Мама застраховала чужой дом, а наследники владельца дома забрали страховую выплату за пожар в нем

Верховный суд РФ разъяснил, кто отвечает материально за пожар в доме

Мама застраховала чужой дом, а наследники владельца дома забрали страховую выплату за пожар в нем

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ изучила дело о компенсации ущерба от пожара в многоквартирном доме. Результаты разбора спора в региональных судах не устроили ВС.

При этом самое ценное в определении Верховного суда то, что суд подробно и по пунктам разъяснил, кто и в какой мере несет ответственность не только за возгорание в своей квартире, но и за пострадавшие квартиры соседей.

Пожар в многоквартирном доме, к сожалению, явление нередкое. И это подтверждает статистика МЧС – горят квартиры в больших и малых городах с завидной регулярностью. Можно смело заявлять, что без пожаров в квартирах не проходит и дня.

Но после того, как огонь потушен, обычно выясняются дополнительные крайне неприятные вещи: речь – о пострадавших квартирах соседей.

ВС РФ разъяснил, по каким нормам можно узаконить перестроенное жилье

Зачастую бывает, что ущерб расположенных рядом квартир от огня, воды и вообще от работы пожарных, в разы превышает потери самих погорельцев.

Наш спор начался с того, что в один из районных судов Башкирии обратилась с иском такая дама – соседка погорельцев.

В суде истица рассказала, что у ее соседей по дому сгорела квартира. В итоге этого ЧП ее собственной квартире причинен значительный ущерб. Пострадавшее от соседского пожара жилье пришлось серьезно ремонтировать. Стоимость ремонта превысила сто тысяч рублей.

Уголовное дело по пожару не возбуждалось. Судя по выводам дознавателя, пожар случился по вине одного из собственников сгоревшей квартиры из-за “неосторожного обращения с огнем”.

Истица попросила суд обязать соседей возместить ей расходы на ремонт и выплатить моральный ущерб, почти равный сумме за ремонт. Районный суд с пострадавшей согласился, но – частично: деньги за ремонт вернуть, в компенсации морального ущерба – отказать.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине

Квартира, где случился пожар, принадлежит двум гражданам – мужчине и женщине. Каждому – по половине. Их суд солидарно и обязал погасить ущерб. Апелляция с таким подсчетом не согласилась и заявила, что закон не предусматривает солидарную ответственность собственников жилых помещений за причинение вреда “иным лицам”.

А еще апелляция уточнила – ущерб в этом случае подлежит возмещению в долевом, а не в солидарном порядке. Поэтому каждый собственник сгоревшей квартиры должен заплатить соседке по 50 тысяч и без компенсации морального ущерба.

И еще вторая инстанция отклонила доводы о том, что виновен в пожаре лишь один собственник сгоревшей квартиры, заявив, что соблюдать противопожарные правила должны все.

Верховный суд с этим мнением не согласился. И заявил, что по Гражданскому кодексу собственники содержат свое имущество.

По Жилищному кодексу хозяева также обязаны содержать квартиру в надлежащем состоянии, учитывать интересы соседей и ответственно относиться к общему имуществу.

По Закону “О пожарной безопасности”, (статья 38) ответственность за нарушение требований противопожарной безопасности несут собственники имущества.

Кто оплатит ущерб, если виновник аварии не установлен

Из всех перечисленных норм следует, что собственники содержат свое имущество, включая обязанность соблюдать противопожарные требования.

Но вот что важное подчеркнул Верховный суд – возникновение пожара само по себе не свидетельствует, что он возник именно в результате нарушения собственниками правил пожарной безопасности. Это не учли оба местных суда, сказала высокая инстанция.

Башкирские суды в нарушение 196-й статьи Гражданского процессуального кодекса не дали оценки словам хозяйки половины сгоревшей квартиры, что пожар случился из-за действий граждан, не являющихся собственниками.

То есть, судя по словам собственницы, в квартире непосредственно перед пожаром были посторонние люди – рабочие, по вине которых, возможно, и случилось несчастье. Если это подтвердится, то вины собственников нет.

Верховный суд напомнил – по статье 1064 Гражданского кодекса, вред, причиненный человеку или имуществу возмещает тот, кто причинил вред. Но в этой же статье написано, что лицо, причинившее вред, освобождается от его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Особо подчеркнул Верховный суд следующую мысль – по делам о возмещении вреда суд должен установить факт причинения вреда, вину причинителя и причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) причинителя вреда и самим причиненным вредом.

В нашем случае, назначая тех, кто будет платить соседке, местные суды сослались лишь на то, что у сгоревшей квартиры два собственника. Но суды не выяснили, а совершали ли эти люди какие-нибудь “противоправные и виновные действия, находящиеся в причинно-следственной связи с возникновением пожара”.

Подводя итог рассмотрения спора, Верховный суд все принятые по этому спору решения отменил. Дело будет пересмотрено с учетом всех высказанных замечаний.

Источник: https://rg.ru/2018/02/26/verhovnyj-sud-rf-raziasnil-kto-otvechaet-materialno-za-pozhar-v-dome.html

Защита в пожарном порядке – Журнал

Мама застраховала чужой дом, а наследники владельца дома забрали страховую выплату за пожар в нем

Как утверждают страховщики, летом на даче наиболее весомым страховым риском является пожар. Но если вы застраховали свой дом от пожара, а имел место поджог, то страховая компания вам не заплатит. Так что, как и всегда при покупке страховки, нужно внимательно читать договор, чтобы не оказалось, что деньги выброшены на ветер.

По оценкам большинства страховщиков, в России сегодня страхованием охвачено не более 20% дач (самые оптимистичные данные — 40%). В Московском регионе, правда, ситуация заметно лучше.

По мнению руководителя дирекции андеррайтинга страхования имущества физических лиц и ипотеки страховой группы “Уралсиб” Алексея Козьмина, в Подмосковье застраховано порядка 70-80% дач.

И, по мнению участников рынка, доля страхователей с каждым годом увеличивается, что напрямую связано с ростом доходов населения и развитием загородной ипотеки.

Впрочем, вероятность наступления страхового случая на даче, по оценкам самих страховщиков, колеблется от 1 до 10%.

“Вероятность, то есть частота, наступления дачного страхового случая достаточно мала и в среднем по России составляет не более 5%: на 20 застрахованных дач приходится один страховой случай. Для дорогих строений вероятность страхового случая еще ниже — 0,5%.

Такие дома, как правило, хорошо охраняются, построены и оборудованы более качественно. Для недорогих дач риск значительно выше и приближается к 10%”,— рассказывает Алексей Козьмин.

По оценкам же замгендиректора СК “ГУТА-Страхование” Павла Башнина, страховой случай происходит в среднем с одним из ста домов. Но этот случай может оказаться вашим, так что, конечно, дачу лучше застраховать. Только к выбору страховки следует подходить тщательно.

Коробочный стандарт

Если у вас недорогая дача, можно купить стандартную, или, как говорят, “коробочную”, страховку, которая обычно покрывает риски пожара, противоправных действий третьих лиц, повреждения водой и стихийных бедствий. Кроме того, в этот список чаще всего входят взрыв бытового газа, наезд транспортных средств и падение летательных аппаратов, удар молнии, терроризм.

В отличие от классического страхования имущества “коробочная” страховка, по сути, не учитывает индивидуальных особенностей дома.

Как правило, страхователю на выбор предлагается несколько страховых сумм (то есть якобы оценочная стоимость имущества), а иногда и наборов страховых рисков. При этом осмотр самого дома не производится.

Таким образом, страховщик фактически страхует объект вслепую, поэтому главный плюс этой страховки — простота и скорость оформления полиса.

В то же время, как и в случае с любым другим страховым продуктом, чем проще и обобщеннее условия полиса, тем сложнее добиться реальных выплат. В “коробочных” полисах, как правило, устанавливаются ограничения по выплатам за единицу пострадавшего имущества независимо от ее реальной стоимости. Поэтому полного погашения всех убытков, естественно, не будет.

“Если страхователь желает защитить родные шесть соток с находящимися на них небольшим домиком и банькой, то “коробочный” вариант страховки — оптимальный,— считает директор центра методологии и андеррайтинга Национальной страховой группы Виктория Цирер.— “Коробочные” страховки удобны для стандартных дачных строений общей стоимостью до 1,5 млн руб. тем, что не требуют осмотра имущества и нужен минимум времени для оформления полиса”.

А вот владельцам дорогих домов страховщики рекомендуют страховать имущество на индивидуальных условиях.

“Владельцам дорогой загородной недвижимости лучше воспользоваться классикой страхования — потратить больше времени на общение со страховым агентом, зато будет возможность выбрать оптимальное страховое покрытие, установить страховые суммы, соответствующие действительной стоимости объектов страхования,— говорит начальник управления страховых проектов СК “Капиталъ Страхование” Марьяна Протасова.— В случае классического страхования загородных строений учитываются индивидуальные потребности каждого клиента и страховая выплата производится в размере реального ущерба без каких-либо ограничений по сумме”.

“В классических продуктах — нагруженная процедура оформления договора страхования (осмотр, оценка, составление описи, нужно представить страховой компании правоустанавливающие документы, справку БТИ и т. д.). “Коробочные” же подразумевают, что страховая компания верит клиенту на слово, не требует от него ни заявления, ни документа, подтверждающего право собственности, и т. д.

,— рассказывает исполнительный вице-президент группы “Ренессанс страхование” Наталья Карпова.— Однако в случае с классическими продуктами легче процедура урегулирования убытка, потому что все ваше имущество было заранее подробно описано по реальной стоимости.

В итоге у страховой компании не возникает сомнений по поводу того, что из заявленных убытков было реально застраховано и на какую сумму”.

Кроме того, владельцам дорогих дач страховщики рекомендуют отдельно застраховать имущество в доме и отделку. Риски ущерба ландшафтного дизайна также страхуются отдельно.

Цена спокойствия

Стоимость страховки напрямую зависит от того, из каких материалов построен дом. Средняя стоимость страхового имущественного полиса для деревянных домов составляет порядка 0,4-0,8% страховой суммы и 0,2-0,6% — для кирпичных строений.

При этом базовый тариф может быть увеличен процентов на пятнадцать, если дача расположена в неблагоприятном с точки зрения вероятности страховых случаев районе. “Среди страховщиков неблагоприятными считаются районы, находящиеся на местах бывших торфоразработок. Это связано с общей пожароопасной обстановкой.

В качестве примера можно привести Шатурский район”,— говорит начальник отдела страхованияимущества и ответственности СК “РК-гарант” Константин Смирнов. К пожароопасным относят также Егорьевский, Орехово-Зуевский, Ногинский и Луховицкий районы. “Что касается противоправных действий, то тут, по нашей статистике, один из лидеров — Орехово-Зуевский район.

Этот район отличается довольно напряженной криминальной обстановкой”,— отмечает Константин Смирнов. “В Солнечногорском районе нередки стихийные бедствия, там сильные ветры”,— добавляет Наталья Карпова.

В то же время страхователь может снизить стоимость страховки, уменьшив вероятность страховых случаев.

В частности, в “Ренессанс страховании” тарифы на страхование загородной недвижимости снижаются, если установлена пожарная сигнализация (5%), присутствует сторож на участке (15%), работает ЧОП (10%), есть охранная сигнализация (5%), проведена огнезащитная обработка строения (2%), кто-то постоянно проживает в доме (5%) и если возраст дома не превышает восьми лет (3%).

“Один из способов сэкономить для страхователя — использовать франшизу, то есть взять на себя часть риска. Это удешевляет полис,— говорит руководитель департамента массовых видов страхования “Росгосстраха” Александр Блайвас.— Например, при стоимости дачи 120 тыс. руб. стандартный дачный полис в “Росгосстрахе” обойдется клиенту в среднем в 720 руб. в год.

Если же по полису применяется франшиза в 1% страхового покрытия (то есть 1200 руб.), то сам полис будет дешевле на 5% и обойдется клиенту уже в 684 руб. Если же при этом наступит страховой случай, оцениваемый компанией, допустим, в 12 тыс. руб., то на руки страхователь получит сумму за вычетом франшизы — 10,8 тыс. руб.”.

Уменьшить цену полиса можно, отказавшись от страхования каких-то рисков, например риска терроризма. Однако главная часть стоимости дачного полиса (около 60-70%) приходится на риск, на котором экономить нельзя,— это пожар. Впрочем, случается всякое — так, в прошлом году не повезло клиентке Московской страховой компании (МСК).

“В трубу ее дачного дома ударила молния. В результате сильнейшего перепада электричества сгорела вся проводка и вся техника, находившаяся в доме: холодильник, телевизор и т. д.”,— рассказывают в МСК.

Или, например, в Военно-страховой компании был страховой случай, когда неизвестные третьи лица проникли в загородный дом и, разобрав печь, похитили ее металлическую основу.

Важный нюанс, на который указывает руководитель управления по развитию агентской сети СК “Стандарт-Резерв” Светлана Ермошина: “Если, например, дом был застрахован по риску “пожар”, а произошел поджог, то выплаты не будет, так как поджог — это противоправные действия третьих лиц, а этот риск в полис не входит”.

Подводные камни

Главное правило при покупке любого страхового продукта — внимательно читать договор. Как это ни банально звучит, обращайте внимание на то, что именно и от каких рисков вы страхуете, а также какие есть исключения.

Немаловажный фактор в выборе страховой компании — механизм расчета страхового возмещения: по удельному весу (доле страховой суммы) элементов строения, установленному в заявлении или условиях страхования, или же по фактическому ущербу.

“Если выплата производится в соответствии с удельным весом, то, например, на фундамент может приходиться 9% общей страховой суммы по строению, на несущие стены и перегородки — 34%, на крышу — 8% и т. д.,— рассказывает начальник отдела имущественного страхования физических лиц компании “АльфаСтрахование” Людмила Карпова.

— Соответственно, если страховая сумма установлена в размере $100 тыс., то как возмещение ущерба по крыше вы получите не более $8 тыс., несмотря на то что на ее восстановление реально может понадобиться $10 тыс. Если же выплата производится по фактическому ущербу, то вы получите именно $10 тыс.”.

Еще до заключения договора страхования необходимо уточнить, какие документы понадобятся при выплатах. По правилам большинства страховых компаний возмещение ущерба, причиненного имуществу, может получить только его владелец.

“У нас есть множество примеров, когда страхователь не может предъявить ничего, кроме регистрации права собственности на землю.

Особенно часто это происходит при страховании дачных домов в сельской местности, когда отсутствуют номера участков и нет разрешения на строительство”,— рассказывает Павел Башнин. В таком случае в выплате может быть отказано.

Хотя бывает, что самое сложное для страхователя — найти дом, который страхуется.

В компании “ГУТА-Страхование” вспоминают: “В прошлом году владелец дачного дома в одной из деревень Московской области обратился к нам в компанию за возмещением ущерба — дом пострадал в результате противоправных действий третьих лиц.

Список повреждений был велик: кража внутренней отделки, частичное повреждение конструктивных элементов дома. Украли даже забор, который, правда, не был застрахован”. До этого страхового события страхователь не бывал в родных местах больше пяти лет и посетил загородный дом уже вместе с милицией.

Следующая поездка состоялась с сотрудниками департамента урегулирования убытков страховой компании и представителем независимой экспертизы, которые должны были осмотреть дом и оценить причиненный ущерб.

“Неизвестно, каким образом страхователь показывал дорогу милиции, но поездка с нашими сотрудниками до его дома растянулась на целый день,— вспоминает Павел Башнин.— В результате сотрудники вместе со страхователем бродили по лесу часов пять, пока случайно не набрели на местных жителей, которые и указали нужное направление. В конце концов дом нашли, осмотрели, страховое возмещение полностью выплатили”.

ЕЛЕНА КОВАЛЕВА

Тарифы по страхованию дач (% от страховой суммы в год)

открыть таблицу в новом окне

*Пакет рисков включает пожар, взрывы бытового газа, повреждения водой, стихийные бедствия, противоправные действия третьих лиц, наезд транспортных средств, падение летательных аппаратов.

**Тарифы для для строений стоимостью свыше 3 000 000 руб.

***Полис “Стандарт-Дача”.

****Страховая сумма до $100 тыс./страховая сумма свыше $100 тыс.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/890392

«На эти деньги можно было квартиру купить». Минчанка попыталась снять бабушкины вклады времен СССР

Мама застраховала чужой дом, а наследники владельца дома забрали страховую выплату за пожар в нем

Перед входом в банк Татьяна Барауля показывает пачку советских сберегательных книжек. Их девушке в наследство досталось пять. Бабушки и родители откладывали еще с семидесятых и скопили в общей сложности около 30 тыс. рублей.

По советским временам минчанка была бы зажиточной дамой: каталась бы на авто и уже обживала бы свою квартиру. А если бы деньги лежали в европейских банках, то за это время накапали бы солидные проценты.

Но что же с ними теперь?

— Родители у меня были абсолютно простыми людьми. Мама работала инженером в НИИ, а папа — на Минском тракторном заводе, — рассказывает Татьяна. Сейчас минчанка открыла свой бизнес — создает сайты, а до этого работала начальником отдела продаж.

— Мама умерла, бабушки тоже. Они оставили три сберкнижки, — говорит Татьяна. — Смотрите, эту сберкнижку завели в 1971 году. И сразу бабушка положила на нее деньги — 7 тыс. рублей. Огромная по тем временам сумма.

Насколько я помню, за них точно можно было купить хорошую машину типа «Волги», наверное. А к 1990-му бабушке и вовсе удалось накопить 11, 8 тыс. рублей. У второй бабушки было две сберегательные книжки — 8,4 тыс. рублей на одной и 9,15 тыс.

на другой. Еще одна была у родителей.

— На что копили?

— Мои бабушки копили детям и внукам. Вот последняя наша семейная сберкнижка — она была оформлена на мое имя в 1990-м. Бабушки и родители насобирали для меня 1500 рублей. И эти деньги я должна была получить в день наступления совершеннолетия.

Были те, кто собирал на машину, кто-то — на бытовую технику, кооперативный взнос для детей и многое другое. Да и в целом привычка была такая — откладывать.

Помните рекламу «Храните деньги в сберегательных кассах»? Так вот она тоже очень сильно повлияла.

Татьяна говорит, что, несмотря на приличную зарплату у папы, жили они очень скромно.

— Папа был старшим мастером службы энергетика сталелитейного цеха МТЗ. Получал 220 рублей. Для сравнения: мама работала инженером в НИИ, у нее зарплата была 80 рублей. Отличные деньги по тем временам. Но не скажу, что мы жили шикарно.

Все равно все приходилось доставать и добывать: квартиры выделялись по очереди. Были очереди на покупку машины, бытовой техники — в недвижимость, авто и другие вещи вкладываться было сложно. Так что деньги в основном и хранились на книжке.

И поэтому моим родителям удалось скопить еще 1000 рублей.

В общей сложности на всех сберегательных книжках у родственников Татьяны к моменту развала СССР насобиралось примерно 30 тыс. советских рублей. Минчанка говорит, что это аналогично стоимости большой минской квартиры в ценах того времени.

— Один из счетов бабушка закрыла в 1999 году, и тогда банк выплатил 29,7 млн рублей со всеми пересчетами, — показывает старый чек девушка. — Это было около $125, если считать по официальному курсу в 243 тысячи рублей.

Но еще около 22 тыс. советских рублей так и остались лежать на счетах.

— Когда я стала взрослее, то вплотную занялась этим вопросом, — говорит девушка. — Девять лет назад решила проверить, что же с этими деньгами. Сходила в банк и посмотрела состояние счета. Насколько помню, денег на тот момент хватало ровно на «Сникерс». Я тогда решила, что глупо снимать их, чтобы купить сладости, и оставила до лучших времен.

Мы подходим к головному офису «Беларусбанка» на проспекте Дзержинского. Именно этот банк отвечает за вклады после развала СССР.

Берем талончик электронной очереди и направляемся к кассиру.

— Вполне возможно, что ваши счета закрыты или там нулевой баланс, — говорит кассир. — А вот про счета ваших родственников без генеральной доверенности мы ничего рассказать не можем.

— Но их уже нет в живых — как мне быть? — спрашивает Татьяна.

— Тогда нужны нотариально заверенные документы о том, что вы наследница, — отвечает кассир. — Вы вступали в наследство?

— Ой, я не занималась этим, — разочарованно протягивает Татьяна.

— Ну, тогда мы ничего не можем сказать по другим счетам, — кассир отодвигает сберкнижки родителей и двух бабушек. В итоге она находит четыре счета на фамилию Татьяны. Один оказывается нужным.

— После деноминации на вашем счету осталось ровно 4,9 копейки, — объясняет работница банка и приглашает нас в кассу. Здесь Татьяне выдают монетку в 5 копеек. И это все. Получить что-то по счетам мамы и бабушек не удается.

— Каким образом мои 1500 рублей превратились в 5 копеек, я так и не поняла, — удивляется Татьяна. — Там столько было этих перерасчетов, что я уже и не запомнила.

— Ну вот куда потратить сейчас эти «огромные» деньги? — смеется Татьяна. — Я бензина больше сожгла на дорогу, чем получила. Наверное, зря я тогда «Сникерс» не купила. Другого я, если честно, и не ждала. Но все равно грустно.

Мои бабушки могли бы положить эти деньги в банк и к старости быть обеспеченными людьми, как, собственно, и мама с папой. Или вложились бы в недвижимость. В общем, это наглядный пример того, как обесценился труд моих бабушек и родителей.

Они годами работали, ужимались, чтобы я в итоге смогла получить только вот эту легкую монетку… Разве после этого можно удивляться, почему я не делаю вклады в белорусских рублях?

В Беларуси осталось 5 млн советских счетов

Татьяна со своими сберкнижками не одна такая. До деноминации в Беларуси было 11 млн неподвижных счетов, оставшихся с советского времени. Средний остаток по каждому из них составлял 138 рублей, писал «Банковский вестник» в 2010 году. То есть примерная сумма остатков на то время была как минимум 1,5 млрд рублей.

— После деноминации те счета, на которых оставалось меньше 0,49 копейки, были закрыты. Всего их было 6 млн, — сообщили Onliner.by в «Беларусбанке».

В итоге на сегодня в стране осталось 5 млн советских счетов на сумму как минимум 75 тыс. новых рублей (750 млн старыми деньгами). Так вот что происходило с советскими вкладами до недавнего времени?

Напомним, после распада СССР Беларусь признала все советские вклады своих жителей как внутренний государственный долг. Сумма тогда была внушительная — 16,4 млрд советских рублей. Все расходы по обслуживанию этого долга должны были лечь на государство. Тогда же начали разрабатывать механизм возврата денег. И вроде бы в стране даже звучала идея создать фонд по выплате тех самых вкладов.

Между тем в 1995 году Конституционный суд Республики Беларусь официально признал: причина обесценивания советских вкладов — инфляция. Решение было окончательным и обжалованию не подлежало.

При этом правительство пыталось как-то компенсировать советские вклады:

  • В марте 1991 года президент СССР принял указ «О компенсации населению потерь от обесценения сбережений в связи с единовременным повышением розничных цен». Тогда остатки по вкладам повысили на 40%.
  • В апреле 1992 года уже Совет министров своим постановлением скорректировал сумму остатков, не превышающих 10 тыс. рублей, на индекс потребительских цен — 19,3%.
  • В 1993 году Верховный Совет Беларуси принял решение об увеличении остатков вкладов: остатки на сумму до 1000 рублей увеличили в 5 раз, а свыше этой суммы — на 4000 рублей.
  • Еще через год Совет министров принял решение разово увеличить остатки в 10 раз.
  • В 1996 году произошло увеличение в 1000 раз, но для ветеранов. Правда, деноминация 2000 года снова все «съела».

Последний указ по поводу компенсации вкладов времен СССР действовал до 2007 года. Тогда остатки вкладов просто умножались на величину инфляции. По данным Нацбанка, суммы были мизерные. Действие указа так и не продлили. И вот уже девять лет суммы по остаткам не пересматривались.

В 2010 году тема компенсации депозитов советских времен поднялась снова. По предварительным данным, сумма компенсации оценивалась в $2 млрд. Но решение так и не было принято.

— В настоящее время в бюджете страны отсутствуют необходимые для данных целей средства. В этой связи законодательные акты о компенсации вкладов в последнее время не принимались, — сообщается на официальном сайте Национального банка.

Есть ли шанс, что белорусы все же получат компенсацию?

— Сами разговоры на эту тему абсолютно популистские, — считает старший аналитик «Альпари» Вадим Иосуб. — Если говорить о компенсации, возникает вопрос: откуда? Окей, давайте поможем советским вкладчикам и после дикой инфляции напечатаем деньги. Что будет? Еще бо́льшая инфляция. Потом снова напечатаем деньги, дальше опять инфляция. И будет нескончаемый поток инфляций и девальваций.

Также непонятно, как компенсировать, на какую величину. Тем более что договор с советским банком не предусматривал никакой компенсации. А ведь кроме вкладов обесценились и сами активы. И у самих банков источников для компенсации нет.

Нужно понимать, что процессы девальвации и инфляции — это объективные процессы. И никто от этого не застрахован. Это аналогично тому, что человек шел-шел — и потерял деньги. Было бы, конечно, очень социально выплатить ему их.

Может быть, он всю жизнь их копил, может, ему для детей нужно. Но кто будет компенсировать ему эти деньги? Кто компенсирует потери тем, у кого они в чулках хранились? На эту тему можно было бы рассуждать, если бы у нас был дикий профицит бюджета и мы не знали бы, куда его деть.

Но сейчас никаких лишних денег нет. И это объективно.

Сейфы в каталоге Onliner.by.

Источник: https://people.onliner.by/2016/07/07/vklady-7

Юрист Адамович
Добавить комментарий