Сын 19 лет выселяют родители

«Над нами живет семья, где уже взрослый сын — мужчине за сорок лет — пьет и издевается над родителями, — рассказала читательница Анна. — Дом панельный, слышно все и всем. Мы терпели, жалели его родителей и предлагали деньги на лечение их сына. Они отказывались, извинялись, обещали, что будет тихо.

Они и правда старались: когда сын начинал шуметь, тащили его в другую комнату, с грохотом и криками. Мы стали вызывать милицию. Приезжал наряд с автоматами, топтался у затихшей квартиры и уезжал. Дебошира несколько раз отправляли в ЛТП — это была передышка для всех. Правда, когда он возвращался, все начиналось заново. Единственный выход — это выселить его из этой квартиры.

Потому что терпеть больше невозможно: он стал мочиться прямо в подъезде…»

Ольга Шукайло, TUT.BY

О том, можно ли выселить взрослого ребенка из квартиры и как это сделать, REALTY.TUT.BY рассказала Елена Жданович, управляющий партнер адвокатского бюро «Право и семейная медиация», адвокат Минской городской коллегии адвокатов, медиатор.

Три «административки», предупреждение, повтор

Ситуация, когда родители выселяют детей из дома, кажется нетипичной для Беларуси. Хотя закон позволяет.

— Жилищным кодексом предусмотрен порядок выселения «без предоставления жилого помещения» лиц, в том числе и совершеннолетних членов семьи, которые нарушают общественный порядок, портят имущество. Проще говоря, тех лиц, проживание с которыми становится невозможным в одной квартире или доме, — рассказала Елена Жданович.

По этому основанию выселения законодатель предусматривает довольно сложный алгоритм действий, потому что выселение без предоставления другого жилого помещения, фактически на улицу, — крайняя мера. И новый Жилищный кодекс четко определяет круг доказательств, позволяющий суду вынести судебное постановление о выселении нерадивого члена семьи собственника жилья.

Так, для выселения подобных лиц необходимо предоставить суду доказательства того, что гражданин в течение года три и более раз привлекался к административной ответственности именно за нарушение правил пользования жилым помещением или иные подобные правонарушения, делающие невозможным совместное проживание с ним.

Фото носит иллюстративный характер. Игорь Ремзик, TUT.BY

Также нарушитель должен быть предупрежден собственником жилого помещения о возможности выселения без предоставления другого жилого помещения.

— В таких случаях мы рекомендуем, чтобы такое предупреждение было письменным (письмо, телеграмма, СМС-сообщения) — это послужит доказательством того, что действительно предупредили.

И только после этого, если в течение года после такого предупреждения, гражданин опять был привлечен к административной ответственности за аналогичное преступление, будут правовые основания обращаться в судебные инстанции с подобным иском.

Сложность процедуры выселения свидетельствует о том, что государство очень серьезно относится к этой проблеме и выселение — это действительно крайняя мера для решения конфликта, объясняет Елена Леонидовна.

И еще один важный момент: выселить можно только лицо, которое не имеет доли в праве собственности на жилье. То есть сособственник жилья в подобных случаях не может быть выселен ни при каких обстоятельствах, к нему будут применяться только меры административного воздействия. Выселение возможно только в определенных случаях, связанных с прекращением права долевой собственности на жилье.

Дети родителей выселяли, родители детей — нет

В адвокатской практике Елены Жданович встречалось два таких случая, хотя стаж работы по специальности у нее больше тридцати лет.

— Собственник однокомнатной квартиры выселял свою мать, которая была зарегистрирована в этой квартире и фактически там проживала. Но проживать с матерью было невозможно, потому что она пила и фактически устроила дома притон.

На все уговоры и просьбы сына изменить образ жизни реагировала грубо и неадекватно. Сын, будучи собственником жилья, вынужден был жить на съемных квартирах.

Ситуация длительное время не менялась, и молодой человек обратился в суд с иском — с требованием о выселении без предоставления жилого помещения, собрал и подготовил все те доказательства, о которых я говорила выше.

Исходя из своей практики, хочу отметить, что суды очень скрупулезно и основательно рассматривают данные категории жилищных споров, тщательно изучают материалы по совершенным правонарушениям (действительно ли они связаны с правонарушениями, влекущими невозможность совместного проживания), их количество, периодичность, соблюдена ли процедура.

И еще: когда спор идет между близкими родственниками, родителями и детьми, суды настраивают людей на мирное разрешение таких споров, настоятельно рекомендуют сесть за стол переговоров, договариваться.

Фото носит иллюстративный характер. Ольга Шукайло, TUT.BY

Этот судебный процесс, по словам Елены Леонидовны, закончился тем, что в период судебного разбирательства, между судебными заседаниями, мать приняла решение о переезде на другое место жительства (к своему сожителю), снялась с регистрационного учета в спорной квартире. Предмет спора был утрачен, и истец отказался от иска.

Другой случай, о котором рассказала Елена Жданович, — судебный спор, когда сын выселял отца.

— Оба проживали в одной комнате, собственником которой был сын. Совместная жизнь была просто невыносимой: отец дебоширил, злоупотреблял спиртным, захламил комнату. Собственник обратился в суд с иском о выселении отца. В ходе очередного судебного заседания стороны договорились о том, что сын приобрел для отца небольшой домик за городом, куда он и перерегистрировался.

Надо сказать, что такой вариант молодой человек предлагал отцу неоднократно, собирал деньги и присматривал варианты покупки небольшого загородного жилого дома, ему не хотелось радикальных мер.

Но отец категорически отказывался.

Судебный процесс в данном случае явился катализатором разрешения жилищного конфликта, когда отец (ответчик по делу) понял, что закон уже не на его стороне и он вполне может оказаться на улице.

Елена Жданович считает, что ей в адвокатской практике повезло, потому что не доходило до крайних мер — выселения родного человека в никуда.

Источник: https://realty.tut.by/news/offtop-realty/596922.html

Уроки выживания

Сын 19 лет выселяют родители
Татьяна Метревели (слева) и Людмила Мовсесянц (справа).  Виктория Одиссонова / «Новая газета»

В обычный сентябрьский понедельник учительницы Людмила Мовсесянц и ее сестра Татьяна Метревели занимались своими привычными делами.

Людмила была на работе — она в школе преподает русский и литературу, а потом пришла домой. Ее сестра тоже не была занята ничем примечательным.

Однако этот вечер им обеим запомнился: в их маленькую комнату в общежитии на Каширском шоссе пришел судебный пристав, который потребовал освободить занимаемую площадь.

Людмилу, Татьяну, а также ее сына Андрея, которому сейчас 29 лет, из этой комнаты выселяют с 2012 года. Только за этот год они трижды обращались в Верховный суд, чтобы оспорить решение нижестоящего суда о выселении, но безуспешно, рассмотрение дела по существу так и не состоялось: по формальным причинам. Суд всякий раз возвращал их документы. 

В апреле Метревели и Мовсесянц получили письмо от службы судебных приставов — о предстоящем выселении. Письмо это было датировано концом марта, пятидневный срок, в который требовалось освободить комнату, уже прошёл. Сестры продолжали ждать, как решится их участь.

Если учительниц выселят, они окажутся на улице — идти им абсолютно некуда.

В июле им пришел очередной ответ из Департамента городского имущества Москвы по поводу их постановки на учет нуждающихся в жилье. Смысл ответа таков, что Москва для этих людей является местом пребывания, а не проживания, следовательно, по закону поставить их на учет не могут.

«Новая» уже писала об этой истории. Татьяна Метревели вместе с сестрой Людмилой Мовсесянц, сыном Андреем и родителями бежали в Москву из Баку в 1990 году. Бежали от войны. Исполком городского совета депутатов в Москве тогда запустил программу помощи народам Азербайджана, Нагорного Карабаха и Абхазии, пострадавшим в результате межнациональных конфликтов.

Московские власти выдали семье удостоверения беженцев, однако жилье в Москве получил только отец Татьяны и Людмилы: по решению Моссовета он был прописан в общежитии на Каширском шоссе. При этом его родственников московские власти прописывать там отказались, из-за того, что в общежитии якобы не было свободных комнат.

Татьяна и Людмила были молодые, и чиновники, видимо, решили, что они сами смогут найти себе жилье.

https://www.youtube.com/watch?v=SB-pwi6ebGw

Отцу досталась небольшая прямоугольная комната площадью около 16 метров. В ней он оказался прописан вместе с такими же беженцами, которые даже родственниками ему не приходились. Лишь через некоторое время у него получилось прописать в своей комнате больную жену. Прописать же дочерей с внуком оказалось сложнее.

До 2004 года Людмила и Татьяна с сыном ютились по съёмным квартирам, иногда жили на дачах знакомых, а какое-то время — даже в школе.

Однажды Андрею стало плохо, и «скорую» пришлось вызывать на адрес школы. Врачи ругались: они решили, что ребенка так долго держат в школе из-за дополнительных занятий.

Его хотели забрать в больницу, но у семьи не было московской регистрации, и поэтому от госпитализации пришлось отказаться.

Людмила Мовсесянц.  Виктория Одиссонова / «Новая газета»

В начале 2000-ых один из соседей родителей Людмилы и Татьяны, Альберт Челингаров, уехал в США по специальной программе для беженцев. Позже другой сосед, Степан Акопян, решил перейти в другую комнату — по факту, но не по документам. В 2004 году Людмила, Татьяна и Андрей переехали в родительскую комнату.

На тот момент у семьи уже было российское гражданство.

Они получили его в 2001 году, после родителей. И матери, и отцу Людмилы и Татьяны дали российское гражданство беспрепятственно, особенно с учетом того, что мать родилась в России. После этого гражданство удалось получить остальным членам семьи.

Со статусом переселенцев, который дают, если человек покидает старое место жительства из-за религиозного, национального расового или другого вида преследования, оказалось сложнее, Татьяне его получить не удалось. Причина отказа была формальная — не успела вовремя подать заявление.

Сама Татьяна утверждает, что документ она подала вовремя, и отказ был незаконным.

Постоянной же регистрации, как и постоянного места жительства, у них по-прежнему не было.

В конце 2006 года у Людмилы с Татьяной умерла мама, а летом 2007-го — отец. Мовсесянц и Метревели, конечно, пытались официально зарегистрироваться в комнате, в которой жили, но ничего не получалось.

Добиться регистрации Людмиле, Андрею и Татьяне удалось только в 2011 году. Но уже на следующий год их ее лишили: Акопян, который по-прежнему был зарегистрирован в комнате, первоначально не возражал против регистрации Мосвсесянц и Метревели. Однако потом выступил резко против. Степан Акопян подал иск о выселении, и суд этот иск удовлетворил.

Логика суда сводилась к следующему: поначалу нанимателями комнаты были родители Мовсесянц и Метревели, а также Акопян и Челингаров. После смерти родителей Татьяны и Людмилы нанимателем остался только Акопян.

Он не является их родственником, поэтому, согласно статье 69 Жилищного кодекса РФ, на одной жилплощади по договору социального найма они жить не могут.

Татьяна Метревели.  Виктория Одиссонова / «Новая газета»

С тех пор московские власти считают, что Мовсесянц и Метревели живут в своей комнате незаконно. Под давлением суда и соседа Акопяна им пришлось переехать в освободившуюся соседнюю комнату, ключи от которой им отдала уехавшая соседка. Больше идти им было некуда.

В течение последних лет каждые 2-3 месяца женщины писали и мэру Москвы, и президенту, и в самые разные инстанции — просили о помощи. Однако ничего так и не получилось.

Когда Мовсесянц и Метревели пытались оспорить лишение регистрации в судах, на заседания приходили коллеги Людмилы и Татьяны, подтверждавшие, что они действительно в течение многих лет работали в школе. Однако на позицию суда это никак не повлияло.

Адвокат из «Гражданского содействия» Филипп Шишов, который занимается делом учительниц, помог им оформить иск в ЕСПЧ. Но ожидание решения ЕСПЧ — это годы. А ждать у Мовсесянц и Метревели времени нет — приставы с решением о выселении могут прийти в любой момент.

Кроме комнаты площадью около 16 квадратных метров, в которой они сейчас ютятся чаще вдвоём (Андрей старается оставаться у девушки или у друзей), никакого жилья у них по-прежнему нет.

Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Мы заходим в сталинскую пятиэтажку и поднимаемся на второй этаж по обшарпанной широкой лестнице. Татьяна открывает большую дверь на этаж, и мы оказываемся в длинном коридоре, по обеим сторонам которого — комнаты.

Коридор неуютный: пахнет несвежим мясом, а ещё чем-то, похожим на лапшу быстрого приготовления. У некоторых комнат стоят столы и ещё какие-то вещи.

Соседи Мовсесянц и Метревели — такие же беженцы или люди, снимающие комнаты в этом доме — торопятся по своим делам, пожилая женщина в домашнем халате что-то кашеварит на одном из стоящих в коридоре столов.

https://www.youtube.com/watch?v=lwqm0Hqqe44

Душ и туалет — общие для мужчин и женщин. На весь этаж, где почти 30 комнат, их два — в одном конце коридора и в другом. Душ от туалета отгорожен небольшой перегородкой. Поначалу все стеснялись, а потом — ничего, привыкли.

Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Наконец мы доходим до комнаты, где нас встречает Людмила в домашней одежде. Перемещаться по комнате очень трудно: по всему периметру навалены горы вещей — девать их двум учительницам попросту некуда.

На низкой старой тумбочке стоит плоский, маленький телевизор, который нечётко показывает какой-то сериал.

Светлые обои во многих местах ободраны, а на гвоздиках, которые вбиты в стену, висит одежда Татьяны и Людмилы.

Из спальных мест — два старых дивана, стоящих друг напротив друга.

Татьяна сейчас уже вышла на пенсию, раньше вела русский и литературу. У многих ее бывших учеников подрастают свои дети. Людмила до сих пор работает учителем русского и литературы в школе.

Там же она проверяет тетради, потому что в комнате у нее нет стола — даже если бы получилось его купить, поставить его было бы некуда.   

В Департаменте городского имущества «Новой газете» ответили, что Людмила, Татьяна и Андрей в общежитии на Каширском шоссе никогда зарегистрированы не были (хотя в паспортах до сих пор стоят штампы).

Иск к Мовсесянц и Метревели департамент подал в 2016 году «в связи с отсутствием законных оснований для проживания в жилом помещении», и Симоновский суд Москвы его удовлетворил. Согласно ответу ведомства, нуждающимися в жилье их не могут признать, так как по ст.

7 закона города Москвы от 14.06.2006 № 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» жители столицы признаются таковыми, если они, в том числе, проживают в городе по месту жительства на законных основаниях не менее 10 лет.

Куда деваться двум учительницам, если суд отнимет у них эти 16 квадратных метров, в ответе департамента не сообщается.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2019/09/30/82178-uroki-vyzhivaniya

Права ребенка при разводе родителей

Сын 19 лет выселяют родители

Ермилова Наталья Павловна

17.12.2005

: Журнал “Классный час”

Статья посвящена правам ребенка в ситуации развода родителей: имущественные права, право на общение с родственниками, право на алименты и ряд других.

Обычно распад семьи, развод – ситуация сложная и мучительная для всех ее участников. Взрослые могут устраивать свою жизнь так, как считают нужным, главное – чтобы при этом как можно меньше страдали дети. Юридические права ребенка в случае развода родителей защищены действующим законодательством, в частности Семейным Кодексом и законом «О защите прав ребенка».

Особенности бракоразводного процесса при наличии в семье детей

При наличии в семье детей до 18 лет брак расторгается через суд через три месяца после подачи заявления о разводе. Это делается именно через суд, чтобы были соблюдены права несовершеннолетних.

Исключением являются случаи, когда один из супругов признан судом безвестно отсутствующим, недееспособным или осужден за совершение преступления на срок более трех лет, в этом случае вопрос о разводе решается в ЗАГСе.

С кем из родителей ребенок останется после развода

Оптимальный вариант, если родители договорятся об этом между собой до судебного заседания. Это соглашение суд учитывает при вынесении решения. Если родители не могут договориться, решение, с кем будет жить ребенок, выносит суд на основании представленных сведений.

Суд учитывает, какова способность каждого из родителей заботиться о ребенке, какие условия будут созданы для его воспитания и развития. Имеет значение, где родитель работает, сколько зарабатывает, каковы условия проживания, в какую школу ребенок будет ходить, каковы возможности дальнейшего образования.

В советские времена суды почти всегда оставляли ребенка с матерью, сейчас все больше детей остаются с отцами, если они готовы предоставить лучшие условия.

https://www.youtube.com/watch?v=q4L9Kum0bkA

Право на общение с родственниками

Право ребенка на общение с родителями, дедушками, бабушками, сестрами, братьями и т.д. закреплено законом. Расторжение брака, признание его недействительным, раздельное проживание не влияет на право общения. Если родители не могут договориться об этом, то можно обратиться в суд. Судебное решение может регламентировать время, место и продолжительность общения.

Имущественные права ребенка

Ребенок имеет право на личные вещи и на получение денежного содержания от обоих родителей. Ребенок не имеет права собственности на имущество родителей, родители в свою очередь не имеют права собственности на имущество ребенка.

Несовершеннолетний также имеет право собственности на полученные им доходы, имущество, полученное в дар или переданное по наследству, а также на любое имущество, приобретенное на собственные средства.

Суммы, причитающиеся ребенку в качестве алиментов, пенсий, пособий поступают в распоряжение родителя, с которым остается ребенок после развода, и расходуются им на содержание, воспитание и образование ребенка. Ни одному из родителей не будет предоставлено исключительное право распоряжаться имуществом ребенка – они имеют равные права.

Ребенок от 6 до 14 лет имеет право самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки, то есть обычные покупки. Достигнув 14 лет, несовершеннолетний получает право самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией и другими доходами, например авторскими гонорарами, может открыть счет в банке.

Все имущество, совместно нажитое в браке, при разводе делится супругами пополам. Исключением является имущество, подаренное или переданное по наследству одному из супругов – это его собственность. При разделе имущества суд учитывает интересы ребенка. Тот родитель, с которым остается ребенок, может получить большую долю собственности.

Право ребенка на жилье

Право ребенка на жилье, в том числе и в случае развода родителей, регулируется Жилищным Кодексом.

Ребенок имеет те же самые права, которые имеют его родственники в данном случае – он вправе проживать вместе со своей семьей, вправе пользоваться жилым помещением.

Если на момент развода родителей ребенок имеет долю собственности в приватизированной квартире, в случае развода каждый сохраняет права на свою долю.

Размер алиментов

Родители могут договориться между собой о размере алиментов, такое соглашение удостоверяется у нотариуса. Если договориться не удается, решение по этому вопросу выносит суд.

Размер алиментов составляет 25% от дохода родителя на одного ребенка, 33% на двоих детей, 50% на троих и более детей. Размер алиментов может быть увеличен или уменьшен судом в случае изменения материального или семейного положения сторон.

Суд может установить твердую денежную сумму, ежемесячно выплачиваемую ребенку, либо долю и твердую денежную сумму в случаях, если у родителя, выплачивающего алименты:

– нестабильный заработок;

– выплата заработной платы осуществляется в иностранной валюте или в натуральной форме;

– заработок или иной доход отсутствует;

– невозможно установить долю заработка или при этом нарушаются права ребенка.

При этом алименты не могут составлять больше половины ежемесячного дохода. Решение о размере алиментов принимается судом при рассмотрении дела о разводе. Оно может быть пересмотрено по инициативе одной из сторон через какое-то время.

Что делать, если алименты не выплачиваются

При решении суда о взыскании алиментов выдается исполнительный лист, который должен быть передан в службу судебных приставов по месту жительства должника. На судебных приставов возлагается обязанность контролировать исполнение решения суда.

В случае неуплаты алиментов заявление об этом передается судебному приставу, который должен принимать меры. Обычно он передает исполнительный лист на предприятие, где работает должник, и бухгалтерия удерживает причитающиеся суммы из его зарплаты.

Если алименты не выплачивались какое-то время, пострадавшая сторона может в судебном порядке взыскать индексацию.

Конечно, в ситуации развода имеет смысл проконсультироваться у опытного юриста. Когда решение о разводе принято, нужно четко и грамотно решить вопрос о правах ребенка. Юрист поможет действовать с позиций закона, а не основываться на бурных эмоциях.

Бывшим супругам лучше обо всем договориться до суда и подготовить соглашение по основным вопросам – с кем остаются дети, и как будут выплачиваться алименты. Вопрос о разделе имущества можно решить и позднее – срок исковой давности составляет три года.

Наталья Павловна Ермилова,

юрист ОО «Сутяжник»

в социальных сетях:

  Diaspora*

Источник: http://sutyajnik.ru/articles/204.html

Юрист Адамович
Добавить комментарий