупицам восстанавливали разрушенную жизнь.

”Я очень признательна трем действительно неравнодушным дамам, которые спасли нас, — вспоминает Светлана. — Это школьный соцработник, женщина из организации помощи жертвам, которая порекомендовала нам психолога.

Всем остальным было наплевать. Советовали воспитывать ребенка”.

А еще, после всего пережитого, Светлана очень просит донести ее слова до всех. ”Любите своих детей. Не наказывайте ими друг друга, не пытайтесь ими отомстить своим бывшим супругам. Дети любят обоих родителей и страдают, когда их так используют. Найдите в себе мужество пережить свой развод достойно!”

Дети манипулируют всегда

Как говорит психолог Дмитрий Листопад, дети всегда манипулируют родителями, это норма. Например, когда мама что-то запрещает, всегда можно попытаться спросить у папы — вдруг он разрешит. И тут важно донести до ребенка мысль о том, что есть правила, которые нужно соблюдать. Как движение в городе: 50 километров в час. Превышение — штраф.

При разводе родителей, особенно если процесс идет мучительно и скандально, детей часто пытаются использовать. За них бьются чисто ради своих амбиций. Такое, к сожалению, тоже не редкость. И в такие моменты важно суметь не юридические нюансы выковырять, а сохранить отношения с ребенком.

”Это как в притче про царя Соломона, когда две матери не могли поделить ребенка, — приводит пример Дмитрий Листопад. — Соломон предложил им схватить ребенка и тянуть его в разные стороны. Матерью стала та, которая отказалась от этого”.

Если же в переходном возрасте ребенок закусывает удила и пускается во все тяжкие, это симптом того, что контакт с родителями утерян. Что не справляется с эмоциями, переживаниями, что-то гнетет, к чему-то привлекает внимание.

Общайтесь с ребенком. Покажите ему, что понимаете его. ”Зачем ты это сделал? Наверное, ты это сделал потому, что…” — то есть вы даете ребенку понять, что прекрасно понимаете мотивы и слышите его. Но при этом не соглашаетесь с тем, что это норма поведения.

Источник: https://rus.delfi.ee/press/mk_estonia/doch-po-gluposti-otkazalas-ot-materi-obratnogo-hoda-mozhet-ne-byt?id=75876219

Убийцам, имеющим детей, предлагают дать отсрочку наказания

Какое наказание грозит, если мать не воспитывала дочь 10 лет?

Правозащитники просят расширить категорию осужденных, которые могут получить отсрочку отбывания наказания.

Сейчас ее дают беременным и матерям, которые осуждены на срок не более 5 лет, — до тех пор, пока ребенку не исполнится 14 лет. Предлагается поднять планку по сроку наказания до 8 лет.

 Таким образом, на свободе смогут остаться женщины, совершившие в том числе убийство и осужденные на 8 лет заключения.

Ранее эта тема обсуждалась на заседании Совета при правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере, после чего совет направил главе Минюста Александру Коновалову письмо с соответствующим предложением. По словам члена Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Аллы Покрас, в этой ситуации в первую очередь необходимо думать об интересах детей и как можно реже сажать беременных и матерей.

Как сказано в Уголовном кодексе, сегодня отсрочку могут получить беременные, матери или одинокие отцы. При этом, когда ребенку исполнится 14 лет, осужденный не будет отбывать наказание с нуля.

Суд может принять решение об освобождении или применить «более мягкое наказание». При этом есть несколько исключений. В частности, не могут получить отсрочку те, кто осужден «на срок свыше 5 лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности».

В том числе это может быть убийство (наказание — от 6 до 15 лет лишения свободы).

При этом, как рассказал председатель коллегии адвокатов «Вашъ юридический поверенный» Константин Трапаидзе, бывают случаи, когда даже за тяжкие и особо тяжкие преступления виновный может получить меньше 5 лет, если, например, он сотрудничает со следствием, признает вину, у него есть маленький ребенок. Тогда он имеет право и на отсрочку.

Совет по вопросам попечительства направил письмо главе Минюста Александру Коновалову с просьбой «совместно с заинтересованными органами исполнительной власти и членами совета, а также с привлечением независимых экспертов дополнительно проработать вопрос» о «возможности распространения отсрочки отбывания наказания» на людей, которые осуждены в том числе за особо тяжкие преступления на срок до 8 лет. О результатах Минюст должен доложить в совет до 1 ноября 2015 года.

Согласно официальной статистике ФСИН, при женских колониях есть 13 домов ребенка и там на начало года было 668 детей.

По мнению Аллы Покрас, стоило бы вообще давать отсрочку всем осужденным беременным и матерям, пока их ребенку не исполнится хотя бы год.

— Конечно, кроме совсем исключительных случаев, — если это не женщина-маньяк, которая бегает по улице с ножом и всех режет, — сказала Алла Покрас.

— Но это слишком революционный шаг для нашей системы. Поэтому мы предлагаем более мягкое изменение. Очень важно, чтобы ребенок рос дома с матерью. И дело социальных служб — помочь этому.

Можно установить дополнительный контроль за такими семьями.

Член ОНК Елена Гордеева, которая также готовила материалы для совета, отметила, что в каждом случае решение о предоставлении отсрочки всё равно принимает судья, так что именно он должен определить, опасно ли будет разрешить женщине воспитывать ребенка дома.

— Преступления женщин в основном ситуативны, — сказала Елена Гордеева. — Как правило, на сроки до 8 лет их осуждают за убийство мужа или сожителя.

Например, был случай, когда женщина в течение 5 лет обращалась в полицию, потому что муж избивал ее. Полицейские его утихомиривали. Но однажды в ходе ссоры она его убила. Это типичный случай.

Потом в суде такой обвиняемой чрезвычайно сложно доказать, что это была самооборона и самозащита.

Если у таких женщин остаются дети — их отдают или в детский дом, или родственникам, которые часто не очень-то этого хотят. Как рассказала Елена Гордеева, в колонии женщина может жить с ребенком, пока ему не исполнится 3 года. После этого администрация должна поместить малыша в детский дом.

— Если матери остается меньше года до истечения срока, администрация может разрешить оставить ребенка и старше трех лет — но не старше четырех, — сказала она. — В этой ситуации нужно в первую очередь думать о ребенке. Для него важно сохранение контакта с матерью, особенно если он маленький. Разлука с матерью для него — большой стресс.

По словам Елены Гордеевой, правоприменительная практика такова, что отсрочку получают обычно обвиняемые, у которых есть влиятельные родственники. Например, резонанс вызвала история Анны Шавенковой — дочери главы Иркутского облизбиркома Людмилы Шавенковой.

В 2009 году она, управляя автомобилем, сбила двух женщин — одна погибла на месте, другая осталась инвалидом. В 2001 году Шавенкова была осуждена на 2,5 года лишения свободы с отсрочкой наказания на 14 лет, поскольку у нее незадолго до этого родился ребенок.

— Женщинам, у которых нет влиятельных родственников, получить отсрочку сложно, — сказала Елена Гордеева.

К примеру, Мелеузовский районный суд Башкортостана 29 мая 2015 года отказался давать отсрочку жительнице республики Семавиной Н., которая была осуждена за убийство мужа и у которой остались три дочери.

Как говорится в материалах дела, «Семавина Н.С.

вину в совершении преступления признала частично и показала, что муж оскорблял ее, угрожал убийством, она испугалась за свою жизнь и жизнь своих детей, убивать мужа не хотела, всё произошло спонтанно».

«Отношения девочек с папой складывались сложно, имели место постоянные скандалы и ссоры, физические наказания без причин, — сказано в материалах дела.

— У девочек сложился определенный стереотип папы, который постоянно кричал и наказывал, с уроками никогда не помогал, очень часто выпивал, устраивал дома драки с мамой, а именно применял физическую силу в состоянии агрессии. Девочки сильно испуганы, пережили сильнейший стресс».

Сама осужденная, как следует из бытовой характеристики, «характеризуется положительно, хорошая мать, воспитывает троих детей, спиртные напитки не употребляет».

Суд учел смягчающие обстоятельства (частичное признание вины, явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, наличие на иждивении малолетних детей, отсутствие судимости и т.д.) и приговорил женщину к 3,5 года лишения свободы «с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима».

Первая инстанция отказалась предоставлять обвиняемой отсрочку, сославшись на то, что этот вопрос должен решаться после вступления приговора в законную силу. Однако позже Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан изменила приговор и предоставила отсрочку.

Полковник МВД в отставке, адвокат Евгений Черноусов рассказал, что женщины, которым дают срок выше 8 лет, проходят в основном по статьям «Убийство» и «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью».

— Как правило, это доведенные до отчаяния женщины. Они убивают своих мужей, которые до этого издевались над ними. В первом случае мужчина умирает сразу, во втором — спустя время, в больнице. За это женщины получают обычно 8–10 лет.

Евгений Черноусов отметил, что последствием инициативы станет дополнительная нагрузка на полицейских.

— Сотрудников в системе МВД хронически не хватает. А если больше женщин будут получать отсрочку, потребуется больше сотрудников, чтобы следить за их поведением. Для этого в системе МВД существует специальное подразделение, — пояснил юрист.

Также в Верховный суд от совета были направлены другие предложения, которые касаются осужденных женщин. Совет просит «проработать вопрос об организации в судах отдельных специализированных помещений для нахождения матерей с детьми и беременных женщин необходимым оборудованием (пеленальные столы, средства ухода за детьми и т.д.)».

Источник: https://iz.ru/news/593606

За наказание ребенка — в тюрьму!

Какое наказание грозит, если мать не воспитывала дочь 10 лет?
Общество

Государственная дума приняла поправки к статье «Побои» Уголовного кодекса

Владимир Смирнов/ТАСС

Госдума декриминализовала статью 116 УК РФ «Побои». В пояснительной записке к законопроекту указано, что «согласно данным Судебного департамента при Верховном суде Российской Федерации, по части первой статьи 116 УК РФ ежегодно осуждается 19–21 тысяча лиц». И это, конечно, многовато для подзатыльника.

В настоящее время обсуждаемая часть первая статьи 116 квалифицирует правонарушение как «нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль», но НЕ повлекших никакого «легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности».

Однако при анализе новации выясняется, что никакой существенной «декриминализации» так и не произошло.

Случаи, сейчас предусмотренные статьей «Побои», будут наказываться в административном порядке. И это было бы большим шагом вперед, если бы не одно «но».

Дать волшебный легкий пинок зарвавшемуся сынку без уголовных последствий родитель сможет сделать только один раз в процессе воспитания. В проекте закона так и написано  «если такое деяние совершено однократно».

Если родитель попадется еще раз на подзатыльнике или, не дай Боже, на порке ремнем, то пожалуйте, папаша, в уголовный суд.

Законопроектом предлагается установить уголовную ответственность за совершение указанных действий лицом, уже подвергнутым административному наказанию за аналогичные действия. Как сказано в пояснительной записке к законопроекту, в повторном случае применяются «те же виды и размеры наказаний, которые в настоящее время предусмотрены статьей 116».

Почему мы говорим в данном случае о детско-взрослых отношениях? Ведь побои могут нанести друг другу и люди взрослые.

Да потому, что в пояснительной записке прямо указывается, что изменения в УК имеют только одну цель, и более никакой: «Это позволит надлежащим образом реагировать на факты семейного насилия, противоправного поведения нерадивых родителей и других лиц, склонных к постоянным угрозам или систематическому совершению насильственных действий в отношении граждан, в том числе несовершеннолетних».

Если взрослые люди начинают драку, то никакими побоями дело, как правило, не ограничится, и для квалификации последствий таковой «битвы» в УК есть масса иных статьей. Так что речь идет фактически об утверждении в стране закона о запрете наказаний для детей.

Настоящий закон, который требует от нас принять Совет Европы, именно под таким названием протащить через парламент пока не удалось, а вот с мелкой поправкой, по факту означающей то же самое, получилось.

Так что на публике мы фыркаем при упоминании одиозного и никому не нужного органа — Парламентской ассамблеи Совета Европы, а на практике берем под козырек и делаем все, что нам скажут.

https://www.youtube.com/watch?v=eaSKQbWtd00

Как и предполагали многие эксперты, после того как в начале 2010-х годов политическое руководство страны окончательно разобралось и затем быстро рассталось с введением в стране разрушающего семью комплекса мер, которые обобщенно стали называть в России «ювенальной юстицией», отдельные ее элементы начали внедрять в самые разные законодательные акты. Не получилось сразу принять пакет ювенальных законов, стали действовать по отдельности. Данные случай — пример этой хитрой политики. Нам могут сказать — это же хорошо, что за первый раз родителю светит только административное наказание. Мы же ответим — плохо, что вообще существует такая статья, как «Побои».

Еще раз обратите внимание на два факта. Первое. Статья называется очень громко — «Побои». В русском языке это слово явно негативное, обозначающее насилие.

Однако по смыслу статьи 116-й единственным квалифицирующим преступление признаком является только «физическая боль», понятие, кстати, само по себе субъективное, и к тому же такая, которая даже не причиняет «легкий вред здоровью». Следовательно, не обязательно иметь следы на теле, достаточно свидетельства ребенка.

А с этим у родителей могут быть серьезные проблемы. Вот скажет 12-летнее дитя: «Мама схватила меня за руку, чтобы я не пошла в кино/гости/дискотеку, и мне было больно». И все! Судебная машина заработала. Второе. Хорошо, дадут маме административное наказание на первый раз.

А это значит, что семью уже поставят на учет в органах опеки, которые могут вмешиваться в семейную жизнь в любое время суток. И будьте уверены, эти люди при желании могут сами «обнаружить или выявить» и второй случай, уже подпадающий под уголовное наказание.

«Если люди не жалуются в полицию или если это способ наказания непослушного ребенка, который не понимает слов и которому просто необходимо физически показать, что нельзя делать того, что для него или для других опасно, то это не должно быть наказуемо государством, — уверена член совета по защите традиционных ценностей при уполномоченном по правам ребенка при президенте РФ детский психолог и публицист Ирина Медведева. — То есть делается все для разрушения семьи, все для того, чтобы люди не хотели иметь детей, потому что зачем иметь детей, если их нельзя нормально воспитывать. А нормальное воспитание, особенно в раннем, в дошкольном возрасте, часто включают в себя шлепки, постановку в угол, физическое удержание ребенка, если он стремится туда, где может быть причинен моральный или физический вред. Все это теперь будет криминальным, и воспитание детей теперь делается невозможным».

Валерий Шарифулин/ТАСС

Валерий Шарифулин/ТАСС

«Поборники закона поправки внесли очень поспешно, несмотря на то что за два месяца до этого в Общественной палате собирался круглый стол, который возглавляла Людмила Виноградова, член Общественной палаты, очень опытный юрист.

И там было вынесено решение о том, что ни в коем случае нельзя криминализовать побои в семье. Потому что те побои, последствием которых явились всякие физические повреждения, они и так наказуемы.

А речь идет о чем-то, что не имеет никаких физических последствий, вредных для здоровья и жизни человека», — заключает Ирина Медведева.

Вообще, удержание ребенка от посещения всякого рода мест, развращающих его душу и тело, в наше время одна из самых основных задач родителей. Каждый родитель понимает, к сожалению, о чем идет речь. Это дискотеки, где, наплевав на закон, несовершеннолетним легко продают алкоголь, а в туалетах свободно дефилируют наркодилеры.

Поборники закона говорят о том, что, если к ребенку применяют физические наказания, он якобы вырастает агрессором, что с точки зрения детской психологии абсурд. Человек, не знающий, что за причиненную им боль он может получить такой же болевой ответ, как раз в большей степени рискуют превратиться в агрессивную личность. Ведь и в народной молве про таких говорят — «безнаказанный».

Если человек сам не подвергался наказанию в разумных пределах, он, конечно, не в состоянии оценить границы дозволенного и недозволенного по отношению к себе. Конечно, дети порой страдают от душевнобольных родителей, которые не хотят лечиться, потому что принудительное лечение отменено со времен перестройки. Так верните эту статью.

Нормальный же родитель прекрасно понимает, что полезно и что вредно его ребенку в зависимости от характера, возраста и проступка.

«Вот это случилось на Украине, где закон, запрещающий телесные наказания, в том числе и родительские, был принят после первого Майдана, когда к власти пришел американский ставленник Ющенко, то есть в 2004 году, — ответственно утверждает Ирина Медведева.

— И у нас есть возможность посчитать цыплят по осени. Когда вводили закон, это поколение было детьми семи–восьми лет. Они как раз подросли за 10–12 лет, эти непоротые дети, и превратились в оголтелых бойцов.

О том, какие они неагрессивные, можно судить по тому, что они делают на востоке Украины; в частности, сдирают кожу с пленных, воюющих в Донбассе за его свободу от фашизма. Заживо сдирают кожу. Я только что приехала из Донбасса, и у меня свежие новости, свежие сведения.

Эти непоротые детки, кто потрусливее, тот готовит коктейли Молотова для взрывов. Женщину с грудным ребенком на руках, которую разорвала бомба, оторвала ей руки и ноги, смеясь, называли “колорадом с оторванными лапками”.

Некоторые родители таких боевиков честно признавались в разговорах, что у них не было, к сожалению, рычагов воздействия на своих хулиганистых детей. Им очень стыдно за те зверства, которые творят их подросшие, не наказанные в свое время дети».

В редакции РП есть свидетельство от очень обеспеченной интеллигентной семьи москвичей. Отец — университетский преподаватель, политолог и публицист, мать тоже преподаватель в вузе, литературовед, специалист по английской литературе XIX века. Сын — 11 лет, школьник, хорошо учится, занимается баскетболом.

Как-то папа пошел в магазин, оставив на столе кредитную карточку и мобильный телефон. Сынок ничтоже сумняшеся тут же купил себе по интернету iPhone 6 за 70 тысяч рублей. Родители НИКОГДА не поднимали на сына руку и в качестве наказания избрали запрет на прогулки в течение недели.

Умный сын умных родителей тут же позвонил в органы опеки и доложился, что его силой, побоями удерживают дома, не дают есть и физически издеваются. Через три минуты полиция и представители опеки были у дверей квартиры. Началась долгая история.

Сын, через час осознав, что папа может угодить в тюрьму, а он сам в детский дом, быстро пошел на попятную, но было уже поздно — машина завелась. Не помогали ни папины серьезные связи, ни мамины. Повезло, что одна из двоюродных бабушек оказалась судьей Верховного суда в отставке. От семьи отстали.

РП не раз писала, что органы опеки интересуются детьми прежде всего состоятельных и образованных родителей, что важно — здоровыми ребятами. Детям из по-настоящему неблагополучных семей органы опеки часто помогать не стремятся — слишком хлопотно. Как нет и дела до того, чтобы помочь проблемным семьям.

«Пусть знают представители власти, что для многих людей, особенно людей бедных, дети — единственное сокровище, которое у них осталось, — завершает разговор Ирина Медведева. — Вот если они будут жить под дамокловым мечом угрозы изъятия детей за каждый шлепок и за каждую постановку в угол, то социальные протесты обеспечены.

Поэтому такие законы еще и ведут к очень серьезной дестабилизации государства, потому что возмущают общество. У нас как минимум половина живущих ныне людей — это родители. Значит, будет много возмущенных людей. И надо сказать, что они уже есть.

В день принятия поправок о побоях в Уголовный кодекс были проведены пикеты и в Москве, и в Питере, и в 33 других городах, была написана масса писем в Думу. И пока ноль внимания».

темы

Новости партнеров

Источник: https://rusplt.ru/society/popravki-k-state-poboi-uk-26655.html

Как наказывать подростка

Какое наказание грозит, если мать не воспитывала дочь 10 лет?

Наталья Визер

Вопрос о наказаниях подростков актуальная тема для многих родителей. Ведь подросток ещё не взрослый, но уже и не ребенок. Как же на него повлиять, как реагировать на неправильное поведение, плохие оценки?

Ответы на этот вопрос принято искать у психологов.

Но одно дело давать рекомендации, а другое – жить в своей семье, строить отношения со своими детьми, и решать те же «насущные» родительские вопросы.

Нам стало интересно узнать, как обстоят дела с наказаниями в семьях наших тренеров и что на эту тему думают вами подростки. Поэтому мы попросили дочь нашего тренера, Елизавету, (ей 13 лет) ответить на вопрос как правильно наказывать подростков. Вот что получилось.

«Будешь сидеть в своей комнате до конца дня! Никаких конфет до конца недели! Гулять сегодня не пойдёшь!»

Подобные меры, приведенные выше, кажутся родителям нужными в некоторые моменты. К примеру, когда дочка получила двойку, или сыном была порвана совсем новая спортивная форма. Однако, так ли они необходимы?

Я, как подросток, могу сказать: нет. Я прожила 13 лет, и не думаю сказать, что наказания на меня сильно повлияли, хотя бы запомнились или «послужили уроком».

Если честно, я вообще не помню, чтобы меня на самом деле наказывали…

Но я слышала истории про родителей, которые сильно наказывают своих детей. Несомненно, бывают моменты, когда родители устали на работе, приходят домой, а им звонит учитель с гневной тирадой… Тут, наверное, хочется своему любимому школьнику всё, что вы о нём думаете… Наказание тут как тут. Но остановитесь на минуточку!

Случается, когда ребенок приходит в школу, устаёт там, да ещё и неудачи какие то происходят. С учителем конфликт или плохие оценки получил. Сам не рад. Приходишь домой, а на тут ругаются родители, и грозят лишить интернета, или ещё чего-нибудь.

Объясню на своём примере. Есть у меня в школе учитель. Преподает хорошо, только, по моим ощущениям, минимум для студентов – не всегда понятно, так ещё и с колкостями через раз. И как запомнить нормально этот предмет? Вообще понять объяснения? А потом вопрос ну почему по этому предмету у многих плохие оценки?

Или вот ещё. Прихожу я в школу в понедельник, сижу на физике. Бывает, что наша учительница вскипает и минут 5 ругается на нарушителей дисциплины. После такого урока выходишь выжатый, как лимон. Потом алгебра и геометрия устаёшь вдвое. Затем английский дисциплина ужасная.

Когда наконец то попадаешь домой уже устал очень сильно. Уже не кажется важным, сложил ты школьную форму, красиво написал упражнение, сделал ли зарядку. А родителям кажется. Они начинают выговаривать, а в конце лишают телефона.

Правда, я таких случаев в своей жизни не помню, но одноклассники рассказывают о том, что родители так часто поступают.

Слово «нужно» я здесь считаю не подходящим. Не нужно, по моему мнению. Но расскажу, как это происходит у нас.

Так что, дорогие родители, услышьте подростков: нам плохо, если вам плохо. Что бы мы ни говорили в порыве гнева, мы вас любим. А конфликты, к примеру, с осанкой, можно решать обычным разговором. А споры крепкими объятиями. Так что не наказывайте подростков, особенно в гневе, нам будет хуже и за вас, потому что вас расстроили, а также за себя.

Бывает, когда мама приходит уставшая домой, видит гору грязной посуды. Тогда она может обидеться, и день-другой нам приходится кормить себя самим, в особенности, мыть посуду. В этом всё наказание и заключается. Как итог – недельку посуда в раковине не застаивается.

Потом бывают, конечно, снова «сбои в системе» J. С этим вроде бы вопросы решаются так.

Так что, дорогие родители, услышьте подростков: нам плохо, если вам плохо. Что бы мы ни говорили в порыве гнева, мы вас любим. А конфликты, к примеру, с осанкой, можно решать обычным разговором. А споры крепкими объятиями. Так что не наказывайте подростков, особенно в гневе, нам будет хуже и за вас, потому что вас расстроили, а также за себя.

  1. Не моем посуду.

    Бывает, когда мама приходит уставшая домой, видит гору грязной посуды.

    Тогда она может обидеться, и день-другой нам приходится кормить себя самим, в особенности, мыть посуду. В этом всё наказание и заключается. Как итог – недельку посуда в раковине не застаивается.

    Потом бывают, конечно, снова «сбои в системе» J. С этим вроде бы вопросы решаются так.

  2. Красивая осанка

    Иногда случается, что я устала в школе, на кружках, поругалась с братом, а мама приходит и начинает ругаться на кривую осанку. Слушать это нестерпимо из-за того, что и так стараешься, учишься изо всех сил. А на то, чтобы спину ровно держать сил как раз не остаётся. А из-за того, что маме грустно, и мне самой нехорошо…

  3. «Хочу это!» или «не буду делать!»

    Вы знаете, что даже споры часто наказание. Даже если мы их провоцируем, удовольствие от них не получаем точно. Просить и в очередной раз получать отказ, слышать 10 раз о том, что ты что-то должен сделать не очень радостно.

Споры могут возникать, если вы трижды попросили ребенка что-то сделать, например, убрать обувь, а грязные ботинки до сих пор стоят в прихожей.

Или вы объяснили, что это невозможно, а он продолжает вас просить, к примеру, купить краски в 10 вечера.

Почему не убирает или просит? В первом случае устал, или считает это не таким важным, во втором реально краски хочется…. Так как же решить эти вопросы, и многие подобные?

В каждой семье должны существовать правила, вывешенные на видное место. Но сначала надо объяснить, почему так нельзя, почему правила именно такие. Принять их всей семьёй, согласовать между родителями и детьми.

Например, правила могут выглядеть так:

  • Обувь сразу убирать в шкаф
  • Посуду моет дежурный, меняющийся каждый день
  • Звуки прекращаются, хотя бы сводятся к минимуму в 10 часов, даже если одному из членов семьи завтра не надо рано вставать.
  • Грубить друг другу нельзя даже в ссоре.
  • Надо помогать в готовке и уборке даже если не просят.

А также должны быть назначены меры за невыполнение таких правил, причём актуальные и ребенка и взрослого.

  • Если обувь оставлена в коридоре, то надо её помыть в качестве наказания.
  • За каждое грубое слово раньше ложиться спать минут на десять.
  • За невымытую посуду мыть её на следующий день, на один раз освободив от этой обязанности дежурного.
  • За различимую мелодию музыки после 10 часов сделать подарок из конфет или книжечку любимых качеств в том человеке, которому вы случайно помешали.

Лучше просто объяснить, почему надо делать уроки или смотреть по сторонам на дороге. Для этого нужно договориться и составить правила. Тогда всё понятно для подростка, и ругаться просто не из-за чего. Ведь ты и сам знаешь, что делать, если правила нарушены.

Надо уменьшить, а лучше совсем обнулить количество споров. Здесь тоже помогают правила. Исключения составляют споры, которые прерываются смехом о каком-нибудь изобретении, идее. Но я считаю, что даже споры должны кончаться миром. То есть, обычным разговором.

Очень обидно, кстати, когда родителями прерывается спор братьев или сестер, если не слышно воплей и криков. Ведь им может нравиться такой спор, или как я его называю, дискуссия. Бывает, что мы с братом вполне серьёзно спорим о теории по книге или о нашем будущем изобретении.

Очень неприятно, если такой спор прерывается гневным замечанием: «прекратите спорить, потом кто-то плакать будет!». Ведь вы, взрослые, не всегда различаете мирный спор от яростного.

Мирный спор бывает о каком-нибудь вопросе, а яростный переходит на личности и заканчивается оскорблениями.

Часто родителями обсуждается вопрос наказания, но вопрос похвалы редко. А она очень важна. И если наказание важно для взрослого, так как в следующий раз дитя не будет выводить взрослого из себя, то похвала служит настроению ребенка, а взрослому при этом ничего не стоит. Но не всякая похвала ценна для подростка.

Похвала на пустом месте, когда ты перешел дорогу, посмотрев по сторонам, или с преувеличенными неискренними выражениями, типа «ты герой»; «вот это ты молодец!» вызывают только отвращение ребенка и желание махнуть рукой. Так, как надо подъёму настроения не служит.

Так за что же надо хвалить подростков?

Попросите своего ребенка честно написать или сказать, что он любит, что ему дается с трудом. А может быть вы и сами знаете это. Самой ценной похвалой будет именно за это.

Если ребенку, как и мне, интересна книга или фильм, а может он просто рукодельник, и очень часто делает интересные вещи по любимой вселенной, то знайте ему будет очень приятно, если его рисунок повесят на стенку, в игру будут играть, а рассказ – часто перечитывать, и это будет лучшей похвалой.

То есть похвала для подростка это не слова, а действия!

  1. Хвалить за то, что важно.

    Если ребенок не дружит со школой или учёбой лучшей похвалой будет маленький тортик в честь успешно сданного экзамена, или разрешение пригласить друга в гости, если он раньше мало с кем дружил, а сейчас понемногу у него появляются друзья и вы хотите похвалить его за это.

  2. Хвалить за соблюдение правил.

    Я уже писала про список правил семьи, так вот: за выполнение этих правил в течении недели купите долгожданную книгу или сходите в кино на любимый фильм. У нас в семье раньше был список задач, за выполнение которых следовало сделать что-то приятное.

  3. Хвалить за стремление к мечте.

    Попросите ребенка, не стесняясь, список задач на неделю, месяц и год. Там могут быть и шуточные задания – разыграть пять человек, так и серьёзные сесть на шпагат. Если школьник любит какую-либо вселенную пусть поставит цель нарисовать любимого персонажа или написать рассказ про него.

    Если увлекается чем-то конкретным, например, рисованием или выпиливанием кинжалов из дерева он может сделать целью пять кинжалов или альбом рисунков. Если школьник знает, чем хочет заниматься в будущем пусть его целью будет прочитать книгу по будущей профессии, или разработать новый проект.

    И если он выполнит план – сводите его в лес с ночевкой или на интересный мастер-класс.

Я писала, что похвала на пустом месте или она же без искренности очень раздражают. Со мной иногда бывает, что я слышу совершенно лживое «ты такая молодец!» Прямо чувствуется, что сказано это для того, чтобы быть вежливой. Очень хочется раздраженно промычать что-нибудь, чтоб поток лести иссяк.

Так что если вы хотите, чтобы похвала воспринималась похвалой, а не лестью, хвалите только тогда, когда вам действительно что-то нравится, или когда понимаете, что то нечто достойно похвалы, и не каждый может сделать тоже.

По-прежнему – главной наградой, похвалой, поощрением, служат тёплые слова, крепкие объятия и ваши действия.

Мы попросили прокомментировать эту статью Наталью Ломилину, маму Лизы. 

“У меня двое детей, сейчас им 11 и 13 лет. В какой-то момент я поняла, что наказания не работают.

Хотя часто слышу мнения о том, что детей без наказания нельзя вырастить, что ничего путного из них не выйдет, если не наказывать за проступки. А ещё о том, что «меня наказывали и вот я вырос человеком».

Я считаю, что тут вопрос больше в том, что как научить ребенка жить в обществе, а первое общество для него это семья.

 

В нашей семье мы ввели правила. Вводили их всей семьей. Вот как это было.

  • Мытьё посуды.

    За ужином, когда все собрались, каждый высказал свой вариант решения этого вопроса и очередности дежурства. Были варианты мыть ее через день, каждый сам за собой, фиксированные дни за каждым членом семьи.

    Не скрою, что обсуждение было жарким и за один вечер мы не пришли к единому решению. Оставили идею «на подумать». На следующий вечер после обсуждения нашли то, что устроило всех.

    Каждый подтвердил, что понял условия, согласен выполнять, и нести ответственность за невыполнение.

  • Разграничение «детского» и «взрослого» времени.

    Весь день до 22 вечера время «детское». Дети могут заполнять все пространство. Здесь общение, занятия, и игры разной степени активности. А с десяти вечера время детское заканчивается и начинается время взрослое. Дети уже знают это и готовятся заранее. Их задача покушать, попить, уложить игрушки в кровать, гигиена и прочее. До 22:00

    Тогда наступает тишина, и взрослые могут пообщаться друг с другом, провести время вместе или наедине с собой, поработать, то есть так как им нужно, важно, хочется.

    Если в 22 часа возникает вопрос можно ли мультики? Есть готовый универсальный ответ ребенку: время детское кончилось. Спокойной ночи.

    Введение адекватных правил, помогают взрослым или детям обходиться без наказаний. Сохраняя при этом теплые отношения и мир в семье.”

В наш центр часто обращаются родители с вопросами конфликтов в семье, или не слушается подросток. Конечно, бывают случаи особенно сложные, где договоренностями и рекомендациями не обойтись.

Но по нашему опыту можем сказать, что редко. Если у вас есть вопросы по поводу воспитания вашего ребенка, задайте его Наталье Ломилиной , или другим нашим специалистам.

Или запишитесь на консультацию психолога.

Источник: https://tren-kot.ru/stati-po-detskoy-psihologii/kak-nakazyvat-podrostka/

Юрист Адамович
Добавить комментарий