Возможно ли убедить ФНС пересчитать налог?

Зачем сдавать квартиру легально

Возможно ли убедить ФНС пересчитать налог?

Мои знакомые снимают квартиру без договора, потому что хозяйка не хочет платить налоги. Это нелегально.

Сергей Болдин

юрист, сдает квартиру

Такие жильцы не могут зарегистрироваться в квартире, они избегают участкового, а их ребенок не может ходить в детский сад около дома. Они оплачивают проживание наличкой или с назначением перевода «материальная помощь», а соседям говорят, что они родственники хозяйки.

Хозяйка не хочет слышать про официальную сдачу: для нее это потеря денег и времени. В нюансах официального найма она разбираться не хочет. И так сейчас живут многие арендаторы в России.

Я юрист и тоже сдаю квартиру, только делаю это законно. Я знаю, что жильцам нужна регистрация, чтобы ребенок мог ходить в детский сад рядом с домом. Мои жильцы зарегистрированы в квартире, а я плачу НДФЛ с доходов от сдачи. Я не боюсь афишировать сдачу квартиры и хочу рассказать, зачем самому собственнику легализоваться. Легализация полезна всем.

Как правило, при нелегальной аренде договор никто не составляет. А если и составляет, то никому не показывает, чтобы не афишировать сдачу.

Такой договор все равно не работает: собственник не сможет предъявить претензии нанимателю и потребовать в суде компенсацию за порчу имущества или за просрочку оплаты, потому что иначе он может попасть в поле зрения налоговой инспекции. А наниматель не сможет зарегистрироваться по месту пребывания.

Базовые обязанности нанимателя и наймодателя закреплены в главе 35 ГК РФ. Но некоторые из них можно изменить договором.

Например, читатели Т—Ж часто спрашивают: кто должен платить за мелкий ремонт в сдаваемой квартире — жилец или собственник? По статье 681 ГК РФ, текущий ремонт должен организовывать и оплачивать наниматель, но в договоре с хозяином можно предусмотреть иное — как договоритесь.

Я сдавал квартиру после генеральной уборки. В договор включил пункт о том, что жильцы при выезде тоже обязаны оставить после себя убранную квартиру. Если бы они не убрались, я бы вычел стоимость уборки из обеспечительного платежа (в жизни его часто называют депозитом) — это я тоже прописал в договоре.

Чтобы мои жильцы были дисциплинированными плательщиками, я добавил в договор условие о штрафе за несвоевременную оплату. Еще мы предусмотрели удобную процедуру одностороннего расторжения договора: просто договорились известить друг друга по смс или электронной почте.

Еще я добавил условие о том, что все возможные споры будут разрешаться в удобном для меня суде, а не в суде по месту жительства ответчика.

Расторгнуть наш договор можно в одностороннем порядкеСпоры будем решать в ближайшем к квартире судеПеред выселением мои жильцы должны будут прибраться в квартире

Многие хозяева скрывают от соседей, что сдают квартиру, а жильцов вынуждают притворяться своими родственниками. Они опасаются недоброжелателей, которые могут пожаловаться на нелегальную аренду.

С договором скрываться не нужно. Если зачем-то придет участковый, налоговый инспектор или сотрудник управляющей компании, то мои квартиранты просто покажут им договор и скажут, что я плачу налоги.

Кроме соседей, о нелегальной аренде могут узнать сотрудники ЖЭКа — слышал, что их привлекают к поквартирным рейдам. С управляющей компанией у меня не такие хорошие отношения, как с соседями, — однажды она уже проиграла мне суд. Но так как я сдаю квартиру официально, то никакие претензии от УК мне не страшны.

Договор дает собственнику дополнительные рычаги воздействия на жильцов. Можно обговорить штрафные санкции за нарушение договора и рассчитывать на их реальное применение.

Например, в договоре я предусмотрел неустойку за просрочку в оплате, поэтому мои жильцы платят исправно и без задержек.

За каждый день просрочки я бы взимал с жильцов штраф — 500 рублей. Но они знают об этом и платят вовремя

Если наниматель испортит что-либо в квартире, с договором на руках хозяин квартиры сможет получить компенсацию. Это работает, даже если сумма ущерба превысит размер оставленного депозита. Рекомендую детально прописать в договоре ценное имущество, которое есть у вас в квартире.

В договоре я описал мебель и технику, которая была в квартире изначально

Договор с жильцом поможет, если вы хотите застраховать квартиру на случай внезапного залива или других неприятностей.

А если отношения с квартирантами оформлены официально, риски, связанные с ответственностью нанимателя, можно застраховать. Если наниматель повредит имущество в квартире или затопит соседей, ущерб соседям и собственнику компенсирует страховая компания.

В случае с заливом бывают неоднозначные моменты. Например, кто должен компенсировать ущерб соседям, если залив произошел из-за прорыва подводки к стиральной машине? А если залив произошел из-за того, что наниматель не закрыл кран? Если собственник сделает страховку, таких неопределенностей не будет. В договоре страхования все подобные нюансы будут оговорены.

Вопрос с расходами на страхование квартиры мы с жильцами решили так. Я в любом случае собирался ее страховать, потому что мне так спокойнее. Страховка, которая меня устраивала, стоила примерно 7000 Р. Если добавить условие, что квартира сдается, то сумма увеличивалась на 3000 Р. Я оплатил страховку полностью, а жильцы компенсировали мне 3000 Р.

Так выглядит мой страховой полис. Обратите внимание, там есть отметка о том, что квартира сдается

Еще одно преимущество официальных взаимоотношений — оплату можно перечислять безналично.

Не надо каждый месяц встречаться для передачи денег, составлять расписки и хранить их.

Можно сделать простой безналичный перевод и честно указать, что суммы перечисляются за проживание в квартире, а я потом честно уплачу с них налог, когда буду подавать налоговую декларацию.

Я думаю, что эту статью читают не только собственники квартир, но и арендаторы. Если вы нормальные люди, скорее всего, хозяин квартиры сам заинтересован в том, чтобы вы жили в его квартире и оплачивали аренду. Вы можете провести с ним переговоры и договориться о тех условиях, которые вам подходят. Расскажу на своем примере.

Через какое-то время жильцы попросили зарегистрировать их в квартире. Я честно ответил, что при той цене, о которой мы договорились, не готов нести дополнительное налоговое бремя. Я предложил поднять стоимость аренды на размер налога — они согласились. Если бы я изначально сдавал квартиру по рыночной цене, я бы согласился разделить налоги пополам.

Дальше разберу несколько стратегий переговоров с хозяином квартиры в зависимости от его страхов и предубеждений.

Нежелание платить налоги. Это понятно: ваши первоначальные договоренности не учитывали уплату налога. С налогом хозяин будет получать меньше.

Обсудите увеличение оплаты. Поскольку легальная аренда дает преимущества и арендодателю и арендатору, предложите разделить сумму налога поровну.

Увеличение расходов на ЖКХ. Из-за регистрации в квартире новых жильцов, стоимость коммунальных услуг может вырасти. Выясните, какие платежи в счете зависят от числа зарегистрированных. Обычно это водоснабжение, если в квартире нет счетчиков. Возьмите эти траты на себя.

Мои жильцы сами платят за коммунальные услуги по счетчикам.

Опасение, что все это долго и сложно. Кажется, что придется тратить много времени на подачу налоговой декларации и оформление временной регистрации.

Но заполнить налоговую декларацию можно в личном кабинете на сайте налоговой. Сервис сводит вероятность ошибки к минимуму и упрощает процесс заполнения. Подать декларацию можно там же дистанционно либо почтой.

Как это сделать, мы подробно писали в статье «Платим НДФЛ самостоятельно».

Если хозяина квартиры все равно пугает необходимость заполнять декларацию, предложите ему в этом помочь.

Регистрация делается в ближайшем МФЦ. Это быстро, и документов нужно минимум.

Никакой госпошлины платить не нужно. На всякий случай стоит еще взять с собой документ, подтверждающий право собственности на квартиру, и договор найма.

Документы также можно подать электронно или почтой. Для регистрации своих квартирантов я обращался непосредственно в МВД, а на прием записался через портал госуслуг. О записи мне пришло такое уведомление:

Право собственности на квартиру остается у арендодателя и к жильцу не переходит. Так же как и право регистрировать кого-либо еще в этом жилье.

Если договор аренды расторгнут досрочно, собственник может обратиться в то же самое МФЦ с заявлением о снятии арендатора с регистрационного учета. Это заявление можно написать в свободной форме.

Я потратил около получаса на регистрацию жильцов по месту пребывания. Столько же времени планирую потратить на подачу налоговой декларации по итогам года.

Мои жильцы платят больше той суммы, на которую рассчитывали сначала, зато у них есть регистрация. Вместе мы потратились на страховку квартиры.

Это плата за то, что я не боюсь претензий от налоговых органов, а жильцы в моей квартире чувствуют себя как дома.

Собственник, который сдает квартиру и не платит налог, рискует получить уголовный штраф в размере 100—300 тысяч рублей или другие неприятности вплоть до лишения свободы.

Например, собственник получает за квартиру — 30 000 Р в месяц. Это 360 000 Р в год. За год он должен заплатить НДФЛ 13% — это 46 800 Р. До 30 апреля 2019 года он должен подать налоговую декларацию, а до 15 июля перечислить сумму налога в бюджет.

Допустим, собственник налоги не платил. Налоговая инспекция 15 июля 2020 года обнаружила нарушение и привлекла его к ответственности. Просрочка для представления декларации собственника — 15 месяцев. Штраф за непредставление налоговой декларации считают так:

5% × 46 800 Р × 15 месяцев = 35 100 Р

Это превышает 30% от суммы неуплаченного налога, поэтому штраф составит 30%, то есть 14 040 Р.

Еще 18 720 Р составит штраф за умышленную неуплату налога. Считаем как 40% от суммы неуплаченного налога.

А еще есть пеня — 1/300 ключевой ставки Банка России за каждый день просрочки в уплате налога.

Судебная практика. К уголовной ответственности собственников квартир за неуплату налогов привлекают редко. Я нашел два таких случая. В 2009 году Головинский районный суд Москвы приговорил собственника к штрафу в 100 000 Р за неуплату налогов в сумме 115 000 Р. Тогда к ответственности по статье 198 УК РФ привлекали за неуплату налогов от 100 000 Р.

А в 2012 году Хамовнический районный суд Москвы приговорил еще одного собственника к штрафу в 150 000 Р, правда, там сумма неуплаченного налога превышала миллион.

Суммы, которые должен уплатить собственник, в судебном акте не указаны, как и не указано, каким образом проходила выездная налоговая проверка. Но наиболее вероятно, что налоговики получили информацию о сдаче квартиры в аренду от участкового или от соседей.

В общем, рекомендую легализоваться.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/legal-rent/

Определение действительной налоговой обязанности в спорных ситуациях и расчетный метод – повод к размышлению

Возможно ли убедить ФНС пересчитать налог?

Действительная налоговая обязанность – понятие, которое бесполезно искать в законах, – оно порождено судами, которые в поисках баланса и справедливости находят искомый проход между Сциллой уклонения от уплаты налогов и Харибдой буквального применения налоговых норм, приводящего к чрезмерному налогообложению нарушителей, – когда само по себе налоговое обязательство начинает носить штрафной характер санкции, выходящей за пределы тех налогов, которые ожидались бы к уплате от добросовестного налогоплательщика в идентичных условиях.

Сам принцип полной налоговой реконструкции в целях определения той самой “действительной” налоговой обязанности, пожалуй, можно вывести и из руководящих разъяснений “нового” ВС РФ – например, в пунктах 77 и 85 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.

2015 № 25 указывается на обязанность суда определять “объем прав и обязанностей налогоплательщика, исходя из подлинного экономического содержания данной операции или совокупности операций в их взаимосвязи” там и тогда, когда налогопательщик учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом. В практике многих судов, включая и ВАС, и ВС РФ, наберется не один десяток примеров, где такой подход использовался в той или иной мере успешно. Среди свежайших примеров – таможенный спор Татнефти в СКЭС ВС РФ о возможности начсления пени за неуплату авансовых таможенных платежей вследствие их неправильного исчисления при одновременном наличии переплаты по таким платежам в бюджете: ведь учет состояния расчетов с бюджетом в привязке к установлению/опровержению факта причинения ущерба бюджету, на котором совершенно справедливо настояла СКЭС ВС РФ, является частным проявлением  той самой действительной налоговой обязанности и справедливого обложения.

По сути, определение действительной налоговой обязанности, конечно, чаще встречается именно там, где мы вынуждены реконструировать налоговые последствия операций в результате их переквалификации из-за пороков “добросовестности”. Чаще всего это происходит там, где налогоплательщик “хватил лишнего”, но иногда бывает и наоборот.

Любопытная в данном контексте ситуация как раз произошла в недавнем деле “Юмакса”, Определение СКЭС ВС РФ по которому вызвало весьма бурную реакцию общественности: на портале опубликованы весьма интересные мнения уважаемых Вадима Зарипова и Виктора Валентиновича Бациева с противоположными оценками этого дела.

Признаться, автора этих строк данный кейс тоже не оставил равнодушным, вызвав определенную эмоциональную реакцию, но здесь я бы хотел оставить эти оценки в стороне и отметить несколько иной аспект этого дела, который, хочется надеяться, станет кирпичиком в совсем другой, однозначно позитивной истории, без связи с бесконечными московскими кадастровыми баталиями.

Разрешая данное дело, Коллегия особое внимание уделяет тезису о том, что недостоверность сведений о показателях, важных для определения размера налоговой обязанности (в данном случае – кадастровой стоимости) ведет к  “объективному искажению налоговой базы”.

Как следствие, такие недостоверные данные не могут использоваться в целях налогообложения, что открывает путь к использованию расчетного пути определения величины подлежащего уплате налога в порядке подпункта 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ на основании объективных и соответствующих действительности сведений о важных для исчисления налога показателях.

Как справедливо отмечалось коллегами на портале, сама по себе недостоверность не поименована прямо в статье 31 НК РФ как основание для применения расчетного метода – ведь она не всегда является следствием неправомерного поведения налогоплательщика. Однако, если последовать за более далеко простирающейся идеей СКЭС ВС РФ, как мне кажется, можно прийти к интересному выводу.

Так, любое искажение сведений об объекте налогообложения или о налоговой базе фактически ведет к недостоверности при исчислении налога (привет пункту 1 статьи 54.1 НК РФ!).

Справедливым ли тогда будет вывод о том, что в такой ситуации можно применять расчетный метод для определения действительной налоговой обязанности безотносительно фактов противодействиия со стороны налогоплательщика проведению налогового контроля?

Представляется, что ответ здесь должен быть утвердительным: это будет соответствовать конституционному принципу экономически обоснованного налогообложения и равенства налогоплательщиков.

Причем под последним, очевидно, следует понимать не только недопустимость произвольного более “легкого” налогового бремени для отдельных налогоплательщиков по сравнению с иными, как указано в деле Юмакса, но и наоборот: недопустимость необоснованно “утяжеленного” налогового бремени для нарушителя – ведь налог не может быть ответственностью – для этого как раз есть штрафы как мера ответственности и пени как компенсационный инструмент. Налоги сами по себе не должны носить штрафной функции – это искажало бы их природу.

Вероятно, такое рассуждение автоматически должно означать невозможность “слепого” правоприменения там, где в основе перерасчета налогов лежит установленная недостоверность сведений об операциях или учете налогоплательщика. Примеров таких спорных вопросов можно привести довольно много, но я остановлюсь на двух, пожалуй, самых популярных в России сегодня.

Первый связан с учетом расходов, вычетов и уплаченных по спецрежимам налогов при “дроблении бизнеса” – ведь сама по себе ситуация “дробления” не должна приводить к более обременительному налогообложению нарушителя – в ином случае весь механизм борьбы с налоговыми правонарушениями выполнял бы не восстановительно-фискальную функцию, а исключительно карательную. Поэтому такая ситуация требует как раз той самой “реконструкции” на основе статьи 31 НК РФ, включая наиболее спорный ее аспект: учет при расчете недоимки сумм налогов, которые налогоплательщик уплачивал, неправомерно применяя преференциальные налоговые режимы (в абсолютном большинстве случаев суды сегодня отказываются учитывать такие налоги, издевательски предлагая налогоплательщикам в периметре “дробления” возвращать переплату за проверяемый период, который к тому времени оказывается за пределами трехлетнего срока);

Другая сверхпопулярная ситуация – определение налоговой выгоды от сделок с “плохими контрагентами” – по сути то, что отчасти предлагал в 2012 году Президиум ВАС РФ в знаменитом деле Камского завода ЖБИ (к сожалению, без распространения такого же подхода на НДС, что в 2014 году основательно и небесспорно подтвердил Пленум ВАС РФ). Широко распространены ситуации, когда налоговый орган устанавливает “недобросовестность” только у последнего посреднического звена, на котором “оседает” лишь часть налогов, приходящаяся на посредника в цепочке перепродаж. И если в этой ситуации известно реальное предыдущее звено, которое уплатило налоги со своей реализации (например, производитель товара), то лишать конечного покупателя полностью права на учет расходов и налоговых вычетов от покупки товара у посредника в том числе в той части, которая реально была уплачена производителем, неправильно. И здесь на помощь как раз должна приходить конструкция, которая предложена СКЭС ВС РФ в недавнем Определении: недостоверность сведений о поставщике и искажение данных о цене поставки не должны приводить к штрафному налогообложению, а должны открывать путь к определению справедливого и обоснованного налогообложения на основе применения расчетного метода и статьи 31 НК РФ.

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/8/7/opredelenie_dejstvitelnoj_nalogovoj_obyazannosti_v_spornyh_situaciyah_i_raschetnyj_metod_-_povod_k_r

Почему налоговая проверка перестала быть неизбежной

Возможно ли убедить ФНС пересчитать налог?

Долгое время налоговые проверки были тем бременем, которое налогоплательщикам приходилось нести хотя бы раз в три года, и это нерушимое «правило» укоренилось в сознании среднего и крупного бизнеса.

Обязательная проверка приобрела в некотором роде ритуальный характер, крайне важный для внутренних процессов и отчетности. Для налоговых специалистов и бухгалтеров компаний налоговый период считался логически завершенным не после подачи декларации, а только после окончания выездной проверки.

Любая задержка визита инспекции вызывала недоумение, а зачастую и опасения: не копит ли силы налоговый орган, перед тем как обрушится с доначислениями?

Но за последние годы ситуация изменилась кардинально – без проверки можно работать и пять, и даже больше лет. ФНС снижает давление на бизнес, в том числе сокращая количество налоговых проверок.

Однако не стоит обольщаться. Упрощение налогового администрирования в первую очередь связано не с желанием угодить налогоплательщикам, а с целью повысить бизнес-эффективность – достигнуть максимального результата с минимальными затратами. К чему тратить ресурсы и время на проверку, которая может окончиться ничем?

Выездные налоговые проверки стали точечными – крайней мерой контроля, которую задействуют, только если инспекторы уверены в конкретных нарушениях.

Только за последние два года средняя доначисленная по итогам выездной проверки сумма выросла с 13,6 млн руб. в 2016 г. до 22 млн в 2018 г., а число проверок сократилось с 26 000 до 14 200.

Сегодня вероятность того, что после проверки налоговые органы уйдут с пустыми руками, стремится к нулю.

Добиться этого ФНС помогло внедрение риск-ориентированного подхода.

По результатам предпроверочного анализа или камеральной проверки налоговые органы стали активно убеждать налогоплательщика подать уточненную декларацию и доплатить налоги, называя это «побуждением к добровольному уточнению налоговых обязательств». Так, согласно отчету ФНС за 2018 г., по результатам контрольной и аналитической работы бюджет дополнительно получил 297 млрд руб.

Налоговые органы начали более активно практиковать «разделение труда»: конкретные инспекции фокусируются на отдельных отраслях, что закономерно повышает отдачу от контроля. Сотрудники инспекции теперь зачастую в курсе «кухни» конкретных рынков, индустрий и специфических способов налоговой оптимизации.

Именно это изменение модели налогового контроля натолкнуло нас на идею создать тест, который покажет налогоплательщикам, что вероятность проведения проверки зависит в первую очередь от них самих.

Их отношения с контрагентами, финансовые результаты, рисковые сделки – вот на основании чего налоговый орган решит, тратить свои трудовые и временные ресурсы на проверку или ограничиться предложением подать уточненную декларацию.

При составлении теста мы в первую очередь отделили малый бизнес от среднего и крупного. Вероятность того, что малый бизнес, применяющий специальный режим налогообложения, столкнется с налоговой проверкой, очень невелика.

Исключением, конечно же, является «номинальный» малый бизнес, который уже давно вырос до среднего или крупного, но продолжает применять упрощенные режимы, стремясь избежать роста налоговой нагрузки. В такой ситуации «дробление бизнеса» может стать поводом для проверки. В декабре 2018 г.

ФНС поручила усилить работу с компаниями, которые прибегают к такому способу налоговой экономии. Подобные дела привлекают внимание даже Конституционного суда.

Классическим поводом для проверки остаются подозрения в необоснованном возмещении НДС. Если кто-то из налогоплательщиков полагает, что его реальные цепочки продаж или оказания услуг остаются тайной для налоговых органов, то он глубоко заблуждается.

Уже давно в полную силу работает автоматизированная система контроля за уплатой НДС (АСК НДС-2), которая позволяет быстро проверить цепочку контрагентов, выявить, где произошел разрыв, кто не заплатил налог, а кто предъявил его к возмещению.

ФНС остается только принять решение, кто из участников цепочки контролирует однодневку, не рассчитавшуюся с бюджетом, и кто должен сделать это за нее. Поменялся подход и к возмещению НДС.

Если раньше оно происходило по схеме – «декларация – камеральная проверка – отказ – судебное обжалование», то теперь налоговики могут возместить НДС по итогам камеральной проверки, для того… чтобы затем доначислить налог по итогам выездной. Благо это позволяет позиция высших судов.

Отдельный риск таят в себе льготы – и не только из-за пристального внимания налоговых органов, но по причине нестабильности судебной практики. Сколько штыков было сломано в спорах об одной только льготе для энергоэффективного имущества.

Особняком стоит вопрос налоговой нагрузки. Так называемые «комиссии по убыточности» никуда не делись и продолжают жить и здравствовать. И далеко не всем удается убедить налоговые органы в том, что низкая рентабельность связана с объективными экономическими факторами, а не с потенциальными нарушениями.

Триггером остается применение соглашений об избежании двойного налогообложения – налоговые органы обязательно проверят обоснованность льгот при выплате дохода иностранным компаниям.

При подготовке теста мы в том числе руководствовались разработанными ФНС и находящимися в свободном доступе критериями, которые позволяют оценить риски налогоплательщиков.

Мы не ставили перед собой цель переписать эти 12 критериев и с предельной точностью рассчитать реальную вероятность проведения выездной проверки конкретной организации.

Нашей задачей было дать пищу для размышлений об аспектах хозяйственной деятельности, которые могут вызвать интерес налоговых органов.

Подводя итог, хочется дать несколько советов. Чтобы минимизировать риски, необходимо:

• следить за тенденциями в своей отрасли, средним уровнем налоговой нагрузки и рентабельности, распространенными подходами к налогообложению.

• иметь в виду, что обзоры практики, рассылаемые ФНС, предназначены не только для инспекций, но и для налогоплательщиков. Очень многих проблем можно избежать, понимая подход налоговых органов.

• предоставлять налоговым органам информацию, которая поможет убедить их в консервативном отношении компании к налоговым обязательствам.

• если все же налоговики начали проверку, то компания должна стремиться доказать, что у спорных операций были бизнес-цели, они были экономически оправданны и необходимы.

Источник: https://taxes.vedomosti.ru/russia/blogs/kak-izbezhat-nalogovoi-proverki

Причины низкой налоговой нагрузки: образец пояснения для ИФНС

Возможно ли убедить ФНС пересчитать налог?

Штатный бухгалтер после вызова на комиссию по причине низкой налоговой нагрузки посоветует руководству пойти на уступки ИФНС и исполнить требования инспекторов.

В результате даже начинающий бизнес рискует получить большую налоговую нагрузку. При этом реальные требования по налоговой нагрузке так никто и не изучит.

А ведь знание этих требований позволяет дать грамотное объяснение низкой налоговой нагрузки, что в большинстве случаев способно решить проблему.

В каких случаях уровень налоговой нагрузки привлечет внимание налоговиков

В процессе налогового контроля «камеральщики» используют очень важный показатель – налоговую нагрузку.

Что такое налоговая нагрузка и как ее рассчитать

Низкая налоговая нагрузка, как правило, является поводом для:

  • вызова компании на комиссию по легализации налоговой базы;
  • требования неопровержимых доказательств того, что причины низкой налоговой нагрузки – объективны.

Налоговый разрыв по среднеотраслевой нагрузке – один из наиболее важных критериев при отборе компаний на выездные проверки.

«Основания для выездной налоговой проверки: как узнать, будет ли проверка»

Что значит низкая налоговая нагрузка

Увидеть себя глазами налоговиков и понять, что у компании низкая налоговая нагрузка, поможет сама ФНС. Для таких случаев служба выпустила Информацию «О расчете налоговой нагрузки с помощью специального калькулятора на сайте ФНС России».

О налоговом калькуляторе

В общем виде требования по на логовой нагрузке представлены в таблице ниже. Она составлена по типу «светофоров» в банк-клиенте (встроенная программа, «подсвечивающая» контрагентов разными цветами: зеленым, желтым, красным).

Таблица. «Светофор» налоговой нагрузки

Показатель

С чем сравнивать
(зеленый уровень)

Допустимое отклонение
(желтый уровень)

Опасное отклонение
(красный уровень)

Совокупная налоговая нагрузка, включая страховые взносы администрируемые налоговой Файл Среднеотраслевые показатели, характеризующие финансово-хозяйственную деятельность налогоплательщиков за 2018 год

Страница файла Excel «Нагрузка», графа 3 таблицы 

     5-7%

     10%

Два вида рентабельности, в расчете которых участвует прибыль Страница файла Excel «Рентабельность», графы 3 и 4 таблицы      5-7%      10%
Различные показатели по НДС, наиболее важный из которых – вычеты На странице сайта nalog.ru задайте поиск отчета 1-НДС или найдите п. 5 подраздела «Отчеты о начислении и поступлении налогов, сборов и иных обязательных платежей» раздела «Отчеты, сформированные УФНС России по субъекту РФ» Отклонения не предусмотрены

Отметим, что, если фирма работает на УСН 15% (платит налог с разницы между доходом и расходами), применяет учетную политику, основанную на методе «по оплате» (т.е. регистрирует выручку в момент поступления оплаты и расходы – так же), то два вида рентабельности опосредованно влияют и на размер единого налога при этом спецрежиме.

Как объяснить низкую налоговую нагрузку

Низкая налоговая нагрузка вполне объяснима, если компания только начала работать, даже если такая налоговая нагрузка ниже среднеотраслевой. Обычно достаточно предоставить в инспекцию пояснения, чтобы решить проблему.

Сложнее объяснить причины низкой налоговой нагрузки, когда компания работает не первый год. Ведь наиболее пристальное внимание у инспекторов вызывают именно причины снижения налоговой нагрузки.

Низкая налоговая нагрузка 

Налоговики не всегда знают, что компания осуществляет деятельность по нескольким ОКВЭД. Для расчета налоговой нагрузки они используют основной ОКВЭД. Однако данные при этом могут быть очень завышены.

В этом случае два варианта: 

  • сменить основной ОКВЭД и сообщить налоговикам, что и до этого работали по нему, так как законодательство не запрещает;
  • посчитать налоговую нагрузку по каждому виду своей деятельности.

До сих пор некоторые налоговые инспекции забывают включить в расчет налоговой нагрузки НДФЛ, поэтому всегда имеет смысл пересчитать все самостоятельно.

Если все расчеты верны, то вновь образованная компания может объяснить низкую налоговую нагрузку в свои первые годы тем, что осуществляет:

  • не столько производственную, сколько инвестиционную деятельность;
  • развивает сеть продаж (производство).

Для уже работающей компании такое объяснение подойдет, если она также начала осваивать новый вид деятельности.

Аргументов, объясняющих возникновения убытков, очень много. Например, благодаря развитой в России системе статистики, можно указать налоговикам на упадок в конкретной отрасли и другие параметры, свидетельствующие об объективных причинах ухудшения дел в сфере, на которой специализируется компания или в которой работают ее основные покупатели.

Снижение налоговой нагрузки

Помимо инвестиций, в качестве причин снижения налоговой нагрузки можно указать другие объективные обстоятельства:

  • снижение объемов реализации;
  • повышение закупочных цен на сырье;
  • рост зарплаты, административных расходов и проч.

При этом данные «проблемного» года лучше предоставить в сравнении с прошлыми годами, где налоговая нагрузка была выше.

Образец пояснения о низкой налоговой нагрузке

Составить универсальный образец текста пояснений невозможно. Все же мы постарались добавить в стандартный шаблон рекомендацию по формированию убедительного текста.

Скачать текст пояснения причин низкой налоговой нагрузки для ИФНС

Необходимо понимать, что, какие бы ни были уважительные причины, налоговики будут гнуть свою линию и требовать повысить налоговую нагрузку. Именно поэтому наши специалисты зачастую по вновь принятым на обслуживание клиентам берут огонь на себя и ходят на комиссии в налоговую по доверенности.

В дальнейшем мы переводим наших клиентов на режим «невидимки» – то есть работы с такими показателями по налоговой нагрузке, которые не заинтересуют налогового инспектора и не станут причиной «болезненного» интереса ИФНС к бизнесу клиента. Это единственный способ избежать и комиссий, и проверок, в том числе выездных.

Для того, чтобы компания не выбилась из нормативов по налоговой нагрузке, наши специалисты используют все самые актуальные наработки по созданию «режима невидимки». В процессе бухгалтерского обслуживания мы не только обеспечиваем нашим клиентам такой режим, но и внимательно отслеживаем состояние показателя налоговой нагрузки.

В случае объективного снижения – готовим убедительные пояснения для ИФНС. Благодаря нашей заботе о клиентах, они могут спокойно развивать бизнес, без постоянного страха перед проверяющими с их обязательными многомиллионными доначислениями.

Источник: https://1c-wiseadvice.ru/company/blog/prichiny-nizkoy-nalogovoy-nagruzki-obrazets-poyasneniya-dlya-ifns/

Юрист Адамович
Добавить комментарий