Возможно ли отбывание наказания в своей области?

Особенности отбытия наказания в виде исправительных работ

Возможно ли отбывание наказания в своей области?

В соответствии с положениями статьи 43 Уголовного кодекса РФ, наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда.

Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных Уголовным кодексом РФ лишении или ограничении прав и свобод этого лица.

Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

 В связи с гуманизацией уголовного законодательства, широкое распространение в судебной практике получило назначение лицам, признанным виновными в совершении преступлений, исправительных работ, как одного из видов наказания, применяемых только в качестве основных видов наказаний.

Характеристика исправительных работ, как вида наказания, приведена в статье 50 Уголовного кодекса РФ, основные положения которой являются основой её применения в практике.

Так, исправительные работы назначаются осужденному, имеющему основное место работы, а равно не имеющему его. Осужденный, имеющий основное место работы, отбывает исправительные работы по основному месту работы.

Осужденный, не имеющий основного места работы, отбывает исправительные работы в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями, но в районе места жительства осужденного.

Указанное требование закреплено и в ст. 39 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее – УИК).

Исправительные работы устанавливаются на срок от двух месяцев до двух лет.

Из заработной платы осужденного к исправительным работам производятся удержания в доход государства в размере, установленном приговором суда, в пределах от пяти до двадцати процентов.

В случае злостного уклонения осужденного от отбывания исправительных работ суд может заменить неотбытое наказание принудительными работами или лишением свободы из расчета один день принудительных работ или один день лишения свободы за три дня исправительных работ.

Исправительные работы не назначаются лицам, признанным инвалидами первой группы, беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет, военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, а также военнослужащим, проходящим военную службу по контракту на воинских должностях рядового и сержантского состава, если они на момент вынесения судом приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву.

Данный вид уголовного наказания, как и прочие, требуют от осужденного неукоснительного соблюдения предусмотренного порядка его отбывания и тех ограничений, которые предусмотрены действующим законодательством.

При этом контроль за поведением осужденных к исправительным работам осуществляется специализированным государственным органом –  уголовно-исполнительными инспекциями, руководствующимися в своей деятельности Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации и ведомственными нормативными актами.

Согласно ст. 40 УИК РФ, осужденные обязаны соблюдать порядок и условия отбывания наказания; добросовестно относиться к труду; являться по вызову инспекции.

В период отбывания наказания осужденному запрещается увольнение с работы по собственному желанию без разрешения в письменной форме УИИ. Разрешение может быть выдано после проверки обоснованности причин увольнения. Решение об отказе может быть обжаловано в установленном законом порядке.

Осужденный не вправе отказаться от предложенной ему работы.

Осужденный обязан сообщать в УИИ об изменении места работы и места жительства в течение 10 дней.

В период отбывания исправительных работ ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 18 рабочих дней предоставляется администрацией организации, в которой работает осужденный, по согласованию с УИИ. Другие виды отпусков, предусмотренные законодательством Российской Федерации о труде, предоставляются осужденным на общих основаниях.

В соответствии со ст. 42 УИК РФ, срок исправительных работ исчисляется в месяцах и годах, в течение которых осужденный работал и из его заработной платы производились удержания.

В каждом месяце установленного срока наказания количество дней, отработанных осужденным, должно быть не менее количества рабочих дней, приходящихся на этот месяц.

Если осужденный не отработал указанного количества дней и отсутствуют основания, установленные для зачета неотработанных дней в срок наказания, отбывание исправительных работ продолжается до полной отработки осужденным положенного количества рабочих дней.

Началом срока отбывания исправительных работ является день выхода осужденного на работу.

Время, в течение которого осужденный не работал по уважительным причинам, в срок отбывания исправительных работ не засчитывается.

В случаях тяжелой болезни осужденного, препятствующей отбыванию наказания, либо признания его инвалидом первой группы осужденный вправе обратиться в суд с ходатайством об освобождении его от дальнейшего отбывания наказания.

В случае наступления беременности женщина, осужденная к исправительным работам, вправе обратиться в суд с ходатайством об отсрочке ей отбывания наказания со дня предоставления отпуска по беременности и родам.

В срок наказания не засчитываются: время, в течение которого осужденный не работал; время болезни, вызванной алкогольным, наркотическим или токсическим опьянением или действиями, связанными с ним; время отбывания административного взыскания в виде ареста, а также время содержания под домашним арестом или под стражей в порядке меры пресечения по другому делу в период отбывания наказания.

В соответствии со ст. 44 УИК РФ, осужденный вправе обращаться в суд с ходатайством о снижении размера удержаний из заработной платы в случае ухудшения его материального положения.

Согласно ст. 46 УИК РФ, нарушением порядка и условий отбывания осужденным исправительных работ являются:

– неявка на работу в течение пяти дней без уважительной причины со дня получения предписания УИИ; неявка в УИИ без уважительной причины;

– прогул или появление на работе в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения.

За нарушение осужденным к исправительным работам порядка и условий отбывания наказания в виде исправительных работ УИИ может вынести предупреждение о замене исправительных работ другим видом наказания, а также обязать осужденного до двух раз в месяц являться в инспекцию для регистрации.

Злостно уклоняющимся от отбывания исправительных работ признается осужденный, допустивший повторное нарушение порядка и условий отбывания наказания после объявления ему предупреждения в письменной форме за любое из указанных выше нарушений, а также скрывшийся с места жительства осужденный, местонахождение которого неизвестно.

Скрывшийся с места жительства осужденный, местонахождение которого неизвестно, объявляется в розыск и может быть задержан на срок до 48 часов. Данный срок может быть продлен судом до 30 суток.

Поскольку в отношении осужденных, злостно уклоняющихся от отбывания исправительных работ, УИИ направляет в суд представление о замене исправительных работ другим видом наказания, то каждый, кто преступил закон, но получил возможность доказать своё исправление без изоляции от общества, должен помнить и соблюдать приведённые выше требования.

Вернуться назад

Источник: http://midural.ru/normative_documents/100615/100629/page10/document47709/

Конвенция о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются, от 19 мая 1978 г

Возможно ли отбывание наказания в своей области?

КОНВЕНЦИЯ

О ПЕРЕДАЧЕ ЛИЦ, ОСУЖДЕННЫХ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ, ДЛЯ

ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ В ГОСУДАРСТВЕ, ГРАЖДАНАМИ

КОТОРОГО ОНИ ЯВЛЯЮТСЯ

(Берлин, 19 мая 1978 года)

Договаривающиеся государства, руководствуясь желанием развивать сложившиеся отношения взаимного доверия и сотрудничества, учитывая, что отбывание осужденными наказания в государстве, гражданами которого они являются, способствовало бы более эффективному достижению целей исправления и перевоспитания правонарушителей, исходя из принципа гуманности, договорились о нижеследующем:

Статья 1

Граждане каждого из Договаривающихся государств, осужденные к лишению свободы в другом Договаривающемся государстве, будут по взаимному согласию этих государств передаваться для отбывания наказания в то государство, гражданами которого они являются.

Гражданство осужденного определяется в соответствии с законодательством государств – участников настоящей Конвенции. Гражданином Договаривающегося государства является лицо, которое по закону этого государства имеет гражданство данного государства.

Статья 2

Передача осужденного для отбывания наказания в государство, гражданином которого он является, может иметь место после вступления приговора в законную силу.

Статья 3

Осужденный, переданный для отбывания наказания в государство, гражданином которого он является, не может быть вновь привлечен к уголовной ответственности за то же деяние, за исключением случаев, предусмотренных статьей 15 настоящей Конвенции.

Статья 4

Передача осужденного в порядке, предусмотренном настоящей Конвенцией, не производится, если:

а) по законодательству государства, гражданином которого является осужденный, деяние, за которое он осужден, не является преступлением;

б) в государстве, гражданином которого является осужденный, за совершенное деяние он понес наказание или был оправдан, либо дело было прекращено, а равно если лицо освобождено от наказания компетентным органом этого государства;

в) наказание не может быть исполнено в государстве, гражданином которого является осужденный, вследствие истечения сроков давности или по иному основанию, предусмотренному законодательством этого государства;

г) осужденный имеет постоянное место жительства на территории государства, судом которого вынесен приговор;

д) не достигнуто согласие о передаче осужденного на условиях, предусмотренных настоящей Конвенцией.

Статья 5

Передача осужденного для отбывания наказания осуществляется по предложению государства, судом которого вынесен приговор, если государство, гражданином которого является осужденный, согласно принять его для исполнения приговора с соблюдением условий настоящей Конвенции.

Государство, гражданином которого является осужденный, может обратиться к государству, судом которого вынесен приговор, с просьбой рассмотреть вопрос о возможности передачи осужденного.

Осужденный и его родственники могут обращаться к компетентным органам государства, судом которого лицо осуждено, или государства, гражданином которого оно является, с ходатайством о передаче осужденного. О возможности такого обращения разъясняется осужденному.

Статья 6

По вопросам настоящей Конвенции компетентные органы Договаривающихся государств сносятся друг с другом непосредственно. Каждое Договаривающееся государство сообщит депозитарию наименование своего компетентного органа.

Статья 7

В целях передачи осужденного для отбывания наказания компетентный орган государства, судом которого вынесен приговор, обращается к компетентному органу государства, гражданином которого является осужденный.

Обращение составляется в письменной форме. К обращению прилагаются:

а) удостоверенные копии приговора и имеющихся по делу решений вышестоящих судебных инстанций, документы о вступлении приговора в законную силу;

б) документ о части наказания, отбытой осужденным, и той части наказания, которая подлежит дальнейшему отбыванию в соответствии с законодательством государства, судом которого вынесен приговор;

в) документ об исполнении дополнительного наказания, если оно было назначено;

г) текст статей уголовного закона, на основании которого лицо осуждено;

д) документ, свидетельствующий о гражданстве осужденного;

е) другие документы, если это сочтут необходимым органы государства, судом которого вынесен приговор;

ж) заверенный перевод обращения и прилагаемых к нему документов.

В случае необходимости органы государства, гражданином которого является осужденный, могут запросить дополнительные документы или сведения.

Статья 8

Компетентный орган государства, гражданином которого является осужденный, в возможно короткий срок уведомляет компетентный орган государства, судом которого вынесен приговор, о согласии либо об отказе принять осужденного на условиях, предусмотренных настоящей Конвенцией.

Статья 9

Место, время и порядок передачи осужденного определяются путем договоренности между компетентными органами заинтересованных государств.

Статья 10

Назначенное осужденному наказание отбывается на основании приговора суда того государства, в котором он был осужден.

Суд государства, гражданином которого является осужденный, исходя из вынесенного приговора, принимает решение о его исполнении, определяя по закону своего государства такой же срок лишения свободы, как и назначенный по приговору.

Если по законодательству государства, гражданином которого является осужденный, за данное деяние предельный срок лишения свободы меньше, чем назначенный по приговору, суд определяет максимальный срок лишения свободы, предусмотренный законодательством этого государства за совершение данного деяния.

В случаях, когда по законодательству государства, гражданином которого является осужденный, за совершение данного деяния в качестве наказания не предусмотрено лишение свободы, суд определяет по законодательству своего государства наказание, наиболее соответствующее назначенному по приговору.

Часть наказания, отбытая осужденным в государстве, судом которого вынесен приговор, засчитывается в срок наказания, а при определении наказания, не связанного с лишением свободы, отбытая часть наказания принимается во внимание.

Назначенное по приговору дополнительное наказание, если оно не было исполнено, определяется судом государства, гражданином которого является осужденный, если такое наказание за совершение данного деяния предусмотрено законодательством этого государства. Дополнительное наказание определяется в порядке, предусмотренном настоящей статьей.

Статья 11

В отношении лица, переданного для отбывания наказания в государство, гражданином которого оно является, наступают такие же правовые последствия осуждения, как и в отношении лиц, осужденных в этом государстве за совершение такого деяния.

Статья 12

Компетентный орган Договаривающегося государства, которому передан осужденный для отбывания наказания, уведомляет компетентный орган государства, в котором был вынесен приговор, о решении суда об исполнении приговора, принятом в соответствии со статьей 10 настоящей Конвенции.

Статья 13

Исполнение неотбытого до передачи осужденного наказания, а также полное или частичное освобождение от наказания после принятия решения об исполнении приговора осуществляются в соответствии с законодательством государства, которому передан осужденный.

Помилование осужденного осуществляется тем государством, которому он передан для отбывания наказания.

Амнистия после передачи осужденного осуществляется в соответствии с актами об амнистии, изданными в государстве, судом которого вынесен приговор, и государстве, гражданином которого является осужденный.

Пересмотр приговора в отношении осужденного, переданного государству, гражданином которого он является, может быть осуществлен только судом государства, в котором вынесен приговор.

Статья 14

Если после передачи осужденного для отбывания наказания приговор изменен в государстве, где он был вынесен, копия решения об этом и другие необходимые документы направляются компетентному органу государства, которому передан осужденный. Суд этого государства разрешает вопрос об исполнении такого решения в порядке, предусмотренном статьей 10 настоящей Конвенции.

Если после передачи осужденного для отбывания наказания приговор отменен с прекращением уголовного дела в государстве, где он был вынесен, копия решения об этом и заверенный его перевод немедленно направляются для исполнения компетентному органу государства, которому передан осужденный.

Статья 15

Если после передачи осужденного для отбывания наказания приговор в государстве, где он был вынесен, отменен и предусмотрено новое расследование или судебное разбирательство, копия решения об этом и другие материалы, необходимые для нового рассмотрения дела, направляются компетентному органу государства, которому передан осужденный, для решения вопроса о привлечении его к ответственности по законодательству этого государства.

Статья 16

Каждое Договаривающееся государство разрешает транзитную перевозку по своей территории осужденных, передаваемых в соответствии с настоящей Конвенцией третьему Договаривающемуся государству. Такая перевозка разрешается по просьбе государства, гражданином которого является осужденный.

Статья 17

Связанные с передачей осужденного расходы, возникшие до его передачи, несут Договаривающиеся государства, у которых они возникли. Другие расходы, связанные с передачей осужденного, в том числе по его транзитной перевозке, несет государство, гражданином которого является осужденный.

Статья 18

Вопросы, возникающие при применении настоящей Конвенции, решаются по согласованию между компетентными органами Договаривающихся государств.

Статья 19

Настоящая Конвенция не затрагивает положений других международных договоров, участниками которых являются Договаривающиеся государства.

Статья 20

Настоящая Конвенция подлежит ратификации подписавшими ее государствами. Ратификационные грамоты сдаются на хранение Правительству Германской Демократической Республики, которое выполняет функции депозитария этой Конвенции.

Настоящая Конвенция вступит в силу на девяностый день, считая со дня сдачи на хранение депозитарию третьей ратификационной грамоты. Для государства, ратификационная грамота которого будет сдана на хранение депозитарию после вступления в силу настоящей Конвенции, она вступит в силу на девяностый день, считая со дня сдачи на хранение депозитарию его ратификационной грамоты.

Статья 21

Настоящая Конвенция будет действовать в течение пяти лет со дня вступления ее в силу. По истечении этого срока Конвенция автоматически продлевается каждый раз на новый пятилетний период.

Каждое Договаривающееся государство может выйти из настоящей Конвенции, направив за 12 месяцев до истечения текущего пятилетнего срока ее действия письменное уведомление об этом депозитарию.

Статья 22

К настоящей Конвенции после вступления ее в силу могут присоединиться с согласия всех Договаривающихся государств другие государства путем передачи депозитарию документов о таком присоединении. Присоединение считается вступившим в силу по истечении девяноста дней со дня получения депозитарием последнего сообщения о согласии на такое присоединение.

Статья 23

Депозитарий будет незамедлительно извещать все подписавшие настоящую Конвенцию и присоединившиеся к ней государства о дате сдачи на хранение каждой ратификационной грамоты или документа о присоединении, дате вступления Конвенции в силу, а также о получении им других уведомлений, вытекающих из настоящей Конвенции.

Статья 24

Депозитарий настоящей Конвенции примет соответствующие меры с целью регистрации этой Конвенции в Организации Объединенных Наций в соответствии с ее Уставом.

Статья 25

Настоящая Конвенция сдается на хранение депозитарию, который разошлет надлежащим образом заверенные копии Конвенции государствам, подписавшим Конвенцию и присоединившимся к ней.

Совершено в Берлине 19 мая 1978 г. в одном экземпляре на русском языке.

Источник: https://to60.minjust.ru/ru/konvenciya-o-peredache-lic-osuzhdennyh-k-lisheniyu-svobody-dlya-otbyvaniya-nakazaniya-v-gosudarstve

Статьи

Возможно ли отбывание наказания в своей области?
rss

В данном разделе записей не найдено.

Минул 2013 год, год 20-летия Конституции Российской Федерации, наступила эпоха его 30-летия, такая дата непроизвольно обращает внимание любого исследователя-юриста в прошлое. То, что конституция за эти годы не претерпела никаких принципиальных изменений, говорит о качестве ее норм.

Однако стабильностью отличалась и Конституция СССР 1936 года, между тем, общеизвестны грубейшие нарушения естественных прав и свобод человека в условиях её действия. Поэтому непроизвольно возникает интерес не столько к нормам конституции, сколько о их воплощении в реальной жизни.

Автор делает это на примере уголовно – исполнительного права, так как наиболее ярко степень реализации таких прав и свобод проявляется в условиях исполнения уголовных наказаний.

Представляется, что важности этого вопроса не требует особой аргументации. Перефразируя слова В.

Зорькина относительно разрыва между представлениями и кодифицированной правовой нормативностью и его разрушительного воздействия на действенность права[i], можно сказать, что разрыв между нормами, закрепленными в уголовно-исполнительном кодексе и отсутствием возможности их реализации в целом или определенной части «снижают или даже обрушивают»[ii] его действенность.

Прежде всего стоит отметить, что действующее уголовно-исполнительное законодательство не только воплощает в себе соответствующие конституционные нормы, но и во многом превосходят по своему содержанию нормы, содержащиеся в международных правовых документах, в законодательстве зарубежных государств.

Так, например, Минимальные стандартные правила обращения с заключенными в качестве меры безопасности прямо допускают применение смирительной рубашки. Европейские тюремные правила такого запрета вообще не содержат.

В законодательстве Российской Федерации смирительная рубашка вообще не фигурирует в перечне специальных средств, которые могут применяться как сотрудниками уголовно­исполнительных органов, так и полиции. Закон РФ от 21 июля 1993 г.

     «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» установил исчерпывающий перечень случаев, при которых сотрудники уголовно-исполнительной системы могут применять специальные средства (ст. 30).

В другом случае, Правило 32 минимальных стандартов допускает применение к осужденным взысканий, сопровождающихся сокращением питания. Важно лишь, чтобы это было официально удостоверено врачом.

Действующее уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации допускает питание по пониженным нормам только в отношении неработающих осужденных, содержащихся в штрафных изоляторах, помещениях камерного типа или одиночных камерах (ч. 4 ст. 118 УИК).

Установление 'таких норм не является наказанием за какое-либо правонарушение.

Ни в какое сравнение не идут законодательная и пенитенциарная практика большинства европейских стран и России в вопросе поддержания связей с семьей и близкими родственниками посредством предоставления заключенным права на свидание. Законодательство европейских стран, как правило, предусматривает двух часовые краткосрочные свидания (в Германии: краткосрочное – не менее одного часа в месяц; длительное – 4-5 часов в месяц, без права совместного проживания).

А как быть в плане поддержания супружеских отношений в случае бракосочетания? В отличие от зарубежного законодательства статья 89 УИК РФ определяет, что «осужденным к лишению свободы предоставляются краткосрочные свидания продолжительностью четыре часа и длительные свидания продолжительностью трое суток на территории исправительного учреждения». Осужденными могут также предоставляться длительные свидания продолжительностью пять суток с проживанием вне исправительного учреждения. УИК РФ допускает проведение длительного свидания осужденного не только с близкими родственниками, но и с иными лицами (в исключительных случаях, с разрешения начальника учреждения).

Можно приводить и другие позитивные примеры. Вместе с тем, на фоне приведенных примеров еще более резко выделяются нормы, реализация которых весьма проблематична.

Систематический анализ таких норм позволяет причины их декларативности классифицировать следующий образом:

1.           Отсутствие экономической и социальной поддержки относительно постпенитенциарной адаптации, лиц, освобожденных из мест лишения свободы, систематизированного законодательства в данной сфере, неопределенность уполномоченного субъекта нет.

2.           Правовая неурегулированность роли субъекта Российской Федерации в уголовно-исполнительных правоотношениях.

3.           Значительное количество прав и законных интересов осужденных, реализация которых зависит от судебного и административного усмотрения.

Относительно постпенитенциарной адаптации.  Надо ли говорить, что в плане постпенитенциарной адаптации лица, освобожденные из мест лишения свободы, находятся в худшем, а иногда в безвыходном положении, по сравнению с другими гражданами, имеющими, по крайней мере, регистрацию, социально-полезные связи и получающими пособие по безработице.

Изучение вопросов постпенитенциарной адаптации показывает, что они лучше решаются по месту регистрации лица до осуждения. Но ведь осужденный имеет право избрать иное место жительство после освобождения.

Далее, за время отбывания наказания (тем более длительного или пожизненного лишения свободы) бывшее его место жительство может просто географически исчезнуть или произойти другие преобразования.

Как быть в таком случае? Представляется, что одной из первопричин разбалансированности законодательства в данной сфере является ее непризнание предметом уголовно-исполнительного права. В.А. Уткин  и В.Е.

Южанинв связи с этим отмечают, что постпенитенциарная сфера деятельности является предметом законодательства о социальном обеспечении, а в более широком смысле – предметом законодательства о социальной защите[iii].

С данным утверждением можно согласиться лишь частично. На мой взгляд, законодательная регламентация вопросов постпенитенциарной адаптации включает в себя и период подготовки осужденного к освобождению, что является, однозначно, предметом уголовно-исполнительного права.

Здесь следует заметить, что уголовно-исполнительное законодательство содержит и нормы, которые определяют вопросы данной адаптации и после освобождения от дальнейшего отбывания наказания. Речь идет о ч. 3 ст. 180 УИК РФ и ст. 173.

1 – « Установление административного надзора в отношении лица, освобожденного из мест  лишения свободы».

Данные нормы противоречат устоявшейся в теории уголовно-исполнительного права точки зрения относительно прекращения уголовно-исполнительных правоотношений после освобождения осужденного от дальнейшего отбывания наказания.

Важность этапа подготовки осужденного к освобождению в деле постпенитенциарной адаптации с одной стороны, в значительной степени декларативность соответствующих норм уголовно-исполнительного права и отсутствия специализированной постпенитенциарной службы (службы пробации), с другой, обуславливает повышенное внимание к данному вопросу в рамках если не уголовно-исполнительного права, то в уголовно-исполнительной политики.

Источник: https://ombudsman.ryazangov.ru/articles/

Осужденные могут получить право отбывать наказание рядом с домом или местом жительства родных

Возможно ли отбывание наказания в своей области?

25 июля в Госдуму внесен проект поправок в УИК РФ (№ 762538-7), предоставляющий осужденному право отбывать наказание в виде лишения свободы в исправительном учреждении, расположенном по месту его жительства или вблизи места жительства одного из его близких родственников.

Как ранее писала «АГ», проект был подготовлен Минюстом России с участием Уполномоченного по правам человека в РФ и направлен на совершенствование порядка направления и перевода осужденных к месту отбывания наказания. Кроме того, в марте 2017 г.

Европейский Суд по правам человека вынес Постановление по делу «Полякова и другие против России», заявители по которому жаловались, что отправка их в тюрьмы далеко от дома и родных нарушила их право на уважение частной и семейной жизни каждого человека, гарантированное ст.

8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Так, по данным ФСИН России, в 2017 г. учреждениями и территориальными органами УИС было рассмотрено 4,9 тыс. обращений осужденных о переводе в другие исправительные учреждения (в 2016 г. – 5262 обращения, в 2015 г. – 6178 обращений), из них удовлетворено – 388 обращений (в 2016 г. – 360, в 2015 г. – 378).

Осужденные получат право отбывать наказание вблизи места проживания их родственниковМинюст России опубликовал законопроект, направленный на внесение соответствующих изменений в УИК РФ

Обосновывая необходимость внесения поправок в УИК, авторы законопроекта ссылаются на Концепцию развития уголовно-исполнительной системы РФ до 2020 г. (распоряжение Правительства от 14 октября 2010 г. № 1772-р).

Данный акт в целях сохранения социально полезных связей осужденных предусматривает их направление в исправительные учреждения, расположенные по месту жительства, а также обеспечение доступности мест отбывания наказания для родственников осужденных.

Статью 73 УИК предлагается скорректировать в двух указанных направлениях.

Так, в настоящий момент ч. 2 ст.

73 Кодекса предусматривает, что при отсутствии исправительного учреждения соответствующего вида в том регионе, где лицо было осуждено или проживало до назначения наказания, а также при невозможности разместить его в имеющемся учреждении осужденного направляют отбывать наказание в любой другой субъект РФ. Согласно предлагаемым поправкам в данном случае осужденного необходимо направить в наиболее близкий к месту проживания или осуждения регион, в котором отбывание наказания возможно.

Кроме того, предлагается установить право осужденного отбывать наказание в учреждении, расположенном в том субъекте РФ, где проживает один из его близких родственников.

Если в указанном регионе размещение такого лица будет невозможно, его необходимо направить в регион, наиболее близкий к месту жительства родственника. Инициировать процедуру сможет как осужденный, так и его родственник – с согласия первого.

Решение о направлении, как предусмотрено в документе, будет принимать ФСИН.

Для определения круга близких родственников предлагается воспользоваться формулировкой из УПК РФ. То есть такими лицами будут считаться супруг или супруга, родители, дети, усыновители и усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка, а также внуки осужденного.

В тех же целях планируется изменить и ст. 81 УИК.

Согласно предложенным корректировкам, возможность отбывать наказание рядом с близкими родственниками можно будет получить, попросив осуществить перевод из одного исправительного учреждения в другое.

Такой перевод может быть осуществлен только один раз за период отбывания наказания. Однако предполагается, что перевод будет недоступен лицам, у которых окончание срока наказания может наступить по пути к новому месту его отбывания.

Предполагается, что проект вступит в силу спустя 6 месяцев со дня официального опубликования. По мнению разработчиков, данный срок необходим Минюсту для изменения приказа о порядке направления осужденных в исправительные учреждения и их переводе.

Комментируя «АГ» предлагаемые поправки, советник ФПА РФ Нвер Гаспарян отметил, что их принятие облегчит возможность взаимодействия осужденных с их родственниками, в том числе в части свиданий и передач.

Однако, по его мнению, в документе оказались и неудачные нормы, предоставляющие широкое усмотрение должностным лицам. «Не раскрыто понятие невозможности размещения осужденного в соответствующем субъекте РФ.

С чем эта невозможность связана: с отсутствием учреждений либо с иными причинами?» – подчеркнул эксперт.

Такого же мнения придерживается и адвокат АП г. Москвы Валерий Шухардин: «Конечно, основные претензии – новой редакции ч. 1 ст.

73 УИК, поскольку она содержит много неопределенных понятий и предоставляет возможность влиять на судьбу осужденного, не учитывая его волю и пожелания, – пояснил он.

– В законе также не раскрывается понятие исключительных обстоятельств, влекущих этапирование осужденного в иной субъект Федерации».

При этом эксперт обратил внимание, что место жительства осужденного до того, как ему было назначено наказание, и место отбывания последнего зачастую находятся на значительном расстоянии друг от друга. В целом, резюмировал Валерий Шухардин, поправки носят положительный характер, но желательно, чтобы они были доработаны.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/osuzhdennye-mogut-poluchit-pravo-otbyvat-nakazanie-ryadom-s-domom-ili-mestom-zhitelstva-rodnykh/

Зона Права

Возможно ли отбывание наказания в своей области?

Правовую основу порядка и места отбывания назначенного по приговору суда уголовного наказания в виде лишения свободы составляют положения Главы 11 Уголовно-исполнительного кодекса РФ.

В частности, в ст. 73 УИК РФ отмечено: “1. Осужденные к лишению свободы, кроме указанных в части четвертой настоящей статьи, отбывают наказание в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены.

В исключительных случаях по состоянию здоровья осужденных или для обеспечения их личной безопасности либо с их согласия осужденные могут быть направлены для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации.

2.

При отсутствии в субъекте Российской Федерации по месту жительства или по месту осуждения исправительного учреждения соответствующего вида или невозможности размещения осужденных в имеющихся исправительных учреждениях осужденные направляются по согласованию с соответствующими вышестоящими органами управления уголовно-исполнительной системы в исправительные учреждения, расположенные на территории другого субъекта Российской Федерации, в котором имеются условия для их размещения.

3. Осужденные женщины, несовершеннолетние осужденные направляются для отбывания наказания по месту нахождения соответствующих исправительных учреждений.

4. Осужденные за преступления, предусмотренные статьей 126, частями второй и третьей статьи 127.1, статьями 205 – 206, 208 – 211, 275, 277 – 279, 281, 282.1, 282.

2, 317, частью третьей статьи 321, частью второй статьи 360 Уголовного кодекса Российской Федерации, осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, осужденные к отбыванию лишения свободы в тюрьме, осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы, направляются для отбывания наказания в соответствующие исправительные учреждения, расположенные в местах, определяемых федеральным органом уголовно-исполнительной системы”.

Более детально процедура распределения осужденных по исправительным учреждениям ФСИН РФ прописана в Инструкции о порядке направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания, их перевода из одного исправительного учреждения в другое, а также направления осужденных на лечение и обследование в лечебно-профилактические и лечебные исправительные учреждения (утв. приказом Минюста РФ от 1 декабря 2005 г. N 235), а именно:

– пункт 5: Осужденные к лишению свободы направляются для отбывания наказания не позднее 10 дней со дня получения администрацией следственного изолятора извещения о вступлении приговора в законную силу. Направление осужденных осуществляется, как правило, в исправительные учреждения в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали либо были осуждены.

Осужденные, не имеющие места жительства, как правило, направляются для отбывания наказания в исправительные учреждения тех субъектов Российской Федерации, на территории которых они осуждены.

Отправка осужденных в исправительные учреждения на территории других субъектов Российской Федерации (по месту жительства) производится администрацией следственных изоляторов только после того, как через территориальные органы ФСИН России убедится в наличии исправительного учреждения соответствующего вида.

В исключительных случаях по состоянию здоровья осужденных или для обеспечения их личной безопасности либо с их согласия осужденные могут быть направлены для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации;

– пункт 6: При отсутствии в субъекте Российской Федерации по месту жительства или по месту осуждения исправительного учреждения соответствующего вида или невозможности размещения осужденных в имеющихся исправительных учреждениях осужденные направляются по согласованию с Федеральной службой исполнения наказаний в исправительные учреждения, расположенные на территории другого субъекта Российской Федерации, в котором имеются условия для их размещения.

Таким образом, в действующем уголовно-исполнительном законодательстве РФ существует презумпция отправления осужденных для отбывания лишения свободы по месту жительства или месту вынесения приговора.

На практике у самих осужденных и их родственников возникают серьезные трудности в части поддержания семейных связей, обусловленные произвольными действиями должностных лиц Федеральной службы исполнения наказаний РФ, к исключительной компетенции которой относится решение вопроса об избрании конкретного исправительного учреждения.

Не всегда выбор местонахождения колонии совпадает с местом жительства осужденного – тем самым создаются препятствия, во всяком случае, в осуществлении личных контактов – посредством свиданий с родственниками, большинство из которых не может себе позволить оплачивать дальние переезды.

В соответствии с пунктами 2, 5 Постановления Пленума ВС РФ от 27.06.2013 года № 21, правовые позиции Европейского Суда по правам человека, которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов.

Любое ограничение прав и свобод человека должно быть основано на федеральном законе; преследовать социально-значимую, законную цель (например, обеспечение общественной безопасности,защиту морали, нравственности, прав и законных интересов других лиц); являться необходимым в демократическом обществе (пропорциональным преследуемой цели).

Несоблюдение одного из этих критериев ограничения представляет собой нарушение прав и свобод человека, которые подлежат судебной защите в установленном законом порядке.

Европейский Суд по правам человека в Постановлении от 25.07.2013 года (дело “Ходорковский и Лебедев против России”) в пунктах 836, 837, 850 сформулировал следующие значимые подходы (ориентиры).

В качестве исходного пункта Европейский Суд признает, что власти обладают широкой дискрецией в вопросах исполнения наказаний.

Однако Конвенция не может остановиться у тюремных ворот, и нельзя полагать, что заключенный лишается всех своих прав, гарантированных статьей 8 Конвенции, только по причине его статуса «лица, лишенного свободы после осуждения».

Европейский Суд не закрывает глаза на ограничения, которые выходят за рамки того, что обычно считается приемлемым в деле обычного заключенного.

Например, существенной частью права заключенного на уважение его семейной жизни является содействие тюремной администрации в поддержании контактов с близкими родственниками.

Ограничения контактов с другими заключенными и членами семьи, установленные тюремными правилами, рассматривались Европейским Судом как “вмешательство” в права, защищенные статьей 8 Конвенции.

Так, помещение осужденного в конкретную тюрьму может вызвать вопрос в соответствии со статьей 8 Конвенции, если его последствия для личной и семейной жизни заявителя выходят за рамки “обычных” тягот и ограничений, присущих самому понятию лишения свободы.

Как Комиссия по правам человека указала в деле “Уэйкфилд против Соединенного Королевства”, “Статья 8 Конвенции обязывает государство содействовать заключенным в максимально возможной степени для создания и поддержания связей с людьми в целях способствования социальной реабилитации заключенных. В этом контексте расположение места, где содержится заключенный, имеет значение”.

Кроме того, право на уважение семейной жизни возлагает на государства позитивное обязательство содействия заключенным в поддержании эффективного контакта с близкими родственниками. В контексте лишения свободы Комиссия по правам человека признала, что возможность близких родственников посещать заключенного составляет существенный фактор в сохранении семейной жизни.

Европейский Суд сознает трудности, сопутствующие управлению тюремной системой. Европейский Суд также учитывает ситуацию в Российской Федерации, где исторически исправительные колонии строились в отдаленных и пустынных районах, далеко от густонаселенных регионов Центральной России.

Существуют другие аргументы в пользу предоставления властям широких пределов усмотрения в этой сфере. Однако пределы усмотрения не являются неограниченными. Распределение тюремного населения не должно полностью относиться на усмотрение административных органов, таких как Федеральная служба исполнения наказаний.

Интересы осужденных в поддержании, по крайней мере, некоторых семейных и социальных связей также должны в какой-то степени приниматься во внимание. Законодательство Российской Федерации основано на схожих посылах, поскольку дух и цель статьи 73 УИК РФ направлена на сохранение социальных и семейных связей заявителем с местом, где они проживали до осуждения.

Вместе с тем практическое исполнение этого закона в Российской Федерации могло привести к непропорциональному результату, как показывает дело заявителей.

В отсутствии ясного и предсказуемого метода распределения осужденных среди исправительных колоний система не “обеспечила меру правовой защиты против произвольного вмешательства со стороны публичных органов” В делах заявителей это повлекло результаты, несовместимые с уважением личной и семейной жизни заявителей.

Если говорить о правовых механизмах восстановления нарушенного государством права на уважение частной и семейной жизни, то наиболее действенным является подача искового заявления в суд общей юрисдикции, оформленного в соответствии с требованиями статей 131, 132 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Предметом иска может служить требование о признании незаконным избрания для отбывания наказания в виде лишения свободы конкретного исправительного учреждения без учета дальности его расположения от места жительства как самого осужденного, так и его родственников, с которыми он желает и имеет право поддерживать семейные связи. Параллельно следует заявить и требование о переводе осужденного в иное, соответствующее назначенному по приговору суда виду исправительное учреждение, расположенное либо в том субъекте РФ, где первый проживал до осуждения, либо в любом из ближайших к нему субъектов РФ.

В идеале подаче иска должно предшествовать обращение самого осужденного или его близких родственников в территориальный орган ФСИН РФ, где был вынесен приговор, и собственно в Федеральную службу исполнения наказаний, с заявлением о предоставлении сведений об основаниях принятого решения о направлении осужденного отбывать наказание в иной регион РФ, а не по месту жительства.

Сделать это нужно для того, чтобы убедиться, что такое решение руководством регионального Управления ФСИН РФ или федеральным ведомством принималось с учетом общих правил, закрепленных в УИК РФ, а также обусловлено социально-значимой и законной целью.

Отсутствие мотивированного ответа на данное заявление будет служить поводом для последующего обращения к суду с просьбой истребовать доказательства, на которых сторона истца основывает свои требования, в виду невозможности получить доступ к ним самостоятельно (ст.ст. 56, 57 ГПК РФ).

При этом при подготовке текста искового заявления следует иметь в виду, что согласно, пункту 13 упомянутой ранее Инструкции (утв. приказом Минюста РФ от 1 декабря 2005 г.

N 235), “Перевод осуществляется: в исправительные учреждения, расположенные в пределах одного субъекта Российской Федерации, – по указаниям руководства ФСИН России (в случае рассмотрения вопроса в центральном аппарате), территориальных органов ФСИН России;

в исправительные учреждения, расположенные в других субъектах Российской Федерации, – по решению ФСИН России.

Решение о переводе осужденного принимается на основании мотивированного заключения территориального органа ФСИН России, утвержденного начальником либо его заместителем по безопасности и оперативной работе.

В случае, если это связано с болезнью осужденного*, решение выносится при наличии медицинских заключений, утвержденных начальником территориального органа, представляемых, соответственно, медицинскими отделами (службами) территориальных органов ФСИН России, медицинской службой ФСИН России, справки оперативного управления (отдела) и письменного согласия осужденного”

Таким образом, если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что заключение территориального органа ФСИН РФ, утвержденное решением Федеральной службы исполнения наказаний РФ, не отвечает требованиям соблюдения разумных пропорций между достижением социально-значимых целей удаленного размещения осужденного и его правом на сохранение семейных связей, можно рассчитывать на вынесение судом положительного решения по гражданскому иску.

Примером является дело жителя Симферополя ( Республика Крым) Геннадия Афанасьева.

9 марта 2016 года Сыктывкарский городской суд Республики Коми признал право Афанасьева на отбывание наказания с учетом положений статьи 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (Право на уважение семейной жизни).

На ФСИН России возложили обязанность решить вопрос о месте дальнейшего отбывания Афанасьевым уголовного наказания с учетом мотивированного заключения, представленного территориальным органом ФСИН РФ, и положений статьи 8 Конвенции.

Скачать иск Афанасьева можно здесь

Скачать решение Сыктывкарского городского суда по иску Афанасьева можно здесь

Источник: http://zonaprava.com/info/instructions/16297/

Юрист Адамович
Добавить комментарий