Незаконный отказ в признании уволенного военнослужащего нуждающимся в жилье

Определение Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 15.09.2016 N 204-КГ16-3

Незаконный отказ в признании уволенного военнослужащего нуждающимся в жилье

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 сентября 2016 г. N 204-КГ16-3

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Крупнова И.В.,

судей Дербилова О.А., Сокерина С.Г.

при секретаре Жиленковой Т.С. рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе представителя начальника Пограничного управления ФСБ России по Курганской и Тюменской областям – Огородова А.Б. на решение Екатеринбургского гарнизонного военного суда от 31 августа 2015 г.

и апелляционное определение Уральского окружного военного суда от 19 ноября 2015 г. по делу об оспаривании Бушиным Ю.А.

действий начальника Пограничного управления ФСБ России по Курганской и Тюменской областям (далее – Управление), связанных с исключением из списков личного состава Управления, а также решения жилищной комиссии Управления об отказе в принятии на учет нуждающихся в жилых помещениях.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Сокерина С.Г., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных постановлений, принятых по делу, доводы кассационной жалобы, объяснения представителя начальника и жилищной комиссии Управления Огородова А.Б. в поддержку кассационной жалобы, представителя административного истца Шаргородского И.Г.

, возражавшего против ее удовлетворения, мнение прокурора Дворцова С.В., полагавшего необходимым отменить судебные акты судов первой и апелляционной инстанций в части восстановления Бушина Ю.А.

в списках личного состава Управления, а в остальной части оставить их без изменения, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации,

установила:

решением Екатеринбургского гарнизонного военного суда от 31 августа 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением Уральского окружного военного суда от 19 ноября 2015 г., удовлетворено заявление Бушина Ю.А.

о признании незаконными приказа начальника Управления от 16 июля 2015 г. N 79-лс об исключении заявителя из списков личного состава Управления и решение жилищной комиссии Управления от 24 июля 2015 г.

об отказе в принятии заявителя на учет нуждающихся в жилых помещениях.

На начальника и жилищную комиссию Управления судом возложена обязанность отменить приказ и решение в отношении Бушина Ю.А., а на жилищную комиссию Управления – повторно рассмотреть вопрос о признании заявителя нуждающимся в жилом помещении на состав семьи один человек.

Кроме того, в пользу Бушина взысканы с Управления судебные расходы в размере 6 800 рублей, а во взыскании судебных расходов на большую сумму судом отказано.

Определением судьи Уральского окружного военного суда от 1 апреля 2016 г. в передаче кассационной жалобы представителя начальника Пограничного Управления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано.

В кассационной жалобе представитель начальника и жилищной комиссии Управления Огородов А.Б.

, указывая на отсутствие оснований для признания заявителя нуждающимся в жилом помещении на момент увольнения с военной службы и непредставление документов, подтверждающих его право состоять на жилищном учете, просит обжалуемые акты отменить и принять по делу новое решение об отказе Бушину Ю.А. в удовлетворении заявления.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 16 августа 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит ее подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ст. 328 КАС РФ основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судами при рассмотрении дела допущено существенное нарушение норм материального права, выразившееся в следующем.

Из материалов дела следует, в 1993 году Бушину Ю.А. администрацией с. Казанское Казанского района Тюменской области передана в собственность однокомнатная квартира площадью кв. м, право собственности которой им было прекращено 12 мая 2000 г.

В 2001 году Бушин Ю.А. поступил на военную службу по контракту.

В декабре 2014 года заявитель обратился в жилищную комиссию Управления с заявлением о признании его и супруги нуждающимися в жилом помещении по договору социального найма, однако решением комиссии от 20 января 2015 г. ему в этом было отказано ввиду того, что он является членом семьи собственника жилого помещения (трехкомнатной квартиры) – своей супруги.

Рапортом от 1 марта 2015 г. заявитель просил уволить его с военной службы в запас по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, указав, что жилой площадью по установленным нормам обеспечен.

Приказом начальника Управления от 19 марта 2015 г. N 28-лс Бушин Ю.А. уволен в запас по достижении предельного возраста пребывания на военной службе.

После этого Бушин Ю.А. повторно обратился в жилищную комиссию Управления с заявлением о признании его как одиноко проживающего нуждающимся в жилом помещении, приложив к заявлению копию свидетельства о расторжении брака от 14 апреля 2015 г. Однако в признании нуждающимся в жилом помещении ему вновь было отказано ввиду непредставления необходимых документов.

Приказом начальника Управления от 16 июля 2015 г. N 79-лс Бушин Ю.А. исключен из списков личного состава Управления с 17 июля 2015 г.

В день издания названного приказа от Бушина Ю.А. в жилищную комиссию Управления поступило заявление, в котором он вновь поставил вопрос о признании его нуждающимся в жилом помещении.

Решением жилищной комиссии Управления от 24 июля 2015 г. ему в этом было отказано в связи с непредставлением копии паспорта с отметками о регистрации по месту жительства.

Изложенные обстоятельства сомнений в своей достоверности не вызывают, поскольку установлены на основании исследованных в суде и приведенных в решении доказательств, в том числе выписки из единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 28 августа 2015 г. о получении Бушиным Ю.А. жилья за счет органа местного самоуправления и распоряжении им, копии свидетельства о праве собственности бывшей супруги заявителя на жилое помещение, других документов.

Удовлетворяя заявление Бушина Ю.А., суды исходили из того, что ранее он неоднократно представлял в жилищный орган копию паспорта, заверенную печатью Управления.

Между тем судами оставлено без внимания, что представленные сторонами и исследованные в судебном заседании доказательства свидетельствуют об отсутствии у заявителя права на обеспечение жильем за счет федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба.

В суде установлено, что в 1993 году Бушин Ю.А. был обеспечен за счет органа местного самоуправления жилым помещением, которым распорядился по своему усмотрению, а на момент издания приказа об увольнении с военной службы он являлся членом семьи собственника жилого помещения.

Согласно ст. 6 ЖК РСФСР, действовавшего до 1 марта 2005 г., к государственному жилищному фонду относились жилые помещения, находившиеся в ведении местных Советов народных депутатов (жилищный фонд местных Советов) и в ведении министерств, государственных комитетов и ведомств (ведомственный жилищный фонд).

Следовательно, предоставленное Бушину Ю.А. за счет органа местного самоуправления жилое помещение относилось к государственному жилищному фонду.

В соответствии с подпунктом “д” п.

10 Правил учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, а также военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 г. N 1054, не признаются нуждающимися в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий военнослужащие и граждане, уволенные с военной службы, в случае, если их жилищные условия ухудшились в результате обмена, мены, купли-продажи или дарения ранее полученного от государства жилья.

Кроме того, в силу ч. 2 ст.

51 ЖК РФ при наличии у гражданина и (или) членов его семьи нескольких жилых помещений, занимаемых по договорам социального найма, договорам найма жилых помещений жилищного фонда социального использования и (или) принадлежащих им на праве собственности, определение уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения осуществляется исходя из суммарной общей площади всех указанных жилых помещений.

При таких данных Судебная коллегия приходит к выводу, что как на момент увольнения, так и исключения Бушина Ю.А. из списков личного состава Управления у него отсутствовали основания для признания нуждающимся в жилом помещении за счет государства.

Поскольку иных препятствий, предусмотренных п. 16 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г.

N 1237, для исключения заявителя из списков личного состава Управления, не имелось, оспариваемый им приказ от 16 июля 2015 г. N 79-лс, вопреки выводу судов, является законным. Тем более, что приказ об увольнении с военной службы Бушиным Ю.А.

оспорен не был, а свое нахождение на военной службе он связывал не с ее прохождением, а с предполагаемой реализацией жилищных прав, которые нарушены не были.

Кроме того, Судебная коллегия учитывает, что требование жилищной комиссии Управления о приложении Бушиным Ю.А. к заявлению о признании нуждающимся в жилом помещении копии паспорта гражданина Российской Федерации, удостоверяющего личность военнослужащего, соответствует положениям ч. 4 ст. 52 ЖК РФ и п.

3 Правил организации в органах Федеральной службы безопасности работы по обеспечению жилыми помещениями, утвержденных приказом ФСБ России от 24 октября 2011 г.

N 590, в связи с чем у суда не имелось оснований для вывода о незаконности отказа в признании его нуждающимся в жилом помещении ввиду отсутствия данного документа в распоряжении жилищной комиссии на момент принятия оспариваемого решения.

В связи с изложенным решение жилищной комиссии Управления от 24 июля 2015 г. об отказе заявителю в признании нуждающимся в жилом помещении по договору социального найма является правильным по существу.

Таким образом, вывод судов о незаконности приказа начальника Управления от 16 июля 2015 г. N 79-лс в части исключения заявителя из списков личного состава Управления и решения жилищной комиссии Управления от 24 июля 2015 г. об отказе в принятии заявителя на учет нуждающихся в жилых помещениях, основан на неправильном применении норм материального права.

Допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения повлияли на исход дела и без их устранения невозможны защита охраняемых законом публичных интересов, что является основанием для отмены в кассационном порядке решения Екатеринбургского гарнизонного военного суда от 31 августа 2015 г. и апелляционного определения Уральского окружного военного суда от 19 ноября 2015 г. и принятию по делу нового решения об отказе в удовлетворении заявления, в том числе на основании ст. ст. 103, 111 КАС РФ в части взыскания в пользу заявителя судебных расходов.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 327, 328, п. 5 ч. 1 ст. 329, ст. 330 КАС РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих

определила:

решение Екатеринбургского гарнизонного военного суда от 31 августа 2015 г. и апелляционное определение Уральского окружного военного суда от 19 ноября 2015 г. по делу об оспаривании Бушиным Ю.А.

действий начальника Пограничного управления ФСБ России по Курганской и Тюменской областям, связанных с исключением из списков личного состава Управления, а также решения жилищной комиссии об отказе в принятии на учет нуждающихся в жилых помещениях, отменить.

Принять по делу новое решение, которым Бушину Ю.А. в удовлетворении заявленных требований отказать.

Председательствующий

И.В.КРУПНОВ

Судьи

О.А.ДЕРБИЛОВ

С.Г.СОКЕРИН

——————————————————————

Источник: https://www.legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-15092016-n-204-kg16-3//

Обзор судебной практики по вопросам жилищного обеспечения военнослужащих, Обзор судебной практики от 18 августа 2015 года

Незаконный отказ в признании уволенного военнослужащего нуждающимся в жилье

Перед изучениемОбзора рекомендуем предварительно ознакомиться с егооглавлением.

Общиеположения о жилищном обеспечении военнослужащих

Право на жилищегарантировано статьей15 Федерального закона от 27.05.

98 N 76-ФЗ “О статусевоеннослужащих”, в соответствии с данной статьей,государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилымипомещениями в форме предоставления им денежных средств наприобретение или строительство жилых помещений либо предоставленияим жилых помещений в порядке и на условиях, установленных настоящимФедеральным законом, другимифедеральными законами и иными нормативными правовыми актамиРоссийской Федерации, за счет средств федерального бюджета.

На весь срок военнойслужбы служебными жилыми помещениями обеспечиваются:

-военнослужащие, назначенные на воинские должности после полученияпрофессионального образования в военной профессиональнойобразовательной организации или военной образовательной организациивысшего образования и получения в связи с этим офицерскоговоинского звания (начиная с 1998 года), и совместно проживающие сними члены их семей;

-офицеры, заключившие первый контракт о прохождении военной службыпосле 1 января 1998 года, и совместно проживающие с ними члены ихсемей;

-прапорщики и мичманы, сержанты и старшины, солдаты и матросы,являющиеся гражданами, поступившие на военную службу по контрактупосле 1 января 1998 года, и совместно проживающие с ними члены ихсемей.

Согласно п.14ст.

15 Федерального закона “О статусе военнослужащих”обеспечение жилым помещением военнослужащих, имеющих общуюпродолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении своенной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями ичленов их семей при перемене места жительства осуществляетсяфедеральными органами исполнительной власти, в которыхпредусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджетана строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путемвыдачи государственных жилищных сертификатов; документы о сдачежилых помещений Министерству обороны Российской Федерации (иномуфедеральному органу исполнительной власти, в котором федеральнымзаконом предусмотрена военная служба) и снятии с регистрационногоучета по прежнему месту жительства представляются указаннымигражданами и совместно проживающими с ними членами их семей приполучении жилого помещения по избранному месту жительства.

Лицам, отказавшимсяначиная со дня вступления в силу настоящего Федерального закона от предложенногожилого помещения, расположенного по месту военной службы или поизбранному до дня вступления в силу настоящего Федерального законаместу жительства, которое соответствует требованиям, установленнымзаконодательством Российской Федерации, а также изъявившим желаниеизменить место жительства,предоставляется жилищная субсидия.

Пунктом2.

1 статьи 15 указанного Федерального закона установлено, чтообеспечение жилыми помещениями граждан, уволенных с военной службыпо достижении ими предельного возраста пребывания на военнойслужбе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатнымимероприятиями, общая продолжительность военной службы которыхсоставляет 10 лет и более и которые до 1 января 2005 года былиприняты органами местного самоуправления на учет в качественуждающихся в жилых помещениях, и совместно проживающих с нимичленов их семей осуществляется за счет средств федерального бюджетапо выбору гражданина, уволенного с военной службы, в формепредоставления:

жилого помещения всобственность бесплатно;

жилого помещения подоговору социального найма;

единовременной денежнойвыплаты на приобретение или строительство жилого помещения.

На основании статьи15.1 Закона норма предоставления площади жилого помещения,предоставляемого в соответствии с настоящим Федеральным законом в собственностьбесплатно или по договору социального найма, составляет 18квадратных метров общей площади жилого помещения на одногочеловека.

Военнослужащий, имеющийвоинское звание полковник, ему равное и выше, проходящий военнуюслужбу либо уволенный с военной службы по достижении им предельноговозраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или всвязи с организационно-штатными мероприятиями, командир воинскойчасти, военнослужащий, имеющий почетное звание РоссийскойФедерации, военнослужащий – преподаватель военной профессиональнойобразовательной организации или военной образовательной организациивысшего образования, военной кафедры при государственнойобразовательной организации высшего образования, военнослужащий -научный работник, имеющий ученую степень и (или) ученое звание, припредоставлении им жилого помещения, в том числе служебного жилогопомещения, имеют право на дополнительную общую площадь жилогопомещения в пределах от 15 до 25 квадратных метров.

Согласно статье44 Федерального закона от 06.02.

97 N 27-ФЗ “О внутренних войскахМинистерства внутренних дел Российской Федерации”военнослужащие внутренних войск, проходящие военную службу поконтракту в воинских частях по охране важных государственныхобъектов, специальных грузов и сооружений на коммуникациях, и членыих семей, проживающие совместно с ними и являющиеся таковыми всоответствии с Жилищным кодексомРоссийской Федерации (далее в настоящей статье- проживающие совместно с ними члены их семей), на периодпрохождения военной службы в этих воинских частях обеспечиваютсяслужебными жилыми помещениями и жилыми помещениями в общежитиях,относящимися к жилым помещениям специализированного жилищногофонда.

Обеспечение жильем при увольнении со службы

Определение Верховного Суда РФ от 24.04.2014N 210-КГ14-5

Исковыетребования: Кривцу К.Н. было отказано в предоставлении емураспределенного жилого помещения по избранному месту жительства всвязи с обеспечением ранее жильем за счет государственногожилищного фонда его жены и дочери. Истец не согласился с отказом иобратился в суд.

Позиция суда:решением Североморского гарнизонного военного суда от 27 февраля2013 года, оставленным без изменения апелляционным определениемСеверного флотского военного суда от 12 апреля 2013 года, КривцуК.Н. отказано в удовлетворении заявления.

Определениями судьиСеверного флотского военного суда от 9 июля 2013 года и судьиВерховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2013 года впередаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседаниипрезидиума флотского военного суда и Военной коллегии ВерховногоСуда Российской Федерации заявителю и его представителюотказано.

Однако Верховный суд несогласился с выводами нижестоящих судов.

По месту жительства вКривец Н.Л. вместе с дочерью и сыном проживает в качестве членасемьи заявителя. Другого жилья на территории Российской Федерацииони не имеют. Кривец К.Н. имеет общую продолжительность военнойслужбы более 10 лет.

Согласно п.14ст.

15 Федерального закона “О статусе военнослужащих”обеспечение жилым помещением военнослужащих, имеющих общуюпродолжительность военной службы 10 лет и более, совместнопроживающих с ними членов их семей, осуществляется при получениижилого помещения по избранному месту жительства.

Таким образом, заявительправомерно поставил вопрос об обеспечении его жилым помещением поизбранному месту жительства после увольнения с военной службы сучетом супруги и дочери.

Иск обобязании предоставить жилье

Апелляционное определение Ростовскогообластного суда от 15.07.2015 по делу N 33-10482/2015

Исковыетребования: Шульженко Ю.А. обратился в суд с иском кАдминистрации г.Новошахтинска Ростовской области об обязаниипредоставить жилое помещение.

Позиция суда:Решением Новошахтинского городского суда Ростовской области от 1апреля 2015 года в удовлетворении исковых требований Шульженко Ю.А.отказано.

Вышестоящий судсогласился с нижестоящей инстанцией.

Обязательным условиемобеспечения жилым помещением граждан вышеуказанной категорииявляется принятие решения органами местного самоуправления опринятии на учет их в качестве нуждающихся в жилых помещениях ивключении их в список нуждающихся в жилых помещениях.

Однако, какследует из материалов дела, истец является включенным в списокграждан, подлежащих переселению из ветхого жилого фонда, ставшего врезультате ведения горных работ ликвидированной шахтой имени газеты”Комсомольская правда” ОАО “Ростовуголь” непригодным для проживанияпо критериям безопасности.

Как следует из материаловдела, истцу неоднократно Администрацией г.Новочеркасскаразъяснялось о том, что он может обратиться в Администрацию городас заявлением о принятии на учет в качестве нуждающегося в жиломпомещении. Сведений о том, что Шульженко Ю.А. обращался сзаявлением в Администрацию г.Новошахтинска и ему было отказано покаким-либо основаниям, у суда не имеется.

Признание недействительным решения о предоставлении жилогопомещения

1.

Источник: http://docs.cntd.ru/document/420294823

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ по спорам о предоставлении жилья военнослужащим за 2018 год

Незаконный отказ в признании уволенного военнослужащего нуждающимся в жилье

1.    Закон допускает более чем однократное предоставление государством жилого помещения семье военнослужащего, если основания разные

Жилищное управление Минобороны сняло заявителя с учета нуждающихся в предоставлении жилья как члена семьи погибшего (умершего) военнослужащего в связи с обеспечением ранее жильём государственного жилищного фонда в составе семьи своего отца. Эта квартира затем была приватизирована, перешла в собственность разных лиц и заявитель не мог предоставить справку о её освобождении.

Суды трех инстанций подтвердили законность этого решения.

Верховный Суд РФ судебные постановления отменил и признал снятие с учета незаконным, сославшись на разные основания жилищного обеспечения. В первом случае заявитель обеспечивался жилым помещением, предоставляемым семье своего отца, в несовершеннолетнем возрасте, в связи с чем подлежала обязательному включению в договор передачи жилья в собственность.

А при достижении совершеннолетия заявитель не могла быть лишена права на обеспечение жилым помещением по линии Минобороны как семья погибшего (умершего) военнослужащего, т.к. здесь другое основание предоставления жилья (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 февраля 2018 г. № 41-КГ17-46).

2.    Повторное обеспечение жилым помещением семьи военнослужащего за счет государства возможно только с учетом площади ранее предоставленного ему жилья

В 1993 г. заявителю как молодому специалисту была предоставлена квартира в связи со службой в управлении юстиции. После расторжения брака он выехал в другое место жительства, оставив квартиру супруге.

Затем заявитель поступил на службу в ФСО России, жилищная комиссия которой в 2017 г. отказала ему в принятии на учёт нуждающихся в жилых помещениях, учтя в уровне жилищной обеспеченности площадь вышеназванной квартиры.

Не согласившись с этим, заявитель обратился в суд, и суды двух инстанций признали решение жилищного органа незаконным, обязав принять на учет.

Верховный Суд РФ отменил судебные постановления и счёл обжалуемое решение правильным, т.к. повторное обеспечение жилым помещением семьи военнослужащего за счет государства возможно только с учетом площади ранее предоставленного жилого помещения. Иное приводит к сверхнормативному обеспечению жильем.

Правовым основанием послужил п. 27 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» от 29 мая 2014 г. № 8 (определение Судебной коллегии по делам военнослужащих от 4 декабря 2018 г. № 201-КГ18-35).

Аналогичная правовая позиция изложена в определении Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 4 октября 2018 г. № 211-КГ18-8.

3.    Семье вдовы погибшего (умершего) военнослужащего для принятия на жилищный учёт и предоставления жилья по договору соцнайма достаточно наличия оснований принятия на жилищный учет до гибели супруга-военнослужащего (само принятие на учёт не обязательно)

Жилищная комиссия войсковой части отказала заявителю, вдове умершего при исполнении обязанностей военной службы военнослужащего, в принятии на жилищный учет по причине неподтверждения имеющимися документами права семьи стоять на учёте.

Суды отказали в незаконности этого решения, сославшись на отсутствие у них статуса нуждающихся в улучшении жилищных условий до гибели военнослужащего и оснований нуждаемости после его гибели.

Между тем, имеет правовое значение не состояние на жилищном учёте, а наличие оснований быть принятыми на учёт до гибели супруга-военнослужащего (абзац 1 п. 3.1. ст. 24 Федерального закона о статусе военнослужащих от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ).

На этом основании Верховный Суд РФ судебные постановления отменил и направил дело на новое рассмотрение для выяснения этого обстоятельства (определение Судебной коллегии по гражданским делам от 4 декабря 2018 г. № 5-КГ18-281).

4.    В повторном обеспечении жилым помещением семьи военнослужащего должны быть учтены обстоятельства предоставления первого жилья и ведомственная принадлежность (отнесение его к ведению местной администрации) на момент приватизации

Отцу заявителя было предоставлено жилое помещение как семье военнослужащего. Затем квартира была приватизирована, но заявитель отказалась от участия в приватизации в пользу своей дочери, тем самым сохранив за собой право бессрочного пользования квартирой (ст. 19 Вводного закона к ЖК РФ).

Жилищное управление Минобороны отказало заявителю в предоставлении жилищной субсидии, сославшись на неутрату права бессрочного пользования ранее предоставленным жильем заявителем, который на момент приватизации был обеспечен по установленным нормам.

Суды трех инстанций подтвердили законность решения.

Верховный Суд РФ не согласился с позицией судов и постановления отменил, указав, что в возникших отношениях имеет значение принадлежность ранее предоставленного жилья к государственному или ведомственному жилищному фонду на момент приватизации, включая время его отнесения к ведению местной администрации. От этого зависит возможность его учёта в уровне обеспеченности жильём за счет государства (определение Судебной коллегии по делам военнослужащих от 4 октября 2018 г. № 211-КГ18-8).

5.    Намеренное ухудшение жилищных условий семьей военнослужащего является основанием отказа в принятии на жилищный учет в течение 5 лет с момента ухудшения

6.    Отсутствие ссылки на предусмотренное частью 1 ст. 56 ЖК РФ конкретное основание снятия с учёта не влияет на законность правильного по сути решения о снятии семьи военнослужащего с жилищного учёта при намеренном ухудшении жилищных условий

Военнослужащая пограничного управления ФСБ России приобрела по договору мены квартиру, которую впоследствии подарила своему отцу, сохранив в ней с сыном право пользования и регистрацию по месту жительства.

Затем выписалась по адресу воинской части, после чего в связи с достижением предельного возраста пребывания на военной службе обратилась в жилищную комиссию по вопросу признания её с сыном нуждающимися в жилом помещении по избранному месту жительства.

Решением жилищной комиссии заявитель была принята на учёт, а впоследствии снята с него в связи с неистечением 5-летнего срока со дня намеренного ухудшения своих жилищных условий – выписки по адресу воинской части (ст. 53 ЖК РФ). К тому же, на момент принятия жилищной комиссией решения сын заявителя продолжал проживать в качестве члена семьи в квартире, принадлежащей на праве собственности её отцу.

При этом, в нарушение части 2 ст. 56 ЖК РФ в решении жилищной комиссии не была указана ссылка на конкретное основание снятия с жилучета, предусмотренное частью 1 этой статьи.

Суды признали незаконным снятие заявителя с жилищного учета, сославшись на наличие у ответчика информации об этих обстоятельствах при принятии на учет.

Верховный Суд РФ с этим не согласился, расценив перечисленные основания как намеренное ухудшение заявителем своих жилищных условий, отодвигающее срок возможности принятия на жилучет на 5 лет.

Ссылка на отсутствие указание на конкретный пункт статьи о снятии с учета, по мнению высшей судебной инстанции, не свидетельствует о незаконности правильного по сути решения жилищной комиссии (определение Судебной коллегии по делам военнослужащих от 4 октября 2018 г. № 211-КГ18-7).

Обзор подготовлен МОО «Правозащитная организация «Восход»

10 февраля 2019 г.

Источник: http://povoshod.ru/news/85327/

Верховный суд РФ запретил лишать уволенных военных жилья

Незаконный отказ в признании уволенного военнослужащего нуждающимся в жилье

Люди в мантиях получили строгий наказ – не превращать защитников страны в бесприютных скитальцев.

В свежем обзоре судебной практики Верховный суд России особо указал, что понятия “офицер” и “бомж” категорически несовместимы.

Поводом для разъяснения послужило дело военного отставника Т., попавшего в дикую ситуацию. После того как его уволили со службы, чиновники попытались выгнать офицера из квартиры. В никуда.

Проблемы возникли из-за чисто бюрократической формальности. Во время службы офицер получил квартиру, находившуюся в муниципальной собственности. Поскольку крыша над головой у него была, военное руководство без тени сомнений уволило человека по орг-штатным мероприятиям. Или, как говорят гражданские, “по сокращению штатов”.

Подобная статья считается хорошей для увольнения: человек не теряет заработанных льгот плюс получает какие-то выплаты. Распространяется на нее и железное правило людей в погонах: у кого стаж от 10 лет и выше, того нельзя уволить без квартиры. Эту формулу любой профессиональный военный твердит чуть ли не с первого дня службы.

Однако гражданские чиновники едва не поправили формулу, мол, увольнять без квартиры нельзя, а вот оставлять без жилья, якобы, можно. По их мнению, раз квартира принадлежала муниципалитету, отставник в ней больше не жилец. В суде представители местных властей заявили, мол, квартирно-эксплуатационная часть вообще не имела права заключать с офицером договор социального найма.

Договор о предоставлении жилого помещения был признан недействительным. Де-юре офицер сразу оказался посторонним в своем доме. Куда ему теперь идти, чиновников (и судей) не волновало. Раз чужой – уходи.

Отставник попытался подать встречный иск – о приватизации жилого помещения, но получил отказ. Логика проста: прав на вселение не было, значит нет прав и на жизнь. Первая и кассационная инстанции поддержали чиновников.

Потребовалось вмешательство Верховного суда страны, чтобы спасти офицера и его семью от улицы. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда России отменила судебные постановления. Дело направлено на новое рассмотрение. А в обзоре судебной практики высшая судебная инстанция подробно объяснила, что было сделано не так.

По смыслу закона, реализация права на жилье “не ставится в зависимость от принадлежности жилых помещений только к государственному жилищному фонду”, указала высшая судебная инстанция.

Муниципальное военным тоже подходит. Так что, строго говоря, квартиру офицеру дали правильно.

Возможно, юридически грамотней было бы заключать договор не с военной частью, а с муниципалитетом, но раз бюрократы напутали, пусть сами решают проблему.

Для судьбы офицера и его семьи совершенно не важно, с кем был заключен официальный договор. Если военные или гражданские чиновники совершили какую-то юридическую ошибку, офицер не может быть крайним, таков закон.

“Признание недействительным договора о предоставлении жилого помещения, на основании которого военнослужащий был обеспечен жильем, само по себе не может служить основанием для его выселения из этого жилого помещения без предоставления другого жилья”, пояснил Верховный суд.

Теоретически суд может признать договор социального найма недействительным. Но тогда офицеру при выселении обязаны предоставить другое жилое помещение. И не когда-нибудь, а сразу.

Еще чиновники пытались доказать, что при увольнении Т. был обязан освободить квартиру и получить где-то в другом месте. Где именно, мол, не их проблемы. Но в таком случае и увольнение надо признать незаконным: получается, офицера “ушли” без крыши над головой. Кто будет отвечать?

P. S.

Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим из жилищных правоотношений

4. Признание недействительным договора о предоставлении жилого помещения, на основании которого военнослужащий был обеспечен жильем, само по себе не может служить основанием для его выселения из этого жилого помещения без предоставления другого жилья.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила судебные постановления, состоявшиеся по делу по иску военнослужащего Т.

о признании права собственности в порядке приватизации на жилое помещение муниципального жилищного фонда, по встречному иску администрации города к семье Т.

, квартирно-эксплуатационной части о признании договора социального найма недействительным и выселении без предоставления другого жилого помещения. Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд первой инстанции отказал в иске Т. и удовлетворил встречные требования администрации города, указав на то, что в силу ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г.  № 76-ФЗ  “О статусе военнослужащих”  и  ст. 102 – 104

ЖК РФ при увольнении Т.

с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями он и члены его семьи должны были освободить занимаемое ими жилое помещение, а Т. подлежал обеспечению жилым помещением либо за счет жилищного фонда, относящегося к государственной собственности, либо иным образом за счет средств федерального бюджета. Квартирно-эксплуатационная часть не имела полномочий заключать с Т.

договор социального найма жилого помещения, поскольку спорное жилое помещение находится в муниципальной собственности.

С выводами суда первой инстанции согласился суд кассационной инстанции.

Между тем в соответствии с п. 5 ст. 15 Федерального закона “О статусе военнослужащих” в случае освобождения жилых помещений, занимаемых военнослужащими и совместно проживающими с ними членами их семей, за исключением жилых помещений, находящихся в их собственности, указанные помещения предоставляются другим военнослужащим и членам их семей.

По смыслу указанной нормы, реализация данного права не ставится в зависимость от принадлежности жилых помещений только к государственному жилищному фонду.

Согласно п. 3 ст.

49 ЖК РФ жилые помещения жилищного фонда Российской Федерации или жилищного фонда субъекта Российской Федерации по договорам социального найма предоставляются определенным федеральным законом или законом субъекта Российской Федерации категориям граждан, признанных по установленным указанным Кодексом и (или) федеральным законом или законом субъекта Российской Федерации основаниям нуждающимися в жилых помещениях.

На основании п. 10 ч. 1 ст. 14 и ч. 4 ст. 49 ЖК РФ категориям граждан, указанным в ч. 3 ст. 49 данного Кодекса, могут предоставляться жилые помещения муниципального жилищного фонда в случае наделения данных органов государственными полномочиями на обеспечение указанных категорий граждан жилыми помещениями.

Федеральный закон “О статусе военнослужащих”, закрепляя особый правовой статус военнослужащих, выражающийся в том числе в особом порядке обеспечения их жилыми помещениями, допускает возможность предоставления указанным лицам и членам их семей жилых помещений муниципального жилищного фонда по договору социального найма, ранее предоставленных другим военнослужащим и членам их семей при освобождении последними данных помещений в связи с выездом на другое место жительства.

Приведенные положения Закона о возможности предоставления муниципального жилого помещения по договору социального найма военнослужащим и членам их семей не были учтены судом, что привело к неправильному разрешению спора и нарушению прав Т., который в период прохождения военной службы имел право на предоставление ему жилого помещения, находящегося в муниципальной собственности, по договору социального найма.

В связи с этим тот факт, что договор социального найма заключен Т.

в период прохождения им военной службы не с органом местного самоуправления, а с квартирно-эксплуатационной частью с учетом наличия у него права на получение этого жилого помещения по договору социального найма, не может служить основанием для ограничения его жилищных прав, в частности основанием для выселения его и членов его семьи без предоставления другого жилого помещения.

Нарушение требований Жилищного кодекса Российской Федерации при принятии решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма с учетом положений п. 2 ч. 3 ст. 11 и ч. 4 ст.

57 ЖК РФ может служить основанием для предъявления в судебном порядке требования о признании этого решения, а также заключенного на его основании договора социального найма недействительными и выселении проживающих в жилом помещении лиц.

Требования о признании недействительными решения о предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма и заключенного на его основании договора социального найма подлежат разрешению исходя из аналогии закона (ч. 1 ст. 7 ЖК РФ) применительно к правилам, установленным ст.

168 ГК РФ, о недействительности сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам, а также п. 1 ст. 181 ГК РФ, предусматривающим трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, течение которого начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Суд вправе признать решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма недействительным, если будет установлено, что имели место нарушения порядка и условий предоставления жилых помещений по договору социального найма, предусмотренных Жилищным кодексом Российской Федерации, федеральными законами, указами Президента, законами субъекта Российской Федерации.

Поскольку недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и она недействительна с момента ее совершения (п. 1 ст.

167 ГК РФ), то в случае признания недействительным решения о предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма признается недействительным также заключенный на основании данного решения договор социального найма, а лица, проживающие в жилом помещении, подлежат выселению из него в ранее занимаемое ими жилое помещение, а в случае невозможности их выселения в ранее занимаемое жилое помещение им исходя из конкретных обстоятельств дела может быть предоставлено жилое помещение, аналогичное ранее занимаемому (п. 2 ст. 167 ГК РФ) (п. 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации”).

Вместе с тем Федеральный закон “О статусе военнослужащих”, определяя основы государственной политики в области правовой и социальной защиты военнослужащих, устанавливает дополнительные права и гарантии военнослужащих в жилищной сфере.

В соответствии с п. 1 ст.

23 названного Федерального закона военнослужащие-граждане, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений.

В связи с тем, что указанная норма устанавливает такое особое условие увольнения военнослужащего, в том числе в связи с организационно-штатными мероприятиями, как обеспеченность жильем, признание договора, на основании которого военнослужащий был обеспечен жильем, недействительным само по себе не может служить основанием для его выселения из этого жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.

Определение № 14-В11-4

Источник: https://rg.ru/2011/12/19/kvartutry-site.html

Юрист Адамович
Добавить комментарий