Может ли обвиняемый несовершеннолетний полностью поменять показания?

Каков порядок допроса подозреваемого?

Может ли обвиняемый несовершеннолетний полностью поменять показания?

Допрос подозреваемого — это следственное действие, которое состоит в процессе получения от него показаний. Показания подозреваемого могут касаться любых значимых для уголовного дела обстоятельств, в частности, — имеющихся в отношении него подозрений.

Они имеют двойственную правовую природу. С одной стороны, такие показания являются источником доказательственной информации, а с другой — средством защиты от выдвинутого в отношении лица подозрения.

С учетом специфики процессуального статуса подозреваемого дача им показаний — это результат его свободного волеизъявления.

Подозреваемый, участвуя в уголовном деле со стороны защиты, может вообще отказаться от дачи показаний, а также не несет никакой ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Следовательно, содержание сообщенных им сведений может неоднократно меняться.

При этом отказ от показаний или их последующие изменения не вправе трактоваться как обстоятельства, подтверждающие виновность подозреваемого.

Допрос задержанного по подозрению в совершении преступления должен быть произведен в независимости от волеизъявления допрашиваемого.

Следовательно, если подозреваемый, пользуясь предоставленными ему правами, вообще отказывается давать показания или не желает этого делать в данное время, дознаватель или следователь формально составляют протокол допроса и фиксируют в нем факт подобного отказа.

В соответствии с ч.2 cт. 46 УПК РФ подозреваемый должен быть допрошен в присутствии своего защитника в течение 24 часов с момента его фактического задержания.

При этом до начала допроса по просьбе подозреваемого ему обеспечивается конфиденциальное свидание с защитником продолжительностью не менее 2 часов.

Помимо защитника в допросе могут принимать участие и другие лица (переводчик, специалист и т.д.).

Допрос задержанного лица может быть произведен в кабинете дознавателя или следователя либо в изоляторе временного содержания.

На практике большинство допросов подозреваемых не занимают длительного времени. Однако в ряде случаев объемы сообщаемой допрашиваемым лицом информации могут быть настолько велики, что процесс получения его показаний затягивается на несколько часов или даже более.

В связи с этим законодатель устанавливает определенные временные рамки для производства данного следственного действия.

Так, допрос не может длиться непрерывно более 4 часов, после чего дознаватель или следователь обязаны предоставить допрашиваемому перерыв не менее чем на час для отдыха и приема пищи. А общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов.

Более того, при наличии медицинских показаний, подтвержденных заключением врача, продолжительность допроса может быть и еще меньшей. А для несовершеннолетних эти сроки сокращены вдвое: соответственно до 2 и до 4 часов.

Поэтому в случае, если дознаватель или следователь не успевает получить все необходимые показания в обозначенные сроки, процедура допроса прерывается и продолжается в другой день.

Перед началом допроса дознаватель или следователь, удостоверившись в личности допрашиваемого, разъясняют ему права и порядок производства следственного действия. Законодатель предусматривает свободу тактики допроса.

Это означает, что дознаватель или следователь по своему усмотрению определяют структуру и содержание вербального общения (беседы) с допрашиваемым лицом, в том числе, задают необходимые вопросы.

Так, допрос может начинаться со свободного рассказа допрашиваемого и заканчиваться вопросами; в другой ситуации дознаватель или следовать сразу начинают задавать необходимые вопросы и т.д. Допрашиваемый вправе изложить свои показания (часть показаний) и собственноручно.

Однако эта свобода тактики допроса ограничивается запретом задавать наводящие вопросы, которые своей формулировкой предопределяют получение желаемого ответа. Давая показания, допрашиваемое лицо вправе пользоваться документами и записями.

Участвующий в допросе защитник имеет право:

а) давать подозреваемому в присутствии дознавателя или следователя краткие консультации;

б) задавать ему с разрешения дознавателя или следователя вопросы;

в) делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе.

Дознаватель или следователь могут и отвести вопросы защитника, но обязаны при этом занести их в протокол.

Ход и результаты допроса отражаются в соответствующем протоколе. Показания допрашиваемого принято записывать от первого лица и по возможности дословно. Вопросы и ответы на них записываются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса.

В протоколе указываются и те вопросы, которые были отведены дознавателем или следователем, или на которые допрашиваемый отвечать отказался, а также мотивы таких отводов или отказов.

И наконец, протокол должен содержать указание об имевшем место в ходе допроса предъявлении отдельных материалов уголовного дела (вещественных доказательств, документов и т.д.) и данных в связи с этим пояснениях.

Дополнительными средствами фиксации хода и результатов допроса подозреваемого могут быть аудио- и видеозаписи. Помимо этого, допрашиваемым лицом могут быть изготовлены схемы, чертежи, рисунки, диаграммы. Все эти материалы приобщаются к протоколу, о чем в нем делается соответствующая запись.

Протокол допроса в обязательном порядке должен быть предъявлен для ознакомления самому подозреваемому и его защитнику. Если допрос помимо протокола фиксировался каким- либо иным способом, например посредством видеозаписи, то для ознакомления должны быть предъявлены и соответствующие материалы (кассеты, диски и т.д.)

В этой связи подозреваемому желательно самым внимательным образом ознакомиться с текстом протокола своего допроса, поскольку в отличие от ранее описанных объяснений, его показания уже являются полноценными процессуальными доказательствами.

А любые содержащиеся там сведения могут быть либо сами по себе, либо в совокупности с другими доказательствами использованы для предъявления ему обвинения, постановления приговора и т.д.

Если же какие-то фрагменты протокола представляются неполными, неверными, искаженными, то подозреваемому надлежит собственноручно внести в него соответствующие замечания, дополнения и уточнения.

К великому сожалению, в современных условиях весьма распространены случаи отказа подозреваемых от подписания протоколов их допросов. Это же касается и протоколов иных действий, произведенных с их участием, о чем мы уже говорили выше.

Причина подобного и не совсем правильного поведения заключается в низком уровне правовой культуры и правовой грамотности этих лиц.

Их логика представляется весьма простой: «Если я ничего не подписал, значит, ничего не было, значит, я ни в чем не сознался».

Однако подобный «способ» реализации своих прав представляется весьма примитивным и абсолютно бесполезным. Ведь согласно ст.

167 УПК РФ в случае отказа кого-либо из участвующих лиц подписать протокол дознаватель или следователь делают в нем соответствующую запись, которая удостоверяется подписью защитника.

В этом случае протокол имеет такое же юридическое значение, как и при подписании его подозреваемым.

Следовательно, более рациональным и правильным будет не подобный пассивный, а наоборот активный способ защиты.

Если подозреваемый полностью или частично не согласен с изложенными сведениями, он должен в конце протокола собственноручно отметить данный факт и подробно описать свою позицию.

В этом случае она не останется без должного внимания со стороны потенциальных читателей: прокурора, суда и т.д.

Источник: https://pravo163.ru/kakov-poryadok-doprosa-podozrevaemogo/

Вс запретит осуждать людей на основе только признательных показаний

Может ли обвиняемый несовершеннолетний полностью поменять показания?

Верховный суд России намерен напомнить всем судьям страны прописную истину: признание вовсе не “царица доказательств”. Даже если человек слезно клянется, что виноват, этого мало – надо во всем разобраться, взвесить остальные доказательства.

Вчера пленум Верховного суда России обсудил проект постановления “О судебном приговоре”. Одна из важных новаций: судьям по сути запретят переписывать обвинительное заключение. Приговор должен писаться с чистого листа. Так что если кто из судей и грешил копированием текста из одного документа в другой, от привычек придется отказаться.

РГ + Россия 24: ВС запретил аресты бизнесменов по экономическим делам

Как отметил советник Федеральной палаты адвокатов Сергей Насонов, в проекте постановления пленума Верховный суд России указывает на недопустимость изложения в приговоре показаний допрошенных по уголовному делу лиц, выводов экспертов и других сведений в точности так, как они отражены в обвинительном заключении или ранее вынесенном судебном решении.

Из приговора должно быть видно, что все это внимательно заслушивалось и изучалось судом, а не слепо копировалось из одного документа в другой.

– Такое переписывание обессмысливает все судебное разбирательство, свидетельствует об отказе суда от оценки исследованных доказательств, – говорит Сергей Насонов. – Очевидно, что в результате такого переписывания может появиться лишь обвинительный приговор.

В напоминании, что нельзя верить одним только признаниям обвиняемого, теоретически нет особой новизны. Но крайне важно, что Верховный суд России в официальных разъяснениях донесет эту мысль до каждого судьи.

Верховный суд России напомнит всем судьям прописную истину: признание вовсе не “царица доказательств”

“Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора”, – говорится в проекте.

Когда человек берет вину на себя, это не всегда правда и раскаяние. Возможно, его вынудили признаться. Или он хочет кого-то выгородить. Но суду нужна истина. Поэтому нельзя верить на слово даже явке с повинной. Следствие должно собрать железные доказательства вины. Иногда это бывает сложно, но такова работа следствия.

А суды должны выносить мотивированные решения, то есть объяснять, почему верят тому и не верят другому.

“В силу принципа презумпции невиновности обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все неустранимые сомнения в доказанности обвинения, в том числе отдельных его составляющих (формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств), толкуются в пользу подсудимого”, говорится в проекте постановления.

– Нередко мотивировка заменяется приведением в приговоре длинного списка названий документов, содержащихся в уголовном деле, в т.ч. вообще не имеющих никакого доказательственного значения, – говорит Сергей Насонов.

– Поэтому проект постановления указывает, что “суд в описательно-мотивировочной части приговора не вправе ограничиться перечислением доказательств или указанием на протоколы процессуальных действий и иные документы, в которых они отражены, а должен раскрыть их основное содержание”.

Верховный суд запретил лишать прав водителей, не заметивших аварию

Проще говоря: нужны подробности. Если в приговоре будет только список экспертиз, а также фамилий опрошенных свидетелей, это еще ни о чем не говорит. Что это за экспертиза? Кем она проведена? На какие вопросы ответила? Что она доказывает? Почему ей нужно верить? Все это надо подробно прописать в приговоре.

Так же и со свидетелями. Нередко в приговорах можно прочитать нечто вроде: “вина обвиняемого доказана показаниями Иванова, Петрова, Сидорова”. Здесь любая вышестоящая инстанция должна воскликнуть: “стоп! с этого места поподробней…” Что рассказали свидетели? Кто они такие? И опять же – что доказывают их слова, почему им можно верить?

Но это далеко не все новости. Постановление подробно останавливается на ситуации, когда человек на следствии говорил одно, а на суде – другое. Такое часто бывает, когда обвиняемый встает и отказывается от показаний, объясняя, мол, били, вот и признался. Кому и чему в такой ситуации верить?

Нет сомнений, что нередко разговоры про “били, заставили, надавили” только уловка. Однако бывает и так, что человек действительно оговорил себя под давлением оперативников.

Он надеялся, что в суде липовые показания не пройдут. Мол, стоит человеку встать и сообщить о том, что с ним обошлись нехорошо, и дело примет совсем другой оборот.

Но на деле суды часто не верят таким рассказам и “в зачет” берут только показания, данные следователю.

Проект разъясняет, что если человек на следствии дал показания без участия адвоката, а потом отказался от признаний, – старые слова недействительны. Протоколы, образно говоря, можно выбросить в корзину.

Если следствие все оформило правильно и адвокат был, то все равно надо разбираться, почему человек тогда говорил одно, а сейчас другое.

“В случае изменения подсудимым показаний суд обязан выяснить причины, по которым он отказался от ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства показаний, тщательно проверить все показания подсудимого и оценить их достоверность, сопоставив с иными исследованными в судебном разбирательстве доказательствами”, говорится в проекте.

https://www.youtube.com/watch?v=G-phQHt0nHM

Принципиальный момент: обвиняемый не должен доказывать, что его били. Если такой вопрос возник, то именно правоохранители должны доказать, что пальцем не тронули человека.

Верховный суд рекомендовал не наказывать за репосты в социальных сетях

Вот дословная цитата из проекта. “Если подсудимый объясняет изменение показаний, данных им в присутствии защитника, тем, что они были получены под воздействием примененных к нему незаконных методов ведения расследования, то судом должны быть приняты достаточные и эффективные меры по проверке такого заявления подсудимого.

При этом суду следует иметь в виду, что с учетом положений части 4 статьи 235 УПК РФ бремя опровержения доводов стороны защиты о том, что показания подсудимого были получены с нарушением требований закона, лежит на прокуроре (государственном обвинителе), по ходатайству которого судом могут быть проведены необходимые судебные действия”.

По словам Сергея Насонова, правило, что лицо, заявляющее о применении незаконных методов воздействия (угрозы, пытки, жестокое обращение и т.п.) не обязано доказывать эти факты, давно закреплено в УПК.

– Однако в судебной практике данная норма закона часто применяется формально, эффективной и полной проверки заявления подсудимого не проводится, – говорит Сергей Насонов. – В лучшем случае, в судебном заседании допрашивается следователь, который, естественно, отрицает такие факты.

Именно поэтому разъяснение Верховного суда РФ о том, что эта проверка должна быть полноценной, т.е.

должна проводиться в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ, с отложением на это время судебного разбирательства, на мой взгляд, является шагом, направленным на усиление гарантий от применения пыток и жестокого обращения.

Если следователь допросил обвиняемого без адвоката, то показания суд может не принять

В проекте постановления пленум разъяснил и нюансы, которые должны включать оправдательные и обвинительные приговоры в мотивировочных и резолютивных частях. Пленум особо обращает внимание, что приговор должен излагаться в ясных и понятных выражениях.

РГ + Россия 24: ВС РФ разъяснил, как принять наследство без нотариуса

“Недопустимо использование в приговоре непринятых сокращений и слов, неприемлемых в официальных документах, а также нагромождение приговора описанием обстоятельств, не имеющих отношения к существу рассматриваемого дела”, – поясняет проект.

Также рекомендуется избегать ненужных подробных описаний способов совершения преступлений, связанных с изготовлением наркотических средств, взрывных устройств и взрывчатых веществ и т. п.

Не стоит вдаваться в излишнее описание преступлений, посягающих на половую неприкосновенность и половую свободу личности или нравственность несовершеннолетних.

Еще одно актуальное разъяснение Верховного суда говорит о том, что в случае признания полученных на основе результатов оперативно-розыскной деятельности доказательств недопустимыми содержащиеся в них данные не могут быть восполнены путем допроса сотрудников спецслужб.

– Это разъяснение создает серьезный барьер, препятствующий незаконному проведению оперативно-розыскных мероприятий, – говорит Сергей Насонов. – В противном случае, возникала возможность нейтрализации любого, даже самого грубого нарушения закона при производстве таких мероприятий.

Например, телефонные переговоры были прослушаны незаконно, но результат этого разговора можно было бы установить, допросив сотрудника, который прослушал данную аудиозапись.

При таком разъяснении Верховного суда подобные действия невозможны, судам запрещено ссылаться на такие доказательства.

Постановление будет принято в ближайшее время после доработки.

Источник: https://rg.ru/2016/11/17/vs-zapretit-osuzhdat-liudej-na-osnove-tolko-priznatelnyh-pokazanij.html

Особенности допроса несовершеннолетних и малолетних лиц

Может ли обвиняемый несовершеннолетний полностью поменять показания?

Уголовный процессуальный кодекс Украины определяет порядок проведения следственных действий в отношении несовершеннолетних. Законодателем определены особые условия их проведения в отношении подростков, так как для этой группы лиц необходимо обеспечить максимальную защиту прав и интересов.

В соответствии с УПК Украины (ст. 226) время допроса несовершеннолетнего, в частности несовершеннолетнего подозреваемого, ограничивается, то есть следователь не имеет права продолжать это процессуальное действие более одного часа без перерыва.

Длительность допроса не может превышать двух часов в день.

Из этого правила следует вывод о невозможности длительного многочасового допроса несовершеннолетних подозреваемых, соответственно, это обстоятельство исключает возможность подписания незаконно составленных протоколов учитывая переутомление ребенка.

Возраст, начиная с которого несовершеннолетний может выступать на допросе в качестве свидетеля или потерпевшего (обвиняемый с 14 лет по определённому перечню преступлений, по остальным с 16 лет), в уголовно-процессуальном законодательстве не определен. В п. 3 ст.

69 УПК лишь указано, что не могут быть допрошены в качестве свидетелей лица, которые согласно заключению судебно-психиатрической или судебно-медицинской экспертизы в силу своих физических или психических недостатков не могут правильно воспринимать факты, имеющие доказательственное значение, и давать показания о них.

https://www.youtube.com/watch?v=2zJrE_XaAVE

Изучение судебной практики показывает, что в целях обеспечения соблюдения защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего, содействие следователю, суду в получении полных и достоверных показаний несовершеннолетнего путем установления с ним психологического контакта, как правило, органами досудебного следствия, судами привлекается во время допроса несовершеннолетнего один или несколько педагогов.

Так, УПК Украины предусматривает, что присутствие педагога является обязательным требованием при допросе несовершеннолетних в возрасте до 14 лет, а также по решению следователя — при допросе несовершеннолетних в возрасте до 16 лет.

Присутствие врача при допросе несовершеннолетнего свидетеля, потерпевшего в возрасте до 16 лет может быть признано следователем необходимым в случае отсталости в физическом или умственном развитии допрашиваемого, его болезненности.

При рассмотрении вопроса обязательного участия психолога в допросе несовершеннолетнего необходимо выяснить каким образом должны устанавливаться психическое расстройство и отставание в психическом развитии.

Такие вопросы решаются при проведении психиатрической экспертизы, которая должна обусловливаться наличием информации о переносе лицом заболеваний и травм, сопровождающихся изменением поведения или информации о пребывании лица на учете у психиатра.

В пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 16.04.

2004 № 5 «О практике применения судами Украины законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних» указано, что в случае отсутствия данных, свидетельствующих об умственной отсталости несовершеннолетнего, должна быть назначена судебная психолого-психиатрическая экспертиза для решения вопроса о наличии или отсутствии у несовершеннолетнего отставания в психическом развитии, о степени такого отставания, установления состояния его общего развития с целью выяснить возможность того, мог несовершеннолетний полностью осознавать значение своих действий и в какой мере мог руководить ими. Соответствующая экспертиза назначается с участием специалистов в области детской психологии

Можно утверждать, что заключение психиатрической, психологической или комплексной психолого-психиатрической експертизы невозможно получить к моменту допроса несовершеннолетнего подозреваемого.

Как показывает анализ опроса следователей, в 43% случаев несовершеннолетние подозреваемые были допрошены, когда в производстве не было заключения эксперта, потому, что соответствующая экспертиза является одним из самых продолжительных процессуальных действий и для ее проведення в распоряжение эксперта необходимо предоставить достаточное количество материалов, которые характеризуют личность ребенка, включая из протоколы допросов и других следственных действий. Однако момент появления в уголовном производстве подозреваемого по общему правилу характеризуется отсутствием той доказательной базы, которая должна предоставляться эксперту вместе с постановлением о назначении психологической (психиатрической, комплексной психолого-психиатрической) экспертизы.

Важным вопросом подготовки к допросу несовершеннолетнего является выбор целесообразного места и обстановки допроса, которые должны импонировать допрашиваемому, и провести его эффективно. Во-первых, следователю, который проводит такое следственное действие необходим отдельный кабинет.

Во-вторых, целесообразно составление плана допроса несовершеннолетнего с указанием данных, которые необходимо учитывать в ходе допроса, круга участников допроса и основных вопросов с последовательностью их постановки.

В-третьих, чрезвычайно важным представляется установление вышеназванного психологического контакта, который заключается в наличии психологической атмосферы, которая проявляется в окружающей обстановке, и предоставление полных и правдивых показаний.

К началу допроса педагогу, врачу, законным представителям разъясняется их обязанность присутствовать при допросе, а также право излагать свои замечания и с разрешения следователя задавать свидетелю или потерпевшему вопросы.

Вопросы, поставленные свидетелю или потерпевшему законными представителями, педагогом или врачом, и их замечания заносятся в протокол.

Следователь вправе отвести заданный вопрос, однако отведенный вопрос должен быть занесен в протокол.

https://www.youtube.com/watch?v=swimT6mYAlI

Присутствие отца, матери или других законных представителей несовершеннолетнего имеет смысл только тогда, когда они не являются укрывателями преступления, не привлекаются сами к ответственности и не могут негативно повлиять на свидетеля и его показания. Перед вызовом законного представителя к участию в допросе следователь должен выяснить, не является ли он лично заинтересованным в показаниях несовершеннолетнего и какие между ними отношения.

Перед допросом следователь может посоветоваться с педагогом, врачом, законным представителем по поводу тактики ведения допроса, формулировки и последовательности постановки вопросов несовершеннолетнему, вопросы целесообразно поставить им самим.

Следует также учитывать, что несовершеннолетний свидетель или потерпевший, как правило, легче, чем взрослый, подвергается внушению, склонен к фантазированию и быстрее устает, становится рассеянным.

Продолжительность допроса несовершеннолетних свидетелей, потерпевших должна определяться не только задачами, которые поставлены перед правоохранительными органами, но прежде всего индивидуально-психологическими возрастными особенностями допрашиваемых. Поэтому его допрос не должен быть очень длительным, иногда необходимы перерывы в допросе.

Присутствие указанных лиц может способствовать защите его законных интересов, установлению с ним психологического контакта и получению полных и правдивых показаний.

Тактические приемы, которые следует применять в процессе допроса зависят от личности подростка.

В случае допроса избалованных и недисциплинированных несовершеннолетних, необходимо проявлять серьезность и суровость и, наоборот, если допрашиваемый является застенчивым, неуверенным — следует подбодрить и поощрить его.

Свидетель и потерпевший, не достигший шестнадцатилетнего возраста, об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за заведомо ложные показания по статьям 384 — 385 УК Украины не предупреждается. Ему только разъясняется обязанность говорить на допросе только правду. Таким образом, законодатель также предоставляет определенные преимущества несовершеннолетним.

Показания несовершеннолетнего свидетеля и потерпевшего в протоколе допроса следует записывать простыми, понятными ему предложениями, с учетом особенностей его речи. Чтобы лишний раз не вызывать его на допрос, целесообразно с целью полной и точной фиксации хода и результатов допроса применить стенографирования, звукозапись или видеозапись.

Подводя итоги, можно сказать, что проведение допроса этой категории лиц определяется возрастными особенностями его психики, влияющие на характер восприятия, запоминания и воспроизведения допрашиваемыми обстоятельств уголовного дела.

Следует заметить, что при проведении допроса несовершеннолетних, можно достичь эффективного результата только в случае учета всех существенных особенностей и надлежащей подготовки к соответствующей следственного действия. В противном случае, результаты допроса нельзя будет считать допустимым доказательством.

Однако, допрос несовершеннолетних в качестве свидетелей так и потерпевших должен иметь место лишь в крайних случаях.

С Уважением!

Юрист Адвокатского бюро «Максима Хартова»

Динник Андрей

Источник: http://maximkhartov.com/osobennosti-doprosa-nesovershennoletnih-i-maloletnih-lits/

Юрист Адамович
Добавить комментарий