Вправе ли суд переквалифицировать действия подсудимого при рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства?

ВОПРОСЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПРИ РАЗРЕШЕНИИ СУДАМИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ В ПОРЯДКЕ ГЛАВ 40, 401 УПК РФ (анализ деятельности судов Нижегородской области, Нижегородского областного суда, а также деятельности Верховного Суда Российской Федер

Вправе ли суд переквалифицировать действия подсудимого при рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства?

ВОПРОСЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПРИ РАЗРЕШЕНИИ СУДАМИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

В ПОРЯДКЕ ГЛАВ 40, 401 УПК РФ

(анализ деятельности судов Нижегородской области, Нижегородского областного суда, а также деятельности Верховного Суда Российской Федерации на данном направлении судопроизводства)

СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ

На рассмотрение президиума Нижегородского областного суда в первом полугодии 2014 года судьями кассационной инстанции было передано 13 кассационных (надзорных) жалоб и представлений на приговоры, постановленные судами в порядке глав 40 и 40.1 УПК РФ, из которых:

9 кассационных жалоб (представлений) и 3 надзорные жалобы на приговоры по уголовным делам, рассмотренным в особом порядке судебного разбирательства (глава 40 УПК РФ);

1 надзорная жалоба на приговор по уголовному делу, рассмотренному в особом порядке принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (глава40.1 УПК РФ).

Президиумом ревизировались 12 приговоров районных (городских) судов и 1 приговор мирового судьи.

Все переданные на рассмотрение президиума жалобы (представления) были рассмотрены и удовлетворены, в том числе 9 кассационных жалоб, из которых 3 рассмотрены вместе с представлениями, и 4 надзорные жалобы, с вынесением соответствующих постановлений:

с отменой и направлением дела на новое судебное рассмотрениев полном объёме 5 приговоров районных (городских) судов (из них 2 дела с апелляционными определениями судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда) и 1 апелляционное определение;

с частичной отменой одного приговора районного суда с апелляционным определением (глава 40.1 УПК РФ);

с изменением со смягчением наказания без изменения квалификации 5 приговоров районных (городских) судов (из них одно дело с апелляционным определением) и один приговор мирового судьи.

Основанием отмены одного судебного решения послужили нарушения уголовного закона, 4-х судебных решений– нарушения уголовно-процессуального закона, а 2-х судебных решений – нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона.

Основанием изменения 6-ти судебных решений послужили нарушения уголовного закона.

Ниже приведены наиболее характерные примеры отмены и изменения судебных решений, постановленных судами первой и апелляционной инстанций, по результатам рассмотрения их президиумом Нижегородского областного суда за первое полугодие 2014 года.

ОТМЕНА СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ, ПОСТАНОВЛЕННЫХ В ПОРЯДКЕ ГЛАВЫ 40 УПК РФ

СУЩЕСТВЕННОЕ НАРУШЕНИЕ НОРМ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА

Постановлением президиума от 16 апреля 2014 года отменен приговор Сормовского районного суда г.Нижнего Новгорода Нижегородской области от 23 апреля 2013 года в отношении Елохиной М.В. в связи с тем, что судом были необоснованно применены положения ст.82 УК РФ.

В качестве основания для отмены судебного решения президиум указал следующее.

Приговором Сормовского районного суда г.Нижнего Новгорода Нижегородской области от 23 апреля 2013 года Елохина М.В. признана виновной и осуждена за незаконные приобретение, хранение без цели сбыта наркотических средств, в особо крупном размере.

Наказание Елохиной М.В. назначено в виде лишения свободы на срок 3 года 1 месяц, без штрафа, с отбыванием в исправительной колонии общего режима. На основании ст.82 УК РФ постановлено отсрочить Елохиной М.В. реальное отбывание наказания в виде 3 лет 1 месяца лишения свободы до достижения её сыном – П.К.Р., 20 июня 2003 года рождения, четырнадцатилетнего возраста.

В апелляционном порядке приговор не обжаловался.

Президиум, анализируя указанный приговор, установил, что при назначении наказания Елохиной М.В. судом первой инстанции ненадлежащим образом были исследованы обстоятельства, характеризующие личность осужденной и предопределяющие возможность применения к ней положений, закрепленных в ст.82 УК РФ.

В соответствии с ч.5 ст.316 УПК РФ судья не проводит в общем порядке исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу. При этом могут быть исследованы обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание.

В соответствии с ч.1 ст.82 УК РФ осужденным женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, кроме осужденных к лишению свободы на срок свыше пяти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности, суд может отсрочить реальное отбывание наказания до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста.

При этом согласно закону, нормы ст.82 УК РФ применимы только к тем лицам, которые не были лишены в установленном порядке родительских прав.

Суд при назначении Елохиной М.В. наказания учел в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, наличие у неё на иждивении двоих малолетних детей – П.К.Р., 20 июня 2003 года рождения, и Е.Н.А., 23 января 2000 года рождения.

С учетом данных обстоятельств судья пришел к выводу о возможности применения отсрочки отбывания Елохиной М.В. реального лишения свободы на основании ст.82 УК РФ, до достижения её малолетним сыном – П.К.Р., 20 июня 2003 года рождения, возраста 14 лет.

Вместе с тем, согласно представленным материалам, решением Сормовского районного суда г.Нижнего Новгорода Нижегородской области от 15 апреля 2004 года Елохина М.В. лишена родительских прав в отношении несовершеннолетних детей – как в отношении Е.Н.А., 23 января 2000 года рождения, так и в отношении П.К.Р.

, 20 июня 2003 года рождения. В материалах дела копия судебного решения о лишении её родительских прав отсутствовала, в ходе судебного разбирательства информация о наличии у подсудимой родительских обязанностей в отношении указанного ребенка судом проверены не были.

Сама осужденная факт лишения её родительских прав скрыла.

При таких обстоятельствах президиум констатировал, что судом первой инстанции решение о применении к Елохиной М.В. отсрочки исполнения наказания в порядке ст.82 УК РФ принято судом без всестороннего исследования обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда в этой части.

Поскольку нарушения в применении уголовного закона, допущенное судом первой инстанции при назначении Елохиной М.В. наказания в виде применения положений ст.82 УК РФ, являются существенными, повлиявшими на исход дела, то президиум отменил приговор в этой части и направил уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

СУЩЕСТВЕННОЕ НАРУШЕНИЕ НОРМ

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА

1. Постановлением президиума от 23 апреля 2014 года отменено апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 18 декабря 2013 года в отношении Чубаркина А.Е. в связи с не рассмотрением судом апелляционной инстанции дополнительной апелляционной жалобы осужденного.

В качестве основания для отмены судебного решения президиум указал следующее.

Приговором Городецкого городского суда Нижегородской области от 21 июня 2013 года Чубаркин А.Е. признан виновным и осужден: за покушение на незаконный сбыт наркотических средств (по преступлению от 22 января 2013 года); за покушение на незаконный сбыт наркотических средств (по преступлению от 25 февраля 2013 года).

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 18 декабря 2013 года приговор в отношении Чубаркина А.Е. оставлен без изменения.

В соответствии с ч.1 ст.401.15 УПК РФ основаниями для отмены приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела. К ним, на основании ч.1 ст.389.

17 УПК РФ, могут быть отнесены такие нарушения, которые путем лишения или ограничения гарантированных уголовно-процессуальным законом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры производства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

В силу ч.3 ст.389.28 УПК РФ, апелляционное определение должно содержать краткое изложение доводов лица, подавшего жалобу, мотивы принятого по ней решения и решение суда апелляционной инстанции по жалобе.

Согласно ч.4 ст.389.8 УПК РФ лицо, подавшее жалобу или представление, не позднее, чем за 5 суток до начала судебного заседания вправе изменить их либо дополнить новыми доводами.

Исходя из конституционно- гарантированного права лица, в отношении которого постановлен обвинительный приговор, обжаловать его в вышестоящую судебную инстанцию, последняя при проверке законности и обоснованности оспариваемого судебного решения должна в своем определении дать аргументированные суждения по всем аспектам рассмотренного уголовного дела с учетом доводов, содержащихся в апелляционной жалобе заинтересованного лица, включая представленные к данной жалобе дополнения.

Источник: http://oblsudnn.ru/index.php/obzory-sudebnoj-praktiki-2/1100

Вопросы применения положений уголовно-процессуального законодательства о расследовании и рассмотрении уголовных дел в порядке, предусмотренном главой 40.1 УПК РФ, при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве :: Прокуратура Красноярского края

Вправе ли суд переквалифицировать действия подсудимого при рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства?

Федеральным законом от 29.06.2009 № 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» введена в действие глава 40.

1 УПК РФ «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве», которая на практике вызвала определенные сложности в применении, как у органов предварительного следствия, так и суда.

В соответствии с п. 61 ст. 5 УПК РФ под досудебным соглашением о сотрудничестве понимается соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором согласовываются условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения.

Согласно ч.ч. 1, 2 ст. 317.1 УПК РФ ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве может быть подано подозреваемым или обвиняемым в письменном виде, с момента начала уголовного преследования до объявления об окончании предварительного следствия.

В этом ходатайстве подозреваемый или обвиняемый указывает, какие действия он обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления.

В силу положений ч.ч. 3, 4 ст. 317.1, ч. 1 ст. 317.3, ч, 1 ст. 317.5 УПК РФ указанное ходатайство передается следователю, затем прокурору, который и составляет досудебное соглашение о сотрудничестве, направляет его в суд вместе с уголовным делом.

Между тем, ввиду многочисленности судебных ошибок, допускаемых при расследовании и рассмотрении уголовных дел в порядке, предусмотренном главой 40.1 УПК РФ, а также в целях обеспечения единообразия судебной практики по данному вопросу, 28.06.

2012 Пленумом Верховного Суда Российской Федерации принято постановление «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» № 16 (далее по тексту – Постановление), которое разъясняет некоторые спорные вопросы.

В частности, в Постановлении отражено, что положения главы 40.

1 УПК РФ «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве», также как и глава 40 УПК РФ «Особый порядок судебного разбирательства», не предусматривают возможность их применения в отношении подозреваемых или обвиняемых, не достигших к моменту совершения преступления возраста восемнадцати лет.

В том случае, если несовершеннолетний содействовал следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления, судам следует учитывать эти обстоятельства при назначении несовершеннолетнему наказания.

Кроме того, из ч. 2 ст. 317.7 УПК РФ и п. 12 Постановления следует, что судебное заседание проводится с обязательным участием подсудимого и его защитника. В силу этого отказ подсудимого от защитника не может быть принят, а ходатайство подсудимого о судебном разбирательстве в его отсутствие не может быть удовлетворено судом.

Верховным Судом Российской Федерации также разъяснено, что по смыслу ч. 1 ст. 317.4, ст. 317.

7 УПК РФ, уголовное дело в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве подлежит безусловному выделению в отдельное производство, а если эти требования закона органами предварительного следствии не выполнены, судам рекомендовано назначать предварительное слушание для решения вопроса о возвращении уголовного дела прокурору в соответствии со ст. 237 УПК РФ.

Пленумом обращено внимание на то, что по смыслу ст. 63.1 УК РФ, ч. 4 ст. 317.6, ч. 5 ст. 317.

7 УПК РФ, если установлено, что подсудимым были представлены ложные сведения или сокрыты от следователя либо прокурора иные существенные обстоятельства совершения преступления либо его содействие следствию заключалось лишь в сообщении сведений о его собственном участии в преступной деятельности или подсудимым не соблюдены все условия и не выполнены все обязательства, предусмотренные заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве, суд принимает решение о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначает судебное разбирательство в общем порядке.

При этом, если суд придет к выводу, что в силу тех или иных предусмотренных законом оснований невозможно проведение судебного разбирательства в порядке, установленном главой 40.1 УПК РФ, то по уголовным делам о преступлениях, указанных в ч. 1 ст.

314 УПК РФ, в целях обеспечения права подсудимого на рассмотрение уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства при согласии его с предъявленным обвинением суд вправе при наличии соответствующего ходатайства подсудимого и согласия государственного обвинителя и потерпевшего продолжить разбирательство с соблюдением требований главы 40 УПК РФ.

В Постановлении указано, что глава 40.1 УПК РФ не содержит норм, запрещающих принимать по делу, рассматриваемому в особом порядке в связи с досудебным соглашением о сотрудничестве, иные, кроме обвинительного приговора, судебные решения.

В частности, содеянное подсудимым может быть переквалифицировано, а уголовное дело прекращено судом (в связи с изменением уголовного закона, истечением сроков давности, актом об амнистии и т.д.), если для этого не требуется исследования собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства при этом не изменяются.

Основной проблемой при рассмотрении уголовных дел судом при наличии досудебного соглашения о сотрудничестве являлся вопрос назначения наказания, поэтому в Постановлении эти обстоятельства получили тщательную оценку.

В частности, Верховным Судом Российской Федерации разъяснено, что при назначении наказания лицу, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, в соответствии с ч.ч. 2, 4 ст. 62 УК РФ положения ч. 1 ст. 62 УК РФ о сроке и размере наказания учету не подлежат. При этом положения ч.ч. 2, 4 ст. 62 УК РФ не распространяются на дополнительные виды наказаний.

Также уточнено, что, решая вопрос о назначении наказания лицу, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, суд не должен учитывать положения ч. 7 ст. 316 УПК РФ.

Одновременно с этим, в случае установления исключительных обстоятельств, а равно при активном содействии подсудимого раскрытию группового преступления суд вправе применить положения ст. 64 УК РФ, в том числе при наличии отягчающих обстоятельств.

При определении наказания за неоконченное преступление, суд руководствуется положениями как ст. 66 УК РФ, так и ч.ч. 2, 4 ст. 62 УК РФ. При наличии совокупности преступлений положения ч.ч. 2, 4 ст. 62 УК РФ применяются при назначении наказания за каждое из совершенных преступлений.

Новацией является разъяснение о том, что наказание следует назначать по правилам ч.ч. 2, 4 ст.

62 УК РФ и в случаях, когда по уголовному делу установлено соблюдение всех условий и выполнение всех обязательств, предусмотренных в досудебном соглашении о сотрудничестве, однако в силу тех или иных оснований судом прекращен особый порядок судебного разбирательства (например, если содеянное подсудимым подлежит переквалификации и для этого требуется исследование собранных по делу доказательств).

Отмечено, что общими правилами при рассмотрении уголовных дел в порядке, предусмотренном главами 40 и 40.1 УПК РФ, является невозможность обжалования приговора в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, а также невозможность взыскания процессуальных издержек.

С учетом того, что наиболее неоднозначные и требующие разъяснений вопросы в Постановлении Верховным Судом Российской Федерации освещены, представляется, что это снизит количество судебных ошибок, допускаемых ранее.

Источник: http://www.krasproc.ru/explain/9328

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ № 4 (37), 2018 судебной практики рассмотрения уголовных дел

Вправе ли суд переквалифицировать действия подсудимого при рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства?
Печать

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ ДРУГИХ РЕГИОНОВ

Задонским районным судом Липецкой области Г. осужден по ч. 2 ст. 124 УК РФ к 2 годам лишения свободы, условно с испытательным сроком 2 года. Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением.

Судом установлено, что Г. не оказал помощь без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом, если это повлекло по неосторожности смерть больного при следующих обстоятельствах.

Г., имея диплом о среднем профессиональном образовании по специальности «Лечебное дело» квалификация «Фельдшер», на основании приказа ГУЗ «Хлевенская РБ» назначен на должность фельдшера скорой медицинской помощи в структурное подразделение «Пункт скорой медицинской помощи ОМС».

В соответствии с трудовым договором и должностной инструкцией в обязанности Г.

входило: оказание скорой медицинской помощи в объеме доврачебной помощи в соответствии с утвержденными стандартами; осмотр и применение объективных методов обследования больного (пострадавшего); оценка тяжести состояния больного (пострадавшего); определение необходимости применения доступных методов исследования; получение необходимой информации о заболевании, отравлении или травме от пациента или окружающих лиц; выявление общих и специфических признаков неотложного состояния и т.п.

Г. находился при исполнении возложенных на него трудовых обязанностей в качестве фельдшера скорой медицинской помощи, когда туда обратилась С.А. и сообщила, что ее мужу необходима медицинская помощь, так как он лежит в состоянии алкогольного опьянения на детской площадке.

Г. в качестве фельдшера скорой медицинской помощи прибыл по вызову на детскую площадку, где на земле в состоянии алкогольного опьянения лежал С.Г. Находясь там, Г.

, действуя небрежно, не предвидя наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, в нарушение ст.ст. 4, 32 Федерального закона от 21.11.

2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», согласно которым отказ в оказании медицинской помощи не допускается, не оказал больному С.Г.

без уважительных причин медицинскую помощь, не выполнил в экстренном порядке транспортировку больного в лечебное учреждение для обследования и оказания квалифицированной медицинской помощи и необоснованно оставил его находиться на месте. Вышеуказанное бездействие Г. не позволило провести С.Г.

необходимого лечения – дезинтоксикационной, метаболической и симптоматической терапии, а также других возможных лечебных мероприятий, что не исключало возможность спасения жизни больного. В результате этого, от хронической алкогольной интоксикации с полиорганными проявлениями, на фоне тяжелой алкогольной интоксикации, осложнившейся острой сердечно-сосудистой недостаточностью и отеком головного мозга, на вышеуказанной детской площадке наступила смерть С.Г. Недооценка тяжести состояния больного и оставление его на месте фельдшером Г. находится в причинно-следственной связи со смертью С.Г.

Действия подсудимого суд квалифицировал по ч.2 ст. 124 УК РФ как неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом, если это повлекло по неосторожности смерть больного.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие наказание, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

Г. впервые совершил преступление средней тяжести по неосторожности, полностью признал вину, раскаялся в содеянном, оказывает помощь и уход бабушке-инвалиду 2 группы и дедушке – инвалиду 3 группы, с которыми проживает совместно. Указанные обстоятельства суд в силу ч.2 ст.

61 УК РФ расценил как смягчающие наказание. По месту жительства, прежней учебы, службы и работы характеризуется исключительно положительно. Обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено. При назначении наказания подсудимому суд принял во внимание также требования ч.5 ст.

62 УК РФ.

Учитывая обстоятельства дела, наличие совокупности смягчающих обстоятельств, данные о личности, суд счел возможным определить Г. наказание в виде лишения свободы с применением положений ст.73 УК РФ, без применения дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью.

ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

В АПЕЛЛЯЦИОННОМ ПОРЯДКЕ СУДОМ ОКРУГА

Приговор отменен в связи с неправильным применением уголовного закона

Нижневартовским городским судом Р. оправдан по ч. 2 ст. 228 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления. За ним признано право на реабилитацию. Этим же приговором он осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 1 месяцу лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

В апелляционном представлении государственный обвинитель указал о неправильном применении уголовного закона, что повлекло необоснованное освобождение Р. от уголовной ответственности.

Так, оправдывая Р. по обвинению в незаконном приобретении и хранении в своем жилище наркотического средства, суд сослался на положения примечания 1 к ст. 228 УК РФ. По мнению суда, Р. добровольно заявил о находящемся у него дома наркотическом средстве, которое он изъявил желание незамедлительно выдать, что следует из показаний свидетеля М. и на тот момент подозреваемого Р.

Вместе с тем из материалов дела не следует, что имело место добровольное сообщение о совершении преступления, то есть по делу не подтверждается признак добровольности.

Согласно вышеназванному примечанию не может признаваться добровольной выдачей наркотических средств их изъятие при задержании лица и при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.

Действительно, свидетель М., оперуполномоченный полиции, показал, что после задержания Р. и получения от него объяснений, ему стали известны обстоятельства приобретения осужденным наркотического средства. После допроса Р.

было инициировано производство обыска в жилище последнего с целью обнаружения по месту жительства наркотических средств. В ходе обыска осужденный добровольно выдал эти средства. Вместе с тем свидетель пояснил суду, что Р.

не сообщал ему о хранении дома наркотических средств, тогда они попросили следователя разъяснить подозреваемому, что у него по месту жительства будет произведен обыск. После чего Р. рассказал о том, что дома также имеются наркотики.

Из показаний свидетеля Д., следователя по уголовному делу, следует, что Р. поинтересовался у него, какие следственные действия будут производиться по делу, после чего он сообщил ему, что после допроса будет произведен обыск по месту жительства. После этого Р. сообщил о находящихся в доме наркотиках.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что суд дал неправильную оценку показаниям свидетелей, поскольку Р.

был лишен возможности распорядиться наркотическим средством, хранящимся у него в квартире, по своему усмотрению, вследствие чего сообщение сотрудникам полиции о нахождении у него дома наркотического средства было вынужденным, а не добровольным.

В связи с этим апелляционная инстанция приговор отменила, уголовное дело направила на новое судебное рассмотрение.

Существенные нарушения закона явились причиной изменения приговора

Сургутским районным судом П. осуждён за совершение преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 158 (2 эп.), ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, к 1 году 9 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания колонии строгого режима.

Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с доводами апелляционного представления прокурора Сургутского района, указал на невыполнение судом первой инстанции требований п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, согласно которому смягчающими обстоятельствами признаются явка с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступлений.

По смыслу данной правовой нормы под явкой с повинной понимается сообщение лица о совершенном им преступлении, сделанное в письменном или устном виде, в том числе заявление лица, задержанного по подозрению в совершении конкретного преступления, об иных совершенных им преступлениях.

Активное способствование раскрытию и расследованию преступления представляет собой предоставление лицом правоохранительным органам информации о совершенном преступлении, имеющей значение для его раскрытия и расследования (п.п. 29, 30 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.12.

2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»).

По настоящему делу П.

, будучи застигнутым на месте преступления и задержанным, добровольно сообщил органам предварительного следствия об ещё двух осуществленных им хищениях и дал признательные показания, позволившие их раскрыть и собрать достаточные доказательства, подтверждающие виновность осуждённого. Действия П. в соответствии с приведёнными выше требованиями уголовного закона должны быть признаны явкой с повинной и активным способствованием раскрытию и расследованию преступления, то есть обстоятельствами, смягчающими наказание.

Принимая это во внимание, суд апелляционной инстанции счел возможным учесть упомянутые смягчающие обстоятельства и, применив положения ч. 3 ст. 68 УК РФ, смягчить П. наказание, назначенное за каждое из преступлений и по их совокупности.

Кроме того, признаны обоснованными доводы апелляционного представления о противоречии выводов суда первой инстанции принципу, закрепленному в ч. 1 ст.

6 УК РФ, при определении виновному за названные преступления, имеющие обстоятельственные различия, одинакового наказания. В этой связи по одному из преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст.

158 УК РФ, назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев, по другому – 1 года 7 месяцев лишения свободы.

Частично удовлетворены и доводы апелляционной жалобы осуждённого в части нарушения требований уголовно-процессуального законодательства при получении доказательств по делу.

Положениями ч. 3 ст. 7 и ст. 75 УПК РФ прямо запрещается использование в уголовном судопроизводстве доказательств, полученных с нарушением требований уголовно-процессуального закона, которые признаются недопустимыми.

Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а его проверка производится путем сопоставления с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников (ст.

ст. 87,88 УПК РФ).

Вышеприведенными нормами закона установлен порядок получения доказательств и регламентированы их источники, которые должны быть установлены и известны.

К материалам настоящего дела приобщен список вызовов абонента мобильной телефонной связи П., на который суд первой инстанции ссылается в приговоре.

Между тем никаких документов, удостоверяющих факт, основания и соблюдение процедуры его изъятия в деле нет, кроме показаний оперуполномоченного Г., которые ничем не подтверждены.

Сторона защиты настаивала на незаконности получения упомянутого списка и данное утверждение стороной обвинения в порядке ч. 4 ст. 235 УПК РФ убедительно не опровергнуто.

В связи с этим происхождение списка вызовов абонента мобильной телефонной связи П. признано не установленным. Поскольку основания и процедура его изъятия достоверно не соблюдены, судом первой инстанции данное доказательство не проверено, упомянутый список, полученный с нарушением требований уголовно-процессуального закона, признан недопустимым доказательством и исключен из приговора.

По тем же основаниям признаны недопустимыми доказательствами протоколы изъятия обуви у П. и последующей выемки её у оперуполномоченного К., сама обувь как вещественное доказательство, протокол ее осмотра и заключение эксперта № 283.

Источник: http://www.prokhmao.ru/jurisprudence/66640/

Судам разъяснили особый порядок

Вправе ли суд переквалифицировать действия подсудимого при рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства?

Пленум Верховного суда РФ готовится разъяснить практику применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел. Во вторник судья-докладчик Татьяна Хомицкая выступила с соответствующим проектом постановления. Как сообщили «Газете.Ru» в пресс-службе суда, в ближайшие две недели проект будет окончательно принят и подписан председателем суда.

Особый порядок судебного разбирательства был введен в России главой 40 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) в 2002 году, в 2009 году появилось дополнение в виде главы 40.1 УПК «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве».

Особый порядок значительно ускоряет судопроизводство, поскольку доказательства обвинения не исследуются и не производится допрос свидетелей. Зачастую судебное разбирательство занимает буквально несколько часов, после чего выносится приговор. Закон в этом случае ограничивает наказание подсудимому — оно не может превышать 2/3 от максимального срока.

Но чтобы просить о рассмотрении дела в особом порядке обвиняемый должен заключить соглашение со следствием — признать вину, дать обличающие показания на подельников.

Дело в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение, должно быть выделено в отдельное производство — это актуально в тех случаях, когда по одному уголовному делу проходят несколько человек, но не все пошли на сделку со следствием. Уточняется, что судья участвовавший в рассмотрении дела согласившегося на сделку подсудимого, не может судить соучастников преступления.

Несмотря на признание вины обвиняемым, без которого особы порядок невозможен, ВС напоминает, что судья вправе переквалифицировать деяние или даже закрыть уголовное дело.

«Глава 40.

1 УПК РФ не содержит норм, запрещающих принимать по делу, рассматриваемому в особом порядке в связи с досудебным соглашением о сотрудничестве, иные, кроме обвинительного приговора, судебные решения», — говорится в пункте 23 проекта постановления. Закрыть уголовное дело судья имеет право в случае, если изменился УК, истек срок давности, произошло примирение с потерпевшим, обвинитель отказался от обвинения или есть акт об амнистии.

Обвиняемый лишается возможности уменьшить наказание до 2/3 от максимального, если будет свидетельствовать ложно или не выдаст подельников, говорится в проекте ВС.

Согласно пункту 19 проекта, если суд установит, что подсудимый лжесвидетельствовал или сокрыл «существенные обстоятельства совершения преступления» или ограничился дачей показаний только против себя, он вправе прекратить особый порядок и назначить судебное разбирательство в общем порядке.

В пункете 13 проекта постановления говорится, что возражения потерпевшего или его представителя против особого порядка судебного разбирательства в отношении подсудимого «обязательное рассмотрение дела в общем порядке не влечет».

При этом, если заключивший сделку со следствием обвиняемый, а значит признавший вину, не согласен с предъявленными обвинениями, суд прекращает особый порядок и назначает судебное разбирательство в общем порядке.

Судам также дана рекомендация допрашивать свидетелей на предмет обстоятельств, характеризующих личность.

Ст.316 главы 40 УПК оговаривает, что при особом порядке свидетели в суде не заслушиваются, но оговаривает, что могут исследоваться обстоятельства, характеризующие личность подсудимого. ВС разъяснил, что характеристика может быть установлена путем допроса свидетелей.

В пресс-службе ВС уточнили, что постановление пленума ВС носит рекомендательный порядок. Поскольку в России право не прецедентное, то ВС как раз устанавливает таким образом общепринятую практику в трактовке и применения закона. «Если суды не будут придерживаться рекомендаций ВС, то это может служить поводом для оспаривания решений в вышестоящей инстанции», — отметили в суде.

Как полагает адвокат Владимир Жеребенков, решение пленума Верховного суда необходимо, хотя сам особый порядок в принципе не так полезен, так как ради незначительного наказания подозреваемые нередко дают ложные изобличающие показания.

«Кроме того, бывает, что человек располагает ценной информацией, которой может поделиться со следствием, но закон не предусматривает пересмотра его приговора — и это существенный недостаток законодательства. Почему нельзя осужденным заключить сделку?», — считает адвокат.

Юрист считает неправильным, чтобы дела в отношении подсудимых, заключивших сделку со следствием и давших показания против соучастников, выделялись в отдельное производство. «При общем порядке доказательства исследуются в совокупности, и фактические обстоятельства дела могут противоречить признательным показаниям, — сказал он «Газете.Ru».

— Но если судья выносит сначала обвинительный приговор, то преступление признается совершенным фактом, что не дает возможности оправдаться предполагаемым соучастникам. Если присяжным еще можно доказать невиновность, то федеральный судья, как правило, закрывает глаза на доказательства и руководствуется при принятии решения первым приговором».

«Разъяснения ВС в части особого порядка судопроизводства были необходимы», — считает правовой аналитик ассоциации «Агора» Ирина Хрунова.

По ее мнению, особенно ценны разъяснения в пункте 13, позволяющем не учитывать мнение потерпевшего при назначении особого порядка.

«Гособвинение обычно стоит на стороне потерпевшего, а значит, если прокуратура дал согласие на особый порядок, то в общем-то интересы потерпевшего соблюдены.

С другой стороны, это даст возможность подсудимым гораздо чаще заключать сделки и получать меньшее наказание», — пояснила Хрунова.

Она также отметила, что допрос свидетелей для получения характеристики подсудимого значительно облегчит работу адвокатов: «Раньше суды наотрез отказывались слушать свидетелей даже по вопросам характеристики».

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2012/06/05/4614449.shtml

Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

Вправе ли суд переквалифицировать действия подсудимого при рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства?

ПРАКТИКА РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ
ВО ВТОРОЙ ИНСТАНЦИИ (других регионов)

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Тыва удовлетворены доводы апелляционного представления государственного обвинителя на приговор Сут-Хольского районного суда Республики Тыва от 11.10.2016 в отношении Х., осужденной по п. «з» ч.2 ст. 111 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года с ограничением свободы на срок 1 год.

Х. признана виновной в том, что 2 января 2016 года около 16 часов 15 минут, находясь в состоянии алкогольного опьянения, на почве личных неприязненных отношений к сожителю Э.

, возникших из-за того, что последний разбил окно в зимнее время, с целью причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, схватила пустую бутылку из-под водки, применяя ее в качестве оружия, умышленно нанесла ею три удара в голову Э.

, причинив последнему телесные повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы, которая повлекла тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Приговор постановлен судом в особом порядке при согласии Х. с предъявленным обвинением.

В апелляционном представлении государственный обвинитель просил приговор изменить ввиду неправильного применения уголовного закона, усилить назначенное наказание в виде лишения свободы с реальным отбыванием в колонии общего режима.

В обоснование указал, что судом при вынесении приговора не принято во внимание, что осужденная совершила преступление, направленное против жизни и здоровья человека, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы до десяти лет, отнесенное уголовным законом к категории тяжких преступлений, в результате которого потерпевшему причинен невосполнимый вред здоровью. Применяя нормы ст. 73 УК РФ и устанавливая лишь обязанность периодически отмечаться в специализированном органе, не менять постоянного места жительства, при условии законопослушного поведения в период испытательного срока, суд фактически освободил от наказания лицо, осужденное за совершение тяжкого преступления, что не соответствует целям и задачам наказания. При этом судом не учтено, что осужденная отрицательно характеризуется по месту жительства. В этой связи счел назначенное наказание чрезмерно мягким.

Из материалов дела и протокола судебного заседания видно, что требования, предусмотренные ст.ст. 314-316 УПК РФ, о порядке проведения судебного заседания и постановления приговора соблюдены, правовые последствия рассмотрения дела, предусмотренные ст. 317 УПК РФ, осужденной разъяснены.

Суд первой инстанции, правильно признав, что обвинение, с которым согласилась Х., обосновано, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, постановил обвинительный приговор.

Ее действия правильно квалифицированы судом первой инстанции по п. «з» ч.2 ст .111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Вместе с тем приговор нельзя признать справедливым.

В соответствии с ч.2 ст.389.

18 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

Как предусмотрено ч. 3 ст. 60 УК РФ, суд при назначении наказания обязан учесть характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в т.ч. обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи.

По смыслу ст. 73 УК РФ суд может признать назначенное наказание условным только в случае, если придет к выводу о возможности исправления виновного без реального отбывания наказания.

При этом суд должен учесть не только личность виновного и смягчающие обстоятельства, но и все обстоятельства дела.

Принимая решение о применении к Х. условного наказания, суд первой инстанции сослался на ее личность, наличие совокупности смягчающих и отсутствие отягчающих обстоятельств, степень участия потерпевшего и осужденной, полагая ее исправление возможно без реальной изоляции от общества.

Между тем, как правильно указано в апелляционном представлении, судом первой инстанции при назначении наказания осужденной Х.

недостаточна учтена степень общественной опасности совершенного ею тяжкого преступления против личности, а также отрицательные характеристики по месту жительства, согласно которым она характеризуется с отрицательной стороны, привлекалась к административной ответственности, доставлялась в дежурную часть полиции, данным обстоятельствам не дана надлежащая оценка, что ставит под сомнение выводы суда об исправлении осужденной без реальной изоляции от общества.

При таких обстоятельствах применение судом при назначении наказания положений ст. 73 УК РФ, по мнению судебной коллегии, признано несправедливым, несоразмерным содеянному и не отвечающим целям и задачам, которые определены уголовным законом.

В связи с чем приговор изменен, исключено применение ст. 73 УК РФ, назначенное судом первой инстанции наказание в виде 2 лет лишения свободы Х. постановлено отбывать реально в исправительной колонии общего режима.

Кроме того, исключено дополнительное наказание в виде ограничения свободы, поскольку оно не мотивировано в приговоре.

Источник: http://www.prokhmao.ru/jurisprudence/57812/

Юрист Адамович
Добавить комментарий