Могут ли исполнителя привлечь к УО за использование ПО на компьютере заказчика?

Установка нелицензионного ПО: комментарии юристов

Могут ли исполнителя привлечь к УО за использование ПО на компьютере заказчика?

По мотивам нашей  публикации «Кто обслуживает нелицензионное ПО?» мы опросили несколько юридических копаний об ответственности ИТ-компаний и их сотрудников за установку нелицензионного ПО клиентам. Предлагаем Вам ряд комментариев.

В целом юристы сходятся в том, что действия буду по квалифицированы по ч.5 ст.33 УК РФ и ч.2 ст.146 УК РФ. Впрочем, в деталях эксперты расходятся.

Александр Глушенков,Адвокатское бюро Александра Глушенкова

Адвокат по интеллектуальной собственности. Консультант по правовым вопросам Яндекс (2005-2007)

ИТ-компания, которая устанавливает ПО для клиента в любом случае должна устанавливать лицензионное программное обеспечение. Если идет установка нелицензионных продуктов установщик (физическое лицо, если действует в личном качестве и должностные лица юридического лица и опять непосредственный установщик) попадает под действие уголовного законодательства ст.

146 УК (в том случае, если стоимость ПО более 50 тысяч рублей). Установка ПО будет квалифицирована как незаконное использование объектов авторского права. При этом проверять какое уже установлено ПО у заказчика – лицензионное или нет — ИТ-компания не имеет права.

Это уже совершенно другой вопрос об ответственности заказчика за использование объектов интеллектуальной собственности.

Владимир Китсинг, Антон Матюшенко
Адвокаты Московской коллегии адвокатов “Князев и партнеры”

В законе прямо не указано, что ИТ-компании, устанавливающие программное обеспечение  для своего клиента, обязаны проверять  наличие лицензий на это ПО. Однако в случаях, когда установлено  нелицензионное ПО, возможно наступление  гражданской, административной и даже уголовной ответственности как для работников компании и ее руководства, так и для самой организации.

Отвечая на вопрос — должна ли компания проверять  ПО на соответствие имеющимся лицензионным соглашениям, нужно понимать — готова ли компания быть привлеченной к указанным видам ответственности, и подвергать риску привлечения к административной и уголовной ответственности своих работников.

К гражданской и административной возможно привлечение, как самой компании, так и непосредственно лиц, установивших данное ПО.

Гражданская ответственность наступает в соответствии со статьей 1301 Гражданского Кодекса РФ и зависит от размера причиненного ущерба, административная — в соответствии со статьей 7.

12 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ и представляет собой наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей, на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей, на юридических лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей, с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения.

Помимо  гражданской и административной ответственности, к которой могут быть привлечены как юридические, так и физические лица, существует еще и уголовная ответственность, предусмотренная ст.146 УК РФ, представляющая собой наказание в виде штрафа до двухсот тысяч рублей и вплоть до лишения свободы сроком до двух лет.

В том случае, если преступные деяния совершены группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, либо в особо крупном размере, либо лицом с использованием своего служебного положения, тогда наказание еще строже, и предусматривает лишение свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей.

Ответственность за установку нелицензионного ПО несут в первую очередь лица, установившие данное ПО, т.е. технический персонал, далее к ответственности привлекается лицо, давшее распоряжение на установку данного ПО при условии, что оно знало о контрафактности данных программ.

Евгений Морозов, WELLEGAL
Старший партнер

В случае если у вас  есть лицензия на экземпляр программного обеспечения, который вы устанавливаете, тогда никаких проблем у вас  возникнуть не может.

Если же вы устанавливаете программное обеспечение без  получения лицензии от производителя  или иного правообладателя уполномоченного  выдавать лицензии, а стоимость устанавливаемой  программы на рынке выше 50 000 рублей (как правило у инсталлеров на диске записано не одна, а множество программ), тогда в ваших действиях присутствует состав преступления, предусмотренный ч.

2 ст. 146 Уголовного кодекса, или ч. 3 ст. 146 Уголовного кодекса, если стоимость ПО превышает 250 тыс. рублей. В случае если стоимость ПО ниже 50 тыс. руб, предусмотрена административная ответственность за правонарушение.

Для того чтобы определить, есть ли состав преступления в каждом конкретном случае, необходимо изучить  детально обстоятельства дела. Множество  нюансов может перевесить чашу весов  как в ту, так и в другую сторону. 

Евгений Пустовалов
Юрист, Екатеринбург, создатель и автор Юридического блога

Представим ситуацию:

  • заказчик приглашает системного администратора (из IT-компании или фрилансера) для настройки системы;
  • системный администратор приходит и видит до десятка компов и диски с пиратскими дистрибутивами;
  • он соглашается и настраивает заказчику оборудование и устанавливает софт, который ему предложили установить (по ходу установки он понял, что это пиратский софт и продолжил свои действия).

На мой взгляд это будет с уголовно-правовой точки зрения (гражданско-правовую пока опустим) следующим образом:

  1. Руководство заказчика, которое будет использовать нелицензионный софт совершит преступление, предусмотренное ч.2 ст.146 УК РФ в форме “незаконное использование объектов авторских прав”.
  2. Действия системного администратора, который пришел со стороны и все установил будут квалифицированы по ч.5 ст.33 УК РФ и ч.2 ст.146 УК РФ, т.е. он будет пособником, который сделал возможным совершение преступления.

Особенности ответственности соучастников смотрите в ст.34 УК РФ).

Но здесь возможны подварианты:

  1. Админ понял, что софт паленый, следователи смогли доказать.
  2. Админ понял, что софт паленый, но следоватеи не доказали.
  3. Админ не понял, что софт паленый, но следователи выбили из него признания, что он понял (т.е. как бы доказали).
  4. Админ не понял, что софт паленый, и следователи ничего не доказывали.

При вариантах 1, 3 будет ответственность. При вариантах 2, 4 – ответственности нет. Иными словами, практика всегда богаче теории.

Антон Серго
Юридическая фирма “Интернет и Право”

За деятельность юр.лица отвечает директор. Соответственно, все претензии (в т.ч. и уголовные) будут именно к нему. Поэтому чтобы не быть дураком или не получить “группу лиц по предварительному сговору”, директор говорит что не знал о том, что Вася ставил левое ПО, таким образом виноватым оказывается Вася…

Так же Антон предлагает посмотреть ряд заметок на форуме компании “Интернет и Право”:
Всегда ли несет ответственность руководитель?
А такой вариант разговора с директором?

Дополнительные материалы

Источник: http://smartsourcing.ru/blogs/organizatsiya_i_razvitie_biznesa/64

Допустим, ты скачал пиратский Photoshop. Что тебя ждёт по закону?

Могут ли исполнителя привлечь к УО за использование ПО на компьютере заказчика?

Если у вас на компьютере установлена хотя бы одна пиратская программа, то вы нарушаете закон и вас могут наказать за это в любой момент. Широко распространено заблуждение, что это касается только директоров фирм и сисадминов, а простой пользователь может спать спокойно. К сожалению, это не так.

Анализ материалов из государственной базы судебных документов «Правосудие» и сообщений на форумах показал, что привлечение частных лиц к ответственности за использование пиратского софта — не редкость.

Что тебя ждёт по закону РФ за «пиратки»

Итак, предположим, что на вашем компьютере/телефоне/флешке/внешнем диске установлена или хранится в виде дистрибутива пиратская версия Photoshop. Чем вам это может грозить?

1. Выплата компенсации производителю ПО

Согласно ст. 1252 ГК РФ правообладатель (Adobe) имеет право потребовать от вас компенсацию в двукратном размере за каждую неправомерную установку программы. Либо на произвольную сумму от 10 тыс. до 5 млн рублей. Точную величину определит суд.

2. Штрафы, если вы используете пиратское ПО для заработка

Согласно ст.7.12 КоАП РФ, если вы используете пиратское ПО для извлечения дохода, то на вас должен быть наложен штраф:

  • 1500 – 2000 руб. для физических лиц;
  • 10 – 20 тыс. для должностных лиц;
  • 30 – 40 тыс. для юридических лиц.

3. Уголовная ответственность за сбыт пиратского ПО

Согласно 146 ст. УК РФ, если на ваших устройствах будет обнаружено пиратское ПО на сумму более 100 тысяч рублей и будет доказано, что вы используете копии программ для сбыта, то вам могут назначить:

  • штраф до 200 тыс. рублей;
  • до 480 часов обязательных работ;
  • до 2 лет исправительных или принудительных работ;
  • до 2 лет лишения или ограничения свободы.

4. Уголовная ответственность за использование кряков, патчей и активаторов

Согласно 273 ст. УК РФ, за использование средств для нейтрализации средств защиты компьютерных программ, могут назначить наказание в виде лишения/ограничения свободы или исправительных/принудительных работ на срок до четырех лет. Или назначить штраф до 200 тыс. рублей.

5. Изъятие компьютеров и флешек в качестве улик

При открытии дела цифровые носители забирают на экспертизу и не отдают до закрытия. Обычно этот процесс длится несколько месяцев.

Как вычисляют пользователей пиратского софта. Случаи из жизни

Вот типичные ситуации, когда люди имели проблемы с законом из-за нелицензионных программ на личном компьютере/флешке.

Ситуация №1 «Прекрасная незнакомка просит установить 1С:Бухгалтерию»

Парню (студенту, IT-шнику, администратору компьютерного клуба) внезапно начинает писать очень красивая девушка, флиртовать и задавать вопросы про компьютеры.

Постепенно переписка сводится к тому, чтобы он приехал к ней на работу помочь установить «1С:Бухгалтерию» за деньги, а заодно познакомиться с ней вживую.

После завершения установки вместо девушки приходят представители отдела «К» и составляют протокол.

Еще сотрудники органов охотятся на работников «компьютерной помощи». В этом случае они не притворяются женщиной, а просто звонят под видом клиентов.

Ситуация №2 «Покупатели поддержанного ноутбука просят помощи в установке программ»

Человек дает объявление о продаже компьютера. Ему звонит покупатель, задает для приличия пару вопросов про товар и сразу соглашается на предложенную цену. Потом он просит помочь в установке MS Office/Photoshop и обещает дать дополнительно 2-3 тыс. рублей.

Если продавец соглашается, то на встрече с покупателем его ждут сотрудники компетентных органов.

Упс.

Ситуация №3 «Человек расшарил файл с пиратским ПО на файлообменник Flylink»

Человек сидит дома и никого не трогает. Внезапно к нему приходят сотрудники отдела «К» с документом, в котором написано, что с его IP-адреса ими было произведено скачивание пиратских программ. Проводят обыск, проверяют содержимое жестких дисков/флешек, находят там нужные файлы, изымают компьютер и берут подписку о невыезде.

Ситуация №4 «К человеку пришли по другому поводу, но заодно проверили лицензию на винду»

Человек занимается тем, что берет предоплату с клиентов своего интернет магазина и не высылает товар. Однажды к нему домой приходят из отдела «К» с обыском по случаю обвинения в мошенничестве. Между делом фиксируют в протоколе наличие на жестком диске нелицензионного ПО.

Как проходит государственная проверка

С 2008 года сотрудники отдела K используют систему инвентаризации программного обеспечения DeFacto, которую носят с собой на флешке. Она составляет список установленных на компьютере программ, находит среди них софт без лицензии и отображает его цену. DeFacto находит даже те программы, которые были удалены.

Сколько человек привлечено к ответственности за «пиратки» в России?

В государственную информационную систему «Правосудие» загружаются все незасекреченные судебные документы с 2010 года (по особо важным делам с 2000 года). В банке данных почти 28 миллионов файлов. Среди них 535 140 приговоров по 158 статье УК («Кража»).

А вот по 146 статье УК («Нарушение авторских и смежных прав») только 2659 приговоров. При этом значительная часть этих дел не имеет отношения к ПО.

И всего лишь 1071 приговор суда по 273 статье УК («Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ»).

Сколько административных дел открыто по статье о пиратстве?

Как видите, вероятность попасть под уголовную ответственность за пиратскую программу очень низкая.

Подобная «неудача» выпадает только паре сотен человек в год.

А что с административными и гражданскими делами? К сожалению, в системе «Правосудие» нельзя ставить фильтр по статьям ГК и КоАП. Поэтому, чтобы прикинуть количество таких дел, сделаем глобальный поиск названий производителей ПО по всем файлам:

«Майкрософт» — 2451 документ.«Аутодеск» — 1224 документа.«Корел» — 1083 документа.

«Адоб» — 606 документов.

Какая-то часть упоминаний брендов в судебных документах не связана с лицензией на ПО. Например, 89 документов с упоминанием Microsoft касаются кражи телефонов «Майкрософт Люмиа».

В итоге до суда дошли всего лишь несколько тысяч пользователей пиратского софта. Успешных проверок же было проведено во много раз больше. Что же стало с остальными нарушителями закона?

P.S. Чем закончится проверка в большинстве случаев

Вот типичная история, которую можно частенько встретить на российских форумах:

«В наш офис пришли люди из отдела К, обнаружили пиратскую винду и стали пугать штрафами, судом, изъятием компьютеров. Потом пришел ведущий юрист, поговорил с ними наедине, те ушли и уже полгода не возвращались».

В большинстве случаев людям удается с помощью знакомого работника полиции или адвоката договориться с представителями власти не открывать дело, значительно уменьшить первоначальную сумму штрафа, избежать изъятия компьютеров и передачи дела в суд.

поста:

(4.25 из 5, оценили: 8)

Источник: https://www.iphones.ru/iNotes/670450

Ответственность за обслуживание пиратского нелицензионного программного обеспечения

Могут ли исполнителя привлечь к УО за использование ПО на компьютере заказчика?

Ни для кого не секрет, что в нашей стране распространено использование программного обеспечения (далее – ПО), полученного нелегальным путем. Причем речь идет не только об использовании пиратских компьютерных программ в личных целях, но и на компьютерах в офисах порой установлено нелицензионное ПО.

Какое-то время оборудование с таким ПО благополучно используется, однако, как и любая другая сложная техника, компьютеры требуют периодического сервисного обслуживания. В частности, установленное на компьютере базовое ПО нуждается в обновлении, удалении вредоносных программ и т. п.

Как правило, такой работой занимаются системные администраторы, один из которых недавно создал новую тему для обсуждения на портале.

Автор темы занимается своей профессиональной деятельностью путем предоставления таких услуг по аутсорсингу разным предприятиям. При этом ему часто приходится сталкиваться с необходимостью обслуживать компьютеры с пиратским ПО (в том числе операционными системами).

Это не оставляет автора темы равнодушным, поскольку он хорошо осведомлен о том, что за работу с таким ПО пользователь может понести правовую ответственность.

Потому для подстраховки автор темы в договоре с заказчиками всегда предусматривает пункт о том, что он не несет ответственность за «лицензионность» ПО и легитимность его приобретения согласно действующему законодательству.

В связи с этим автор темы хочет узнать мнение пользователей о том, освобождает ли его от уголовной ответственности такой пункт в договоре в случае привлечения к ответственности заказчика как пользователя пиратского ПО. Помимо этого, автор темы (далее – исполнитель) спросил о том, освободит ли его от ответственности такой пункт договора, если он сам установит заказчику пиратское ПО. В связи с этим участниками обсуждения были высказаны следующие мнения.

Позиция 1. Если исполнитель совершает одно из деяний, предусмотренных Уголовным кодексом, он подпадает под ответственность, им предусмотренную. Поэтому когда исполнитель устанавливает нелицензионное (пиратское) ПО, он нарушает закон, так же как и пользователь такого ПО.

Но если исполнитель оказывает услугу «Консультування з питань інформатизації» и нигде не документирует свое противоправное распространение нелицензионного ПО, то он имеет шанс походить по лезвию ножа и какое-то время не порезаться.

Позиция 2. Если в договоре не прописывать услугу по установке ПО, а просто указать, что исполнитель обслуживает компьютерную технику, обеспечивает ее надлежащее функционирование, обучает персонал и т. д.

(то есть некие нейтральные услуги, никак не содержащие «покушение» на авторские права), то никакой ответственности исполнитель нести не будет.

К тому же в данной ситуации необходимо предложить заказчику установить дешевое нелицензионное ПО на свой риск либо приобрести дорогостоящее лицензионное ПО и быть спокойным за его эксплуатацию. В таком случае пусть заказчик самостоятельно определяет, что для него необходимо.

Позиция 3. Во время проверок легитимности ПО для исполнителя достаточно будет указания в договоре услуг, не связанных с установкой и обслуживанием ПО.

Однако это все равно очень рискованно, так как в случае уголовного производства заказчик наверняка укажет на исполнителя, установившего пиратское ПО.

Потому никакое условие гражданско-правового договора не отменит уголовную ответственность, если для нее будут основания.

Мнение юристов проекта: Прежде всего необходимо попытаться квалифицировать действия исполнителя с правовой точки зрения. Исходя из такой квалификации, можно будет сделать вывод о том, какие правовые последствия может порождать обслуживание или установка пиратского ПО.

Под понятием «обслуживание» могут подразумеваться действия, одна часть из которых может квалифицироваться как нарушение права интеллектуальной собственности, а другая часть – нет

Ст. 420 Гражданского кодекса и п. 3 ч. 1 ст. 8 Закона «Об авторском праве и смежных правах» относят компьютерные программы (в том числе операционные системы) в перечень объектов права интеллектуальной собственности.

Правонарушениям, связанным с незаконным обращением с объектами права интеллектуальной собственности, посвящены ст. 51 2 и 164 9 КоАП, а также ст. 176 УК.

В числе применимых к компьютерным программам в указанных правовых нормах содержатся такие действия, как воспроизведение и распространение (учитывая определения указанных понятий, содержащиеся в Законе «Об авторском праве и смежных правах» и Законе «О распространении экземпляров аудиовизуальных произведений, фонограмм, видеограмм, компьютерных программ, баз данных»). Исходя из этого, отвечая на вопрос о правомерности установки исполнителем нелицензионного ПО на компьютеры заказчика, следует признать, что такие действия подпадают под составы правонарушений, предусмотренных в указанных статьях КоАП и УК.

Однако вопрос квалификации сервисного обслуживания нелицензионного ПО требует более глубокого исследования. Ведь о таком виде деятельности прямо не указано в положениях КоАП и УК, равно как и в положениях Закона «Об авторском праве и смежных правах». Потому в данном случае необходимо исходить из следующего.

УК и КоАП в указанных выше статьях, кроме конкретно определенных действий правонарушителя, содержат также формулировки «иное умышленное нарушение прав на объект права интеллектуальной собственности (авторского права и смежных прав)».

Под эту формулировку могут подпадать действия, не определенные конкретно в УК и КоАП. Этому аспекту уделено внимание и в п. 2.1.1 Обобщения ВСУ применения судами законодательства в делах об административных правонарушениях в сфере интеллектуальной собственности (далее – Обобщение).

Для таких случаев ВСУ указал, что для квалификации любого незаконного действия необходимо обращаться к специальному закону, которым урегулированы правоотношения в сфере защиты какого-то конкретного объекта права интеллектуальной собственности.

При этом в Украине отсутствует специальный закон,  регулирующий правовую защиту сугубо компьютерных программ.

То же можно сказать и об уголовно-правовом характере таких деяний.

Ведь то, что сервисное обслуживание нелицензионного ПО подпадает под формулировку «иное умышленное нарушение авторского права и смежных прав», нужно еще доказать в контексте наличия состава преступления, предусмотренного в ст.

176 УК. Кстати, научное толкование данной формулировки предполагает исключительный перечень действий, в который не входит обслуживание нелицензионного ПО.

Сервисное обслуживание пиратского ПО способствует его благополучному (хоть и противозаконному) использованию

КоАП в ст. 51 2, помимо указанной выше формулировки, предусматривает также «незаконное использование объекта права интеллектуальной собственности». Однако квалифицировать обслуживание нелицензионного ПО как «незаконное использование объекта права интеллектуальной собственности» также проблематично.

Законодательство не содержит конкретного определения такого деяния (что свидетельствовало бы в пользу того, что под это определение подпадает любой вид обслуживания нелицензионного ПО). Однако в п. 2.1.

1 Обобщения дано определение этого понятия, которое предполагает в его содержании лишь обнародование, опубликование, воспроизведение, распространение без согласия автора (собственника патента или свидетельства) объекта права интеллектуальной собственности.

В связи с этим остается под вопросом возможность квалификации сервисного обслуживания пиратского ПО как деяния, предусмотренного в данном случае для привлечения исполнителя таких услуг к административной ответственности.

Потому следует сделать вывод о том, что дать конкретный и однозначный ответ на вопрос о правомерности обслуживания пиратского ПО нельзя (исходя из правовой квалификации таких действий).

Поскольку под понятием «обслуживание» могут подразумеваться действия, одна часть из которых может квалифицироваться как нарушение права интеллектуальной собственности, а другая часть – нет.

Ведь, к примеру, обновление компьютерной программы, удаление из операционной системы вредоносных программ, оптимизация нелицензионного ПО не является воспроизведением, реализацией, обнародованием, опубликованием или распространением в понимании законодательства в сфере защиты объектов права интеллектуальной собственности.

Потому в данном случае необходимо исходить из сути конкретных действий, осуществляемых исполнителем. Опять же в качестве примера можно привести обновление ПО. Если такое обновление осуществляется с помощью лицензионного ПО, в действиях исполнителя может усматриваться неправомерное воспроизведение и распространение такого обновления, как объекта права интеллектуальной собственности.

Как видно из обсуждения, все мнения пользователей сводятся к двум тезисам. Первый – в документах необходимо скрывать реально осуществляемую деятельность с нелицензионным ПО. Второй – чтобы не было указано в договоре с заказчиком, от уголовной ответственности исполнителя таких услуг это его не освободит (при наличии для этого оснований).

Если со вторым тезисом следует согласиться, то целесообразность первого тезиса сомнительна, так как он призывает исполнителя и заказчика укрывать свою противоправную деятельность. Ведь сервисное обслуживание пиратского ПО способствует его благополучному (хоть и противозаконному) использованию заказчиком.

К тому же такое укрытие реально производимых работ сможет обезопасить исполнителя от правовой ответственности лишь на первичном, документальном уровне.

В то же время, если такая деятельность станет предметом расследования в порядке уголовного или административного производства, факт укрытия противоправных деяний с помощью безобидной деятельности сыграет не в пользу заказчика и исполнителя.

ВЫВОД:

Бесспорным является то, что установка пиратского ПО является противоправной деятельностью, влекущей за собой правовую ответственность.

При этом в вопросе о сервисном обслуживании нелицензионного ПО следует исходить из характера конкретных действий, осуществляемых исполнителем, для возможности их квалификации как противоправных деяний в понимании УК, КоАП и законодательства в сфере защиты объектов права интеллектуальной собственности.

При этом положения о распределении ответственности за работу с нелицензионным ПО в договоре между заказчиком и исполнителем не имеет никакого правового значения.

Источник: https://juristoff.com/sovety-yuristov/litsenzirovanie/15055-otvetstvennost-za-obsluzhivanie-piratskogo-nelitsenzionnogo-programmnogo-obespecheniya

Про установку пиратского ПО

Могут ли исполнителя привлечь к УО за использование ПО на компьютере заказчика?

Компьютерное пиратство – это не санкционированное правообладателем копирование, распространение или использование ПО в личных целях или для решения бизнес-задач.

Попытки сэкономить на программном обеспечении (например, скачать Windows бесплатно из торрент-сетей) приводят к тому, что на компьютере пользователя появляется пиратский софт, потенциально опасный для ПК и личных данных пользователя.

Microsoft ©

На фоне широко развернувшейся в последнее время антипиратской кампании, думаю многим будет небезынтересно прочитать эту статью.

В стране развернута массовая кампания по борьбе с нарушениями авторских прав. Как всегда, не обходится без перегибов. С милиции требуют раскрываемость по ст.146 УК. И милиция ее дает, не слишком считаясь при этом с законом (о справедливости лучше вообще молчать).

Состав преступления

Части 2 и 3 статьи 146 УК предусматривают наказание за нарушение авторских прав в крупном и особо крупном размере соответственно. Крупным размером считается стоимость распространяемых контрафактных экземпляров или нарушенных прав, превышающая 50 тысяч рублей, особо крупным – свыше 250 тысяч.

Нарушение на сумму меньше 50 тысяч не является уголовным преступлением.

Это административное правонарушение, милиция ими занимается неохотно, поскольку, в отличие от уголовных дел, никак не влияют на цифры отчетности, ради которых, собственно, органы внутренних дел и работают.

(Но если кто-то все-таки попадется, на него оформят административный протокол, а компьютеры могут даже конфисковать, как “контрафактные экземпляры произведений”).

Что такое проверочная закупка?

Самым простым методом слепить уголовное дело по ст. 146 является проверочная закупка – один из видов оперативно розыскных мероприятий (ОРМ), предусмотренный законом “Об оперативно-розыскной деятельности” (п. 4 ст. 6). Чтобы выполнить установленный план по уголовным делам, милиция вынуждена использовать только самые простые и быстрые способы поимки “пиратов”.

Главный из этих методов – проверочная закупка (не путать с контрольной закупкой). Метод прост: обзваниваются те, кто дал объявления об установке программ, настройке компьютеров, а за неимением таковых – о любых услугах, связанных с компьютерами.

Подставной покупатель просит установить программы. После установки составляется протокол, затем следователь возбуждает уголовное дело.

Признаки проверочной закупки

Есть несколько признаков, позволяющих довольно уверенно отличить проверочную закупку от обычного заказа.

Вас непременно попросят установить программы на сумму свыше 50 000 рублей. Обычно берут какую-нибудь дорогую программу типа “1С:Комплексная поставка”, “Компас-3D” или “Photoshop”. Иногда заказывают набор из нескольких программ.

Иногда просят поставить программы на несколько компьютеров. В сумме обязательно должно выйти больше 50 000, иначе милиционеры сработают (по их счету) “вхолостую”.

Явное несоответствие заказанной программы потребностям “заказчика” есть важный признак засады.

Заявка часто бывает не срочная, а на следующий день или через несколько дней: милиционерам нужно подготовиться, найти понятых, установить камеру, пометить деньги и т.п.

Компьютер, на который вам предложат инсталлировать программы, не похож на рабочий, постоянно используемый. Он будет “чистый”: с одной только ОС или даже без нее. Так проще доказывать преступление.

Осмотр компьютера “до”, осмотр или экспертиза “после” – появившиеся на диске программы считаются незаконно скопированными.

Понятые в случае необходимости подтвердят: перед визитом “инсталлятора” на компьютере программ не было вообще, а после визита – появились.

Во время телефонного разговора и/или при проведении закупки вас непременно будут спрашивать, являются ли устанавливаемые программы лицензионными или контрафактными. Для доказательства вины крайне важно, чтобы подозреваемый в той или иной форме признал, что ему известно о нарушении авторских прав.

Обычного клиента этот вопрос нисколько не беспокоит, его больше волнует цена услуги. Милиционеров – наоборот, цена не интересует, а происхождение программ – очень.

В комнате с компьютером кроме “заказчика” будут присутствовать еще не менее двух лиц (понятые), либо там будет вестись видеозапись. Скрытую камеру обнаружить нелегко, но если рядом тусуются без видимой цели какие-то люди, это должно насторожить.

В последнее время работники милиции используют также упрощенный вариант проверочной закупки: просят человека записать и продать диск с программами. В некоторых регионах, где суды не слишком требовательны по части доказанности преступления, такие дела проходят.

Кроме этого, встречаются “закупки” подержанных компьютеров целиком: милиционеры звонят по объявлению и интересуются, а есть ли на продаваемом компьютере такие-то программы. Продавцу предлагают установить их, обещая в этом (и только в этом) случае купить компьютер за хорошую цену.

Нарушения

Проверочные закупки и следствие по делу редко проводятся в строгом соответствии с законом. Царящая в органах “палочная система” просто не дает ни времени, ни средств соблюдать закон.

Чтобы гарантированно возбудить уголовное дело, повсеместно применяются различные способы завышения размера преступления. Например, некорректная оценка стоимости программ, проводимая не экспертом-оценщиком, а потерпевшим.

Другое распространенное нарушение – использование провокации при проведении проверочной закупки.

Когда работник милиции, получив отказ, начинает уговаривать инсталлятора (настройщика, ремонтника или просто пользователя, продающего свой компьютер) поставить нужные программы.

Уговоры часто действуют, человек идет на преступление, которого при иных условиях бы не совершил. Это и есть провокация.

Вопрос о провокации в ходе проверочной закупки был разъяснён Верховным судом на примере дел о сбыте наркотиков. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. – 14 говорится:

“Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.”

Кроме этого, около двух лет назад в закон об ОРД были внесены изменения, в соответствии с которыми милиции запрещалось “подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий”.

(Как будто раньше они всем этим занимались потому что не было прямого запрета в законе.) Естественно, эффект от этих поправок был нулевым.

При проведении “закупок” контрафактных программ милиция этим запретом повсеместно пренебрегает.

Роль подстрекателя в “закупке” ПО даже больше, чем в случае с наркотиками. Сбыт наркотиков является уголовным преступлением в любом случае, независимо от размера, тогда как для состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК, нужно программное обеспечение на сумму более пятидесяти тысяч рублей.

Именно поэтому милиционеры всегда просят установить что-нибудь дорогое: “1С: Предприятие”, “Фотошоп”, и т.п.

Часто инсталляторам помимо 146-й незаконно вменяют статьи УК 272 (неправомерный доступ) и 273 (вредоносные программы), которые не имеют “порога” в виде размера нарушения. Но такие нарушения – отдельная большая тема.

Все эти многочисленные и повсеместные нарушения делают порочной практику проверочных закупок для борьбы с нарушениями авторских прав. Делают ее неприемлемой вообще. Оттого автор и предостерегает всех инсталляторов, хотя небольшая часть из них, возможно, в самом деле заслуживает наказания.

Предохранение

Нетрудно вывести простые меры, которые позволят инсталлятору избежать милицейской засады и в то же время не распугать своей подозрительностью нормальных клиентов.

Никогда никому не устанавливайте ПО более чем на 50 тысяч рублей за один раз. Подавляющему большинству заказчиков дорогие и навороченные версии просто не нужны. Если, несмотря на ваши аргументы, настаивает, лучше откажитесь от этого клиента вообще.

При визите к клиенту не приносите с собой дистрибутивов разных программ “на всякий случай”. При квалификации деяния по ч.2 и 3 ст.146 учитываются не только установленные экземпляры программ, но также и носители с программами, которые хранятся или перевозятся “с целью сбыта”. В теории эту цель сбыта следует еще доказать, но на практике суды принимают слова обвинения и без доказательств.

Никогда и никому не говорите, что вы устанавливаете контрафактные программы. Какими бы программы ни были, но на все вопросы следует четко и внятно отвечать, что программы лицензионные, ставятся со строгим соблюдением закона и условий лицензионных соглашений. Впрочем, если вам начинают задавать подобные вопросы, от такого клиента лучше отказаться.

Осматривайте компьютер и место, где он находится, при установке. Насторожить должен чистый жесткий диск, отсутствие внутри компьютера пыли, а также откровенно “слабый” компьютер, на котором программы, нужные “заказчику”, будут не работать, а еле-еле шевелиться. Кроме этого, признаком проверочной закупки может служить явно нерабочая обстановка в том месте, куда вас пригласили.

Наличие на компьютере клиента зоопарка из многообразного и явно часто используемого программного обеспечения почти гарантирует, что это не проверочная закупка.

Наиболее действенный способ, которого, к сожалению, мало кто применит – просто не ставить контрафактного ПО. Ставьте бесплатное. Ставьте Линукс.

Можно ли переложить ответственность?

Некоторые… скажем так, “юридически непросвещенные” люди отчего-то полагают, что ответственности можно избежать путем составления договоров, соглашений с клиентом, расписок и прочих хитровымученных бумаг с разными заковыристыми формулировками.

Это абсолютно бессмысленно: любая подобная бумага лишь укрепит доказательную базу уголовного дела. Она будет подтверждать то, что подозреваемый “знал, планировал, готовился к преступлению, пытался отвести от себя угрозу”.

Кроме этого, ее наличие может привести к возбуждению дела не по второй, а по третьей части 146 статьи за нарушение, совершенное группой лиц.

Уголовное законодательство не позволяет переложить ответственность на другое лицо, составив с ним договор, подписав расписку, заключив джентльменское соглашение и т.п. Статья 3 УК (ч. 1) устанавливает, что преступность деяния и его уголовно-правовые последствия определяются только УК, никаких иных документов в этой сфере не применяется.

В качестве примера, иллюстрирующего абсурдность “джентльменских соглашений”, можно привести подобную “расписку” при совершении любого другого преступления, например, заказного убийства.

Если исполнитель убийства напишет “расписку” о том, что он “никаких претензий к заказчику не имеет”, правоохранительные органы вполне справедливо не будут принимать ее во внимание при назначении наказания (хотя в качестве доказательства сговора такой документ использоваться может).

Или еще один, более приближенный к реальности пример: если на предприятии есть служба охраны, в обязанности которой входит предотвращение краж, можно ли привлечь охранника в качестве обвиняемого по статье 158 УК, если кража не раскрыта? Ответ очевиден.

Тем не менее, заблуждение о “волшебной расписке” распространено повсеместно.

И главную роль в его распространении играют не юридически непросвещенные люди, а сами работники правоохранительных органов, которые в некоторых ситуациях принимают во внимание должностные инструкции работников, с помощью чего на работника предприятия (обычно сисадмина) возлагается ответственность “за соблюдение лицензионной чистоты ПО”.

Милиционерам этот миф выгоден по двум причинам. Во-первых, у них всегда есть “козел отпущения”, на которого все можно свалить. По такой логике, по умолчанию за весь контрафактный софт на предприятии ответственность несет его руководитель. Но в том случае, если существует приказ или должностная инструкция, которая “определяет ответственное лицо”, то привлекать по статье 146 будут его.

В данном случае должностная инструкция как раз и является аналогом “волшебной расписки”, с помощью которой перекладывается уголовная ответственность. Никаких правовых оснований для этого нет, однако, милиция получает возможность не искать тех, кто действительно установил контрафактную программу, а свалить все на того, кто “несет ответственность по инструкции”.

Во-вторых, установить программу на компьютер может любой работник организации, поработавший за этим компьютером.

Однако, если начать разбираться, кто и что устанавливал, то может оказаться, что каждый работник установил программ стоимостью менее чем на пятьдесят тысяч, и состава преступления здесь вообще нет.

А ситуация, когда “ответственность возложена инструкцией” на кого-то одного, позволяет “повесить” на этого человека весь “пиратский” софт на предприятии, и гарантированно получить уголовное дело, а не кучу административных правонарушений.

Для сравнения можно взять статью 143 УК, предусматривающую ответственность за “нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, совершенное лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил”.

В данном случае существует закон, возлагающий на работодателя ответственность за соблюдение правил охраны труда, а также предусматривающий возможность эту ответственность возложить на конкретного работника предприятия той самой “должностной инструкцией” (это раздел X Трудового кодекса).

Кроме этого, сама статья 143 предусматривает ответственность для того лица, “на котором лежали обязанности”.

В случае со ст. 146 УК ничего подобного в ней самой нет, а кроме того, не существует закона, который возлагает на руководство предприятия ответственность за “соблюдение лицензионной чистоты”.

Кстати, когда президиум Пермского краевого суда оправдывал А.М.

Поносова, он руководствовался как раз такой логикой: работа директором организации, в которой установлена “пиратка”, не свидетельствует о причастности к нарушению авторских прав по умолчанию.

Необходимо, чтобы обвиняемый совершал какие-то действия, которые к такой установке привели, или являлся соучастником (подстрекателем, организатором, и т.п).

P.s Взято с http://www.yaplakal.com/forum7/topic1364143.html

P.ss Не ради плюсов. А для ознакомления

Источник: https://pikabu.ru/story/pro_ustanovku_piratskogo_po_4770275

Юрист Адамович
Добавить комментарий