Куда обратиться бабушке ребенка,если он не хочет жить с матерью?

Почему благополучные дети сбегают из дома?

Куда обратиться бабушке ребенка,если он не хочет жить с матерью?

Вы считаете себя лучшими родителями на свете и  думаете, что ваш жизненный опыт – бесценен, хотя ваш ребенок, на самом деле, успевает узнавать за день больше, чем вы за неделю.

Конечно, вы любите свое чадо, вот только ваша любовь очень часто превращается в сплошное “Я-знаю-как-тебе-жить-я-знаю-как-тебе-быть”. А потом вы однажды приходите домой, а ваш ребенок исчез, в лучшем случае оставив записку.

Вы думаете, что не виноваты в этом? Как бы ни так!

В Беларуси ежегодно в органы внутренних дел Республики Беларусь поступает  около 2 тысяч заявлений и обращений граждан о безвестном исчезновении детей.

Подавляющее большинство ушедших из дома или интернатных учреждений детей находятся в течение одних-трех суток. Однако некоторые из пропавших остаются не разысканными на протяжении многих лет.

Так, на 1 января 2014 года по данным МВД не разыскано 62 ребенка, 35 из них – свыше 5 лет, 5 – от 3 до 5, 10 – от 1 года до 3 лет.

Товарищи родители, подумать не хотите ли?

Вы думаете, что главное в жизни вашего ребенка – это вы, ну и еще школа. О, этот повсеместный родительский заговор “Учитель-всегда-прав”.

Вам никогда и ни за что не доказать, что учитель – это всего лишь человек, и не всегда хороший и умный.

Вы даже представить не хотите, что некоторые будущие учителя поступают в педагогический, потому что там конкурс меньше, а потом учат детей, ненавидя их от всей души.

Вам не нравятся друзья ваших детей, для них у вас прибережен рефрен “они на тебя плохо влияют”. И хорошо, если заботливые мама и папа говорят это своим детям, а не тем самым друзьям.

Наряды детишек громогласно ужасают не только вас, но и всех многочисленных родственников, а невинный пирсинг в пупке скрывался от папы три месяца.

От вас только и слышно: “Делай уроки, ложись спать, сделай тише музыку, где шляешься, убери бардак в комнате, из тебя ничего не получится, как ты разговариваешь с родителями, мы тебя кормим-поим, помой посуду, ты без нас никто, прекрати жевать жвачку…” Вы можете говорить это до бесконечности.

Самое интересное, что вы и вправду считаете это формой выражения заботы и проявления любви.

Хмм, а вы, мама двоих детей, во времена, когда этих детей еще не планировалось, обрадовались, если бы ваш будущий муж проявлял свою любовь именно таким навязчивым способом? Явно после таких “ухаживаний” у вас бы до детей дело не дошло. Так почему вы делаете свою родительскую любовь таким тяжелым бременем для своих детей?

У детей и подростков очень хрупкая, чувствительная психика. И может наступить момент, когда во время очередного промывания мозгов они не выдерживают и выбирают только один выход – уйти из дома. Причем вопрос “Куда?” даже не поднимается. В воздухе висит только вопль “От кого?”.

Ваш ребенок – с другой планеты

То, что вы живете на разных планетах, стало для вашего ребенка ясно лет в шесть. И с тех пор он считает собственных родителей инопланетянами, и думает, что от пришельцев ничего хорошего ожидать не приходится.

И мечтает ваш ребенок о том, как неплохо было бы получить пособие “Как выжить среди родителей”. А вам, родители, не помешало между заботами о насущном хлебе ребенка хоть однажды задуматься, что он, как ни странно, не ваша собственность.

Но вы живете на разных планетах, у вас в ушах огромные клоки ваты, и никакие слуховые аппараты здесь не помогут.

Короче, ваш ребенок собирает рюкзак и уходит. Прекрасно. А дальше начинается жизнь. Довольно невкусное лекарство от иллюзий.

Как это бывает

Пятнадцатилетняя Аня ушла из дома, поссорившись с мамой из-за оценок. Хлопнула дверью и пятеро суток не давала о себе знать.

Пока родители обзванивали больницы и морги, милая барышня спокойно отрывалась у своей подружки, родители которой были в командировке, и которая, невинно гладя в глаза Аниным родителям, вещала о том, что не видела Анечку уже давно, потому что в школу она ходить отчего-то перестала. Закончилась вроде бы невинная история плохо.

С одноклассниками девочки пили водку дома у той самой подружки. Аня сидела на подоконнике открытого окна и, потеряв равновесие, упала вниз. Сломала позвоночник. И теперь никто не знает, сможет ли она когда-либо ходить.

Сергей был единственным ребенком в семье. Мама и папа, научные работники, относились к сыну с обожанием, он хорошо учился и ничем криминальным себя не проявил. Но, начиная с шестого класса, стал постоянно убегать из дома. Находили его в самых разных точках республики, и несколько раз даже за ее пределами.

Родители не могли с этим справиться, искали причины в себе и в школе, в отношениях с друзьями и первой любви. Когда Сергею исполнилось 18, он отправился служить в армию. Несколько раз сбегал и оттуда, что создавало уже проблемы с законом.

Наконец догадались обратиться к психологу, который и сказал, что у Сергея – болезнь, которая не позволяет человеку контролировать такие свои порывы и которая с годами будет усугубляться.

Оля ушла от мамы и папы с твердым желанием никогда их больше не видеть. Они запретили ей встречаться с любимым мальчиком Сашей, без которого, Оленька, разумеется, не могла прожить и дня. Мальчик о ней “позаботился”, поселил в подвале многоэтажки, где у их компании была “камора” (место для вечерних тусовок и прогуливания школы).

Кормил котлетами, принесенными из дома, и всячески радовался ее крутому поступку. Правда, почему-то не захотел присоединиться к любимой и спокойно жил себе дома. После двух недель такого вольного проживания ночью на Олечку наткнулся пьяный бомж. Он ее изнасиловал и смылся. Она вернулась домой, но вряд ли скоро захочет вообще с кем-то видеться.

Игорь сбежал от родителей просто потому, что они его не понимали. А папа у Игоря был большой милицейский начальник, очень властный и авторитарный человек.

Парадокс состоит в том, что пока товарища искала все городская и даже республиканская милиция, он преспокойно обитал на минском вокзале, каким-то чудом просачиваясь через постоянные облавы на беспризорников. Подружился с вокзальными бродяжками и даже успел завоевать у них авторитет. Путешествовал по стране и чувствовал себя абсолютно свободным и счастливым.

Когда его все-таки вернули домой, сказал, что при первом же удобном случае убежит снова. Но решил вопрос по-другому. После девятого класса поступил в училище в другом городе и домой старается приезжать как можно реже.

…Может быть, эти истории благополучных детей покажутся просто глупыми в сравнении с бедами тех, кто уходит от побоев и скандалов родителей-алкоголиков, от постоянно сменяющихся сожителей своих мам, от банального голода. Но от этого ситуация не становится лучше.

О чем они думают, сбегая?

Далеко убежать удается немногим. Денег маловато или нет вообще. Жить негде, потому что все друзья вашего ребенка – такие же благополучные детки, живущие с мамами и папами. Уличные компании ваше чадо пугают с раннего детства. Это хорошая сторона. Но есть и плохая.

Возвращаться домой вашему ребенку уже просто страшно. И еще он хочет отстоять свою позицию. О'кей, пусть доказывает, какой он еще маленький и несдержанный, пусть хлопает дверью и устраивает истерики.

Когда чадо найдется и вернется через несколько дней, вы, конечно, не станете его ругать. Вы будете ему очень рады, будете ходить вокруг него на носочках и сдувать налипшую за время длинной прогулки пыль.

А потом начнется все заново. И будет продолжаться снова и снова. Не до бесконечности.

Ровно до того момента, как ваш ребенок докажет вам, что уже взрослый и самостоятельный человек, может принимать важные решения и планировать свою жизнь.

Не ждите рецидивов, объясните своему ребенку, что для того, чтобы изменить свою жизнь, нужно измениться самому. Иначе – никак. Он, конечно, принадлежит только себе, но для того, чтобы иметь на себя все права, и он, и вы, его родители, должны точно знать, что он способен управлять таким сложным механизмом.

Что делать родителям, когда ребенок ушел из дома?

Сразу же вспомните все, о чем чадо говорило в последнее время. Обзвоните всех знакомых и друзей вашего ребенка, причем разговаривайте не только с детьми, но и их родителями, прося их об адекватных действиях, в случае, если ваш ребенок появится в их поле зрения. Позвоните своим родственникам и знакомым, опросите их.

Проверьте, не пропали ли из дома деньги и ценные вещи. Попытайтесь определить, какие вещи ребенок взял с собой, какую одежду, возможно – книги. Все это тщательно проанализируйте.

Если пропажу ребенка обнаружили вечером – обязательно позвоните классному руководителю, а утром отправляйтесь в школу и опросите всех одноклассников. Вспомните или узнайте у сверстников, где и с кем ваш ребенок чаще всего проводил свободное время, кому мог сообщить о своих планах.

Если вы не видите никаких признаков сознательного ухода ребенка из дома, позвоните в скорую помощь, узнайте, не доставлялся ли туда ваш ребенок, став жертвой несчастного случая. Позвоните в милицию, узнайте, не был ли ребенок задержан – у детей часто не бывает с собой документов, и они не желают (не могут) сказать, как их зовут и куда можно позвонить родителям.

Если все эти действия не принесли результата, срочно обратитесь для организации поисков ребенка в соответствующие органы.

Идите в районное отделение милиции, взяв с собой документы на ребенка и его фотографии. В отделении милиции пишите заявление и подавайте в розыск.

Сотрудники милиции обязаны по первому требованию принять у вас заявление, никакие халатные отговорки “Побегает и вернется” не принимайте.

Далее вы идете к инспектору по делам несовершеннолетних, оставляете ему фотографию ребенка и всю информацию, которая у вас есть.

Продолжайте звонить ближайшим друзьям ребенка, акцентируя внимание на том, что вы очень его любите, волнуетесь, ждете его дома и совсем не сердитесь.

Можете обойти всех друзей, поговорить — ничего не стоит спрятать под кроватью девочку 13 лет так, чтобы родители даже не догадывались, что в доме есть кто-то еще. К тому же личный контакт, возможно, заставит друзей “расколоться”, если они знают, где прячется ваше чадо.

Применяйте хитрость, говорите: “Я точно знаю, что ты в курсе, потому что Сережа говорил, что доверяет тебе все свои секреты, и если что-то случится, скажет только тебе”.

Найдя своего сына или дочь, не нападайте на него сразу с расспросами. Но через некоторое время попытайтесь поговорить на тему побега, узнать, что послужило его причиной, постарайтесь понять своего ребенка и найти взаимопонимание с ним. Помните о том, что вы – не надсмотрщик на галерах, и вашей целью не должно быть тотальное навязывание ребенку своих взглядов на жизнь.

Материал подготовлен при содействии психотерапевта Леонида Шемлякова

Источник: https://interfax.by/news/obshchestvo/society-different/32742/

Как общаться с мамой? Пошаговая инструкция от психолога

Куда обратиться бабушке ребенка,если он не хочет жить с матерью?

Письмо 1

«Добрый день! Мне 30 лет и я ненавижу свою мать. Глубоко. Об этом никто не знает. 

Я стараюсь изо всех сил не делать так, как делает она, и быть ей полной противоположностью. Мне не нравится ее поведение, манеры, отношение к жизни.

Она постоянно учит всех и советует, что и как нужно делать, при этом сама своим советам никогда не следует.

Мать никогда у меня не спрашивала, что я чувствую и что я хочу, вообще мне всегда казалось, что родила она меня для облегчения своей жизни, чтобы было кому помыть полы и приготовить еды, и коронное – подать стакан воды на предсмертном одре. Все свое детство и отрочество я была беспроблемным, удобным и, как любила говорить бабушка, смирным ребенком.

Я родила ребенка в 28 не потому, что захотела этого сама, а потому что она на меня планомерно и долго давила. Это тот случай, когда я не сделала по-своему и очень об этом жалею теперь.

Когда я родила, на меня тут же повалились тонны советов о том, что нужно делать и что все, что я делаю, – не так, потому что она в свое время все делала по-другому и вон какая я у нее выросла! Естественно, я все сделала наоборот, и сейчас мой пупсик спокойный, гармоничный, здоровый и, очень надеюсь, счастливый.

Она никогда меня не хвалила, зато осуждение я слышу от нее постоянно. 

Мне говорят, что моя внешность шикарна, но я себя таковой не считаю, во мне полно неуверенности в себе и своих силах.

За все это я ненавижу свою мать. И мне страшно, неловко, и я думаю, это неправильно. Это давит. И не отпускает. Я не могу ее принять такой, какая она есть.

Я знаю, что мне нужна психотерапия, но я живу в маленьком городе, сижу на шее мужа, у меня просто нет возможности посещать психотерапевта.

Больше всего я боюсь, что это отразится на моем ребенке, я не хочу ему такой жизни как у меня. И детей я больше не хочу.

Я все понимаю, но не знаю, как сбросить груз прошлого, давящий на душу, и начать новую жизнь без обид и претензий».

Письмо 2

«Здравствуйте, у меня проблемы с мамой. 

Точнее, дело во мне.

Она меня постоянно раздражает: не так посмотрит, скажет что-то, или не скажет. Любое движение, наше с ней сходство, страх стать похожей на нее, повторить ее судьбу… Я срываюсь и начинаю нервничать, кричать, обвинять, хлопать дверьми.

Короче, надоели эти деструктивные отношения! Ведь, наверное, все может быть по-другому? В чем причина моего раздражения? Как решить это? Ведь у любой проблемы есть решение – подскажите, пожалуйста, мое. Заранее спасибо».

(И это лишь часть нашей мамо-почты…)

Кровавые слезы

В редакцию SNCMedia то и дело приходят письма от девушек и молодых женщин, которые, что называется, плачут кровавыми слезами в попытке примириться со своими мамами, простить им ошибки, вольные или невольные, простить пренебрежение, ложные представления о том, что такое воспитание, простить насилие, психологическое или физическое, простить невозможность и нежелание увидеть своих дочерей такими, какими они были и есть, а не такими, какими матери видели их, ослепленные собственным нарциссизмом.

Я сочувствую этим девушкам и женщинам всей душой.

Не такое это легкое дело, даже если вы сами уже давным-давно прокачанный, протерапевтированный психолог или психотерапевт.

Кому-то нужны годы и годы, чтобы пройти этот путь: от слепого обожания и подчинения или просто бессознательного подчинения, или от бессознательно бунта и такого же подчинения, через осознание патологического механизма общения с матерью – к возможности отказаться от навязанной роли, от кривых связей в семье, от чужих разрушительных интроектов и паттернов поведения. И потом – к возможности общаться с матерью без боли и досады, не испытывая к ней испепеляющего гнева, не питая свою ненависть ее ужасными привычками.

Психологи – и я в том числе это делаю – обещают в конце этой работы возможность полюбить маму снова, раз уж она не смогла, когда вам это было очень нужно. Эта часть сообщения всем клиенткам обычно нравится. Поэтому вторую часть почти никто уже не слышит. Или слышит – и забывает в ту же секунду. Потому что она далеко не такая оптимистичная.

Полюбить маму придется такую, какая она есть, вместе с манипуляциями, вместе с грубостью, вместе с пренебрежением к вашим интересам, вместе со всем этим кордебалетом. Потому что, скорее всего (хотя бывают и исключения), это все никуда не денется. Ваша мама останется такой же, какой была.

И придется смириться с тем, что она никогда не попросит у вас прощения. Ни за что. Или попросит, но не за то, за что вам было бы важно. И не так. Она скажет: «Ну да, наверное, я была неправа, но ведь я была такой молодой. Или: «Жаль, что так вышло, но ты была невыносимым ребенком». Или: «Я сожалею, что била тебя, но во всем виновата моя свекровь».

Что-нибудь в этом духе. И вам от этого не станет легче. Потому что, даже пытаясь признать свою вину, она, скорее всего, не сможет взять на себя ответственность за то, что было. И ждать этого не надо. Представьте сами: вам 50, 55 или больше лет. Вы живете какую-то свою жизнь, в которой все устроено как устроено. Держится на живую нитку.

Или крепко-накрепко сшито суровой прочной нитью. И тут ваша взрослая дочь требует от вас каких-то признаний. Что вы всё делали и делаете не так. Что ваша суровая нитка – это цепи. Мало кто из людей решается на то, чтобы осознавать свою жизнь во всем ее удручающем многообразии.

Так что – проявите гуманизм и не приставайте к маме с предложениями пойти к психологу, прочитать Петрановскую или что-нибудь еще в этом роде.

Не надо. Пожалейте ее. Если она до сих пор не нашла в себе силы измениться, то не пытайтесь заставить ее сделать это ради вас.

Вы теперь взрослая, вы живы – и этого достаточно для того, чтобы научиться быть счастливой. Живую маму, ту, которая ходит по земле, к затее можно больше вовсе не приплетать. Разбирайтесь с мамой в своей голове с психологом. И этого будет достаточно. 

Но ведь надо же как-то с ней общаться! Как?

Увы: не всегда получается вот так философски относиться к ситуации.

Вы постоянно чувствуете к ней почти ненависть или, по крайней мере, страшное раздражение. Трудно даются самые простые вещи и совместные бытовые действия. Вы то и дело видите мамины манипуляции. И вам хочется ей все-все высказать и все-все разъяснить и доказать. Вы бросаетесь в бой и чаще всего терпите сокрушительное поражение, тратите море энергии и нервов, но все бесполезно.

Вы все еще надеетесь на чудо, на что, если хорошенько все объяснить, мама сможет измениться.

Вы впервые в полном объеме испытываете гнев по отношению к матери. Это нелегко.

Что важно помнить. Если вы хотите, чтобы мама поменяла поведение, просите ее об этом прямо. Если иначе не получается – вынуждайте к переменам.

Примерно так:

«Мама, мне не нравится, что ты звонишь мне каждый час во время рабочего дня. Пожалуйста, не делай этого больше. В противном случае я не буду брать трубку».

Или так:

«Мама, я очень злюсь, когда ты называешь меня растяпой. Мне обидно и неприятно. Если ты не прекратишь, я буду вынуждена перестать с тобой созваниваться» (буду приезжать раз в месяц, а не раз в неделю, буду проводить все время в своей комнате, одним словом – сокращу общение до минимума).

Или так:

«Я больше не хочу слышать, каким уродом был мой отец. Ты можешь разговаривать об этом со своими подругами, но не со мной. Мне больно и неприятно. Если ты хочешь, чтобы мы общались, пожалуйста, не допускай этого. Я не стану этого терпеть».

И так далее.

Все, что вам нужно для этого, – капелька твердости и море спокойствия.

С первым могут быть проблемы, но они ничто по сравнению с тем, как трудно быть спокойной, когда «никогда такого не было, но вот опять».

Где бы это спокойствие раздобыть?

На то есть специальная технология, крайне простая, но эффективная. Если вы натренируете себя поступать именно так, то общаться с мамой станет немного легче.

Технология общения с невыносимыми мамами

Шаг 1. Учитесь ловить первые признаки своего гнева, первые уколы раздражения

Тренироваться можно на кошках. То есть, простите, на других людях. Например – на коллегах. Заодно и с рабочими конфликтами разберетесь.

Шаг 2. Как только почувствовали, что градус ваших эмоций повышается, срочно увеличивайте физическую дистанцию

Если сидели вместе на диване – встаньте, пересядьте в кресло подальше. Если вы в автомобиле и деваться некуда, остановитесь под любым предлогом и выходите из машины, – купить водички, например.

Если дело происходит по телефону, воспользуйтесь любым способом, чтобы прервать разговор. Просто положите трубку. Отдышитесь. И перезванивайте – если хотите. Если нет – перезвоните позже и сошлитесь на качество связи.

Одним словом, ваша задача – помочь себе снизить накал эмоций за счет увеличения физической дистанции. Это работает – проверьте сами.

Шаг 3. Отключайте локаторы, которые ловят скрытые сообщения

Например:

Мамина реплика: «В этом доме никто никогда не готовит еду. И никого не интересует, что в холодильнике пусто».

Ваш ответ: «Мама, ты что-то хочешь мне сказать?»

Еще один пример: «Я вчера видела твою подругу Машу, она, между прочим, уже второго родила!» (варианты: «У нее, в отличие от некоторых, уже двое детей (мужей, работа в Газпроме, поклонник из Новой Зеландии).

Ваш ответ: «Как я рада за Машу!» 

Скрытые сообщения вставьте сами. Если возникнут затруднения, спросите у мамы (шутка).

Шаг 4. Не терпим оскорблений и сразу тормозим нарушителей границ

Про это мы уже немного написали. Еще пара примеров.

Мама: «Что это у тебя за гнездо на голове?»

Вы: «Мама, мне неприятны твои слова. Пожалуйста, извинись». Или: «Мама, мне не нравится твоя критика. Если ты не перестанешь, мне придется уйти».

Мама: «Вечно ты приводишь в дом каких-то оборванцев (гопников, придурков, лохов, недотеп, психов)».

Вы: «Мама, прошу тебя не оскорблять моих мужчин. Мне это неприятно. Предупреждаю тебя: я буду вынуждена положить трубку (уйти, перестану приезжать) в случае, если ты не поменяешь свою тактику.

Шаг 5. Продолжать общение как ни в чем не бывало, если вам хочется

Если не хочется – заняться чем-нибудь другим без чувства вины. Никому, даже маме, непозволительно безнаказанно и без последствий наносить нам душевные раны. Вы имеете право чувствовать себя хорошей, даже если ваша мать считает иначе.

P. S. Вы тоже можете прислать свои вопросы психологу Вите Малыгиной на hero@sncmagazine.ru. Можно не только про маму! (Ну, вдруг вас что-то еще волнует?)

Источник: http://www.sncmedia.ru/psycho/kak-obshchatsya-s-mamoy-poshagovaya-instruktsiya-ot-psikhologa/

Мама хорошая, а ребенка оставляют жить с папой. Чем руководствуется суд?

Куда обратиться бабушке ребенка,если он не хочет жить с матерью?

Конфликт в семье бизнесмена Геращенко показал, что при разводе суд не всегда занимает сторону матери, даже если она не пьет и заботится о ребенке. Мы поинтересовались, как часто подобные случаи встречаются в судебной практике.

Reuters

“За право быть вместе!” Бывшая жена бизнесмена Геращенко собирает подписи, чтобы вернуть дочку
 

До 10 лет мнение ребенка суд учитывать не обязан

В последнее время отцы активизировались в борьбе за право воспитывать своих детей, рассказывает юрист общественного объединения «Защита прав отцов и детей» Ольга Дударева. При этом чаще всего они обращаются в суд для определения порядка общения. То, что ребенок должен жить с мамой, даже между родителями зачастую не обсуждается.

С 2002 года в практике юриста бывали случаи, когда отцы пытались оспаривать эту аксиому. При условии, что мать адекватна, не злоупотребляет, уделяет ребенку время, шансов у них практически нет, заверила нас Ольга Дударева. Особенно если ребенку — до 10 лет.

С этого возраста суд обязан учитывать мнение ребенка, если оно не противоречит его интересам. А малышам прямых вопросов не задают. Через психодиагностику выясняют, к кому ребенок больше привязан. Но это всего лишь один из критериев, которыми руководствуется суд.

Что учитывается:

– кто проявляет большую заботу и внимание по отношению к ребенку; – привязанность ребенка к каждому из родителей; – личные качества родителей; – создание надлежащих материально-бытовых условий; – создание нравственно-психологической атмосферы;

– обеспечение надлежащего уровня воспитания.

В выигрышном положении тот, кто живет с ребенком

По закону преимущество в деньгах и в жилье не может быть главным аргументом, чтобы определить ребенка с мамой или отцом. Поэтому для суда важно выяснить, кто из родителей уделяет больше внимания ребенку.

Кто водит его в школу и посещает родительские собрания? Кто занимается с ребенком после уроков и провожает на кружки, тренировки? Кто встает ночью, когда он болеет? Кто готовит ему ужин и собирает «ссобойку»? К кому больше привязан ребенок? Обычно в выигрыше тот, кто живет с ребенком во время суда и несколько месяцев до начала процесса, объясняет юрист.

В тех единичных случаях, когда в практике Ольги Дударевой отцы выигрывали дело, дети как раз-таки жили с папой.

— У меня был случай (причем я выступала тогда на стороне матери), когда женщина уехала в Санкт-Петербург.

Оставила ребенка на время с папой, чтобы наладить там быт, снять квартиру и уже в нормальные условия пригласить ребенка.

Суд исходил из того, что ребенок живет с отцом, который проявляет о нем заботу, имеет уже сложившуюся атмосферу, свой дом. Зачем ему менять то, что уже есть? Ведь для ребенка смена места жительства — тоже стресс.

По мнению суда, продолжает юрист, нормальная мать заберет ребенка с собой, куда бы она ни поехала (речь идет о длительных сроках). Если женщина решает, что отцу можно доверить чадо, почему его нельзя оставить в уже привычных условиях? В таких случаях в суде обычно ссылаются на то, что оба родителя имеют равные права и обязанности в отношении своих детей (ст. 76 Кодекса о браке и семье).

— Я вижу, как правило, ситуацию наоборот. Женщина забирает ребенка, и отцу еще попробуй с ним пообщайся. В основной своей массе матери не могут оставить ребенка даже на один день. И какой бы замечательный ни был папа, в итоге ребенка безусловно оставляют с мамой.

Несмотря на то, что закон един для обоих родителей, мужчинам обычно приходится предоставлять больше аргументов, делится опытом Ольга Дударева. К примеру, если мама работает по графику «два через два», к ней вопросов не будет, а у отца лишний раз спросят, сможет ли он выполнять свои обязанности.

О случаях манипуляций с детьми

В адвокатском бюро «Право и семейная медиация» с 2011 года было 6 случаев, когда дети оставались с отцами и это решение устояло все пересмотры.

По словам управляющего партнера Елены Жданович, это немало, учитывая, что раньше такие вердикты судьи выносили в крайних случаях.

Чаще всего, рассказывает адвокат, суд признает исковые требования отца, когда матери хотят жить своей жизнью и особенно не заинтересованы в ребенке.

— Вот у нас сейчас есть подобное дело: трое детей, у матери — любовь, она уехала в другой город, оставила детей с отцом и не объявляется. Тут, конечно, дети останутся с отцом. Но бывают случаи манипуляций с ребенком, когда отец насильно его удерживает.

У нас было такое дело. Отец забрал ребенка на каникулы, мать в это время была в другой стране, а потом он в Беларуси определил место жительства ребенка. Решение суда позже отменили. Женщина вернулась за детьми и доказала, что бывший супруг ее обманул.

Reuters

Пересматривают решения по месту жительства ребенка часто, говорит адвокат. Дети растут, у них меняются требования и интересы. Родители или обжалуют предыдущее решение суда, или обращаются с новым иском.

Если в суде возникают спорные вопросы, например, один из родителей утверждает, что против него настраивают ребенка, проводится судебная психолого-психиатрическая экспертиза.

По мнению адвокатов, настроить ребенка на негатив очень легко, причем некоторые родители делают это неосознанно. Они перемалывают косточки бывшему супругу / супруге по телефону, в кругу друзей и знакомых, и у ребенка формируется определенное мнение о другом родителе.

Бывали случаи, когда уже подросший ребенок, осознав ситуацию, уходил к тому родителю, против которого его настроили.

Иногда дети с самого начала не дают привести решение суда в исполнение. Судебные исполнители приходят забирать ребенка, а он держится за папу (или маму) и отказывается переезжать. В более старшем возрасте принудить ребенка исполнять решение суда вообще невозможно: после школы он вернется к тому родителю, с которым ему комфортнее.

По убеждению Елены Жданович, в суде интересы ребенка в любом случае ущемляются, если ему не позволяют видеться с другим родителем. Поэтому после вынесения решения по месту жительства нужно обязательно побыстрее разобраться, как ребенок будет общаться с проигравшим родителем. А лучше не доводить дело до суда, договориться самим или через медиатора.

— Если честно, мы, адвокаты, в ужасе от этих судебных процессов.

И всегда хочется сказать: люди, опомнитесь, что вы творите! Это же безумие какое-то — что творится сейчас в судах! Дети стали инструментом для манипуляций.

Очевидно, что бывшие супруги решают свой конфликт через детей. Хочется напомнить таким людям, что супружеские отношения прекращаются, а родительские — остаются навсегда. Развода с ребенком быть не может.

Чем руководствовался суд, оставляя дочь с Андреем Геращенко?

С учетом информации от адвокатов ситуация в семье Геращенко становится более понятной. Представляем более подробную аргументацию решения суда (из материалов мотивировочной части).

Доказано, что оба родителя с рождения ребенка проявляли заботу и внимание к ребенку. С момента распада семьи они равноценно участвовали в воспитании и содержании дочери.

Оба хорошо обеспечены, имеют примерно равные возможности для создания ребенку хороших условий в быту, воспитания дочери и образования. В суде друг друга бывшие супруги характеризировали как хороших родителей.

По заключению органа опеки и попечительства, проживание как с отцом, так и с матерью не противоречит интересам несовершеннолетней.

Психолого-педагогическая диагностика показала, что значимыми для девочки являются и мать, и отец. С обоими родителями у ребенка сложились прекрасные взаимоотношения. При этом установлено, что в данный момент девочка больше привязана к отцу. Также, по мнению суда, отец уделяет больше внимания развитию и образованию ребенка.

Так, именно Андрей Геращенко определил ребенка в государственную белорусскую гимназию. До этого девочка училась в Москве в негосударственном учреждении «Британская международная школа», образование в котором не соответствует стандартам РБ и РФ. Подчеркивается, что аттестат российского образца в этой школе не выдают.

По заверению свидетелей, на момент поступления девочки в гимназию в Минске она не умела писать прописными буквами, не успевала по белорусскому языку и литературе. К концу учебного года ребенок показал прогресс, и это расценили в пользу отца.

Отец уже 2 года водит ребенка на индивидуальные тренировки по плаванию, а с конца 2014 года — на фигурное катание. Мать, в свою очередь, не подтвердила документами, что ребенок в Москве занимался в кружках и секциях.

По фото и видео суд сделал вывод, что отец с дочерью больше времени на отдыхе проводят вместе, он организовывает более познавательный и разнообразный досуг.

Подчеркивается, что у отца сложились хорошие отношения с дочерью, в его семье комфортная атмосфера.

Оба родителя создали хорошие условия для воспитания ребенка. У отца квартира площадью более 250 квадратов, у девочки есть две просторные комнаты для сна и игр. Мать также планировала жить с дочерью в Минске — у нее в собственности квартира более 115 квадратов, но ремонт в ней был готов только в детской.

Женщина предоставила договор ренты на съемное жилье — квартиру с хорошим ремонтом и отдельной комнатой для ребенка. Суд рассудил, что в съемной квартире вещи ребенку принадлежать не будут, девочка будет ограничена в оформлении своей комнаты. А у отца ребенок жил с рождения, а также последние полгода.

Интерьер там разработан специально для ребенка, обстановка знакома и привычна. А потому девочке будет лучше жить с отцом.

Напомним, Илона Геращенко готовит жалобу в Верховный суд, а также обратилась с открытым письмом в Администрацию президента.  Под ее петицией подписались более 7 тысяч человек.

В Минском городском суде даже по письменному запросу отказались комментировать семейный конфликт Геращенко и в целом обсуждать опыт судей по определению места жительства детей с отцами. В Верховном суде нам сообщили, что статистика о разрешении судебных споров в пользу отцов и матерей в Беларуси не ведется.

Источник: https://news.tut.by/society/476677.html

Старые родители: должны ли дети отдать свою жизнь в жертву?

Куда обратиться бабушке ребенка,если он не хочет жить с матерью?

Приходит время, когда родители становятся старыми, больными, немощными… Если они живут отдельно, можно попытаться забрать их к себе. А если условия не позволяют или те не соглашаются? Значит, ездить к ним почти каждый день? Но ведь и у самих детей есть семья, работа, дети… Как быть тогда?

Приходит время, когда родители становятся старыми, больными, немощными, нуждающимися в постоянном уходе и присмотре. Если они живут отдельно, можно попытаться забрать их к себе.

А если условия не позволяют или те не соглашаются? Значит, ездить к ним почти каждый день? Но ведь и у самих детей есть семья, работа, дети… Как быть тогда? В развитых странах давно существует выход. Это пансионаты для престарелых.

Там пожилые люди, требующие постоянного присмотра, получают необходимые услуги по уходу. Однако в российской ментальности такой выход считается чуть ли не преступлением. Такое мнение сложилось потому, что у нас эти интернаты имеют крайне низкий уровень.

В средствах массовой информации то и дело появляются сообщения о том, что сгорел еще один дом престарелых, есть жертвы и прочее. кадры из этих заведений красноречиво свидетельствуют и о бытовых условиях, которые, мягко говоря, незавидны.

Жизнь вместе: испытание для тех и других

Когда старые, больные родители живут вместе с детьми, то для всех это становится тяжелым испытанием. Слишком уж несовместимы привычки, ритм жизни, потребности разных поколений. Престарелые больные родители нуждаются в постоянном уходе и чьем-то присутствии. Из-за этого дети не могут нормально строить свою жизнь, они вынуждены быть постоянно привязанными к дому.

«Старый человек зачастую становится недееспособным, это сопровождается разложением личности и не слишком приятными физиологическими моментами, — говорит семейный психолог и психотерапевт Екатерина Ракитина. — Это приводит к изменению его взаимоотношений с близкими, особенно с теми, кто за ним ухаживает.

Старый человек начинает существовать на примитивном уровне, уровне ребенка, это накладывает сложности на контакты с ним. Еще одна причина в том, что мы – дети своих родителей, сколько бы лет нам ни было. Всегда есть некое ощущение, что те, кто нас вырастил и воспитал, стоят выше по иерархической лестнице.

Когда родители становятся старыми и немощными, они превращаются в детей. Эта смена ролей также усложняет отношения между поколениями».

Одна моя знакомая много лет ухаживала за своей лежачей мамой. При этом сама уже вырастила троих детей (те жили со своими семьями отдельно), затем стала вдовой.

Ухаживая за мамой, она была постоянно привязана к дому: не могла никуда уехать, нельзя было оставить пожилую женщину одну больше чем на 3 – 4 часа.

Несмотря на болезнь, ее мама прожила очень долго, казалось, что этой взаимной зависимости не будет конца…

Другая приятельница пятнадцать лет назад переехала с семьей на ПМЖ в Германию. Ее родители остались в Питере. Пока они были бодрыми и относительно здоровыми, все было хорошо: отец продолжал работать, мама занималась домом, ходила в театры, на концерты.

Дочка предлагала родителям переехать к ней в Германию, но те бывали в гостях, а перебираться туда насовсем не собирались. Но возраст постепенно брал свое. Отец попал в больницу, перенес операцию. Дочь сходила с ума от беспокойства и постоянно летала в Питер.

Потом, когда родители совсем уже состарились, перевезти их в Германию стало невозможно, да и для них такая смена обстановки была непосильна. Вся надежда оставалась только на сиделок…

Знаменитости тоже не застрахованы от подобных ситуаций. Известная актриса Марина Дюжева в течение нескольких лет моталась между Москвой и родной Одессой. Там жила ее мать, которая потеряла зрение и нуждалась в уходе.

Три месяца актриса проводила с мамой, три месяца в Москве. (В своих интервью Марина потом признавалась, что ей приходилось отказываться от многих ролей, что о ней как об актрисе стали забывать.

И однажды, когда слепая женщина узнала, что Марина все же хочет принять участие в съемках фильма, и стала пенять дочери, что за ней снова будет ухаживать не Марина, а кто-то другой, та взмолилась: «Мама, мне уже давно за сорок, ну отпусти меня, дай мне немножечко тоже пожить…») Когда Марина уезжала, за мамой ухаживал муж актрисы. Так они и подменяли друг друга. На руках зятя мама и умерла…

Старики на Западе

В цивилизованных странах проводить старость в пансионатах для престарелых — обычное явление. Эти дома в большинстве случаев являются частными заведениями, их владельцы заинтересованы, чтобы клиенты жили как можно дольше, тогда бизнес будет приносить прибыль.

Деньги за содержание пожилых людей платят или их дети, или сами обитатели (конечно, если у них есть средства). Поэтому и уход там соответствующий. Родственники могут контролировать качество ухода, они видят, как тратятся их деньги.

Поэтому хозяева заведений заинтересованы в сохранении клиентов, ведь в этом бизнесе, как и в любом другом, существует конкуренция.

https://www.youtube.com/watch?v=ZroIJCNZWlU

Условия в западных пансионатах достойные. Каждый день – душ, смена постельного белья и одежды. Всюду – безукоризненная чистота. Пожилые люди могут читать книги, смотреть телевизор, гулять на прилегающей территории.

Каждый день для них проводятся занятия, позволяющие поддерживать память и интеллектуальные навыки, к ним регулярно приезжают лекторы, артисты. Родственники могут забирать их на семейные торжества, дни рождения, юбилеи.

Короче, там созданы цивилизованные условия, благоприятные для жизни пожилых людей. Конечно, как и большинство стариков, они все равно хотят к себе больше внимания. Но это уже зависит от членов их семей.

Некоторые родственники посещают своих близких каждые выходные. Есть и те, кто приезжает редко.

Но это уже другая история: ведь подчас родители, живущие в собственных квартирах, не видят своих детей месяцами и годами…

Почему дети сдают своих родителей в пансионаты для престарелых? Потому, что они сами целый день работают: утром уходят, вечером приходят. Их собственные дети давно живут отдельно, нередко в других городах. И получается, что ухаживать за стариками и быть с ними целый день просто некому. А оставлять старого, больного человека одного без присмотра нельзя.

Можно еще нанять сиделку на то время, пока члены семьи на работе. Но это не решает проблему, ведь сиделка не всегда может обеспечить квалифицированную медицинскую помощь, если понадобится. К тому же ее услуги — это недешевое удовольствие. Поэтому во многих случаях единственным выходом становится пансионат.

Кстати, в России услуги сиделок тоже достаточно дороги. В среднем они стоят 150 рублей в час, то есть 1200 рублей за рабочий день, плюс деньги на проезд.

…Либо забыть о себе

По некоторым данным социологов, в России проживает около 30 миллионов пожилых людей. При этом 1,5 миллиона из них перешагнули возраст 75 лет. Треть пожилых людей признаются, что им бывает трудно себя обслуживать. А многие из тех, кому больше 80 лет, страдают ослаблением памяти и интеллекта.

Большинство отечественных домов престарелых — это не частные, а социальные учреждения. Как и все государственные заведения подобного типа, они финансируются по остаточному принципу. Отсюда результат, который мы видим в телерепортажах: бабушки и дедушки в поношенной одежде, обшарпанные стены, отсутствие уюта. Одно слово, казенный дом…

Поэтому самый лучший вариант из подобных заведений — это частный дом престарелых, обеспечивающий пожилым людям комфорт и полный уход. Такие дома у нас уже есть, но, к сожалению, их пока еще очень мало.

Например, в подмосковном Зеленограде работает подобный пансионат, который по уровню комфорта не уступает западным интернатам для престарелых. Это благоустроенное здание на берегу озера, прекрасно оборудованные номера, отличное питание, постоянное медицинское наблюдение.

Проживание в таком пансионате обходится около 2000 рублей в сутки (цена стандартного номера). Недешево. Но дети с высоким уровнем доходов в состоянии поместить туда своих родителей.

Много и на разных уровнях говорят о необходимости в России развивать систему частных пансионатов для пожилых людей, с достойными условиями обслуживания и проживания, как это делается на Западе.

Тогда старые люди, нуждающиеся в постоянном уходе, смогут жить в благоприятных условиях.

В противном случае — либо страшный казенный дом, либо — забыть о своей карьере, работе, о своих детях, которые еще тоже нуждаются в поддержке, и полностью отдать себя пожилым родителям…

Инна Криксунова, для «Фонтанки.ру»

Источник: https://www.fontanka.ru/2012/07/09/110/

Юрист Адамович
Добавить комментарий