Законны ли требования сотрудницы опеки, курирующей нашу семью?

Московское бюро по правам человека

Законны ли требования сотрудницы опеки,  курирующей нашу семью?

В России  вновь обсуждается возможность отмены моратория на смертную казнь. Дискуссия как в обществе, так и в высших структурах власти была вызвана чрезвычайными событиями последнего времени. 

С 30 сентября Военно-космические силы РФ ведут военную операцию в Сирии. 31 октября в Египте разбился российский авиалайнер. Как показало следствие, причиной трагедии стал взрыв на борту.

Ответственность за крушение самолета взяла на себя запрещенная в России организация «Исламское государство».

Серия кровавых терактов в Париже 13-14 ноября еще раз убедила в том, что «потенциальная угроза мести боевиков ИГИЛ» – не продукт масс-медиа, а жестокая  реальность нашего времени.

В то же время трагические события являются поводом к росту популистских призывов об отмене моратория на смертную казнь в качестве необходимой меры самозащиты нашего государства.

18 ноября первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич заявил о том, что в связи с возросшей угрозой террористической опасности необходимо инициировать обращение в Конституционный суд России об отмене моратория на смертную казнь.

«Постановление Конституционного суда о сохранении моратория на смертную казнь на всей территории Российской Федерации датируется 2009 годом. Больше никаких других решений по этому вопросу не принималось. Поэтому есть смысл с помощью соответствующих процедур вновь инициировать рассмотрение вопроса о снятии моратория Конституционным судом», – мотивировал свое предложение сенатор.

Вернуться к вопросу о применении наказания в виде смертной казни предложили и в Госдуме.

«Если угрожает опасность жизни и здоровью наших граждан в любой точке, неприятель должен быть найден и обезврежен. И, возможно, для этого нам нужно вернуться к вопросу восстановления смертной казни в отношении лиц, которые имеют отношение к терроризму», – заявил депутат от ЛДПР Александр Шерин.

Депутат Госдумы Дмитрий Носов отметил, что сегодня террористическая угроза «сильна как никогда». По его мнению, отмена моратория на смертную казнь для «тех, кто вербует террористов и экстремистов», должна стать «главной мерой».

«Не могу говорить за Совфед, но поддерживаю идею и считаю, что террористы должны знать: наказание будет одно – смертная казнь», – заявил член комитета Совета Федерации по международным делам Игорь Морозов.

За возвращение смертной казни выступает и лидер КПРФ Геннадий Зюганов: «Я в принципе не кровожадный человек. Но когда отменили смертную казнь, мы не были готовы к этому. Преступник четырех человек “ухлопал”, а у нас не знают, что с ним делать.

Мы не готовы к тому, чтобы человек сидел за решеткой и не работал, потому что только труд перевоспитывает. Поэтому я за то, чтобы смертную казнь восстановили. Придет время – отменят. Знаете, террористов на Кавказе в плен не берут.

И любое государство создано не для того, чтобы все жили в раю, а чтобы жизнь не стала адом».

 С ним солидарен лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов. 20 ноября на совместном заседании обеих палат российского парламента политик призвал вернуть смертную казнь для наказания террористов и их пособников.  

«Раз на войне как на войне, сегодня в своем выступлении я буду предлагать внести изменение в российское законодательство и, как исключение из правил, ввести смертную казнь для террористов и их пособников, которые помогали террористам осуществлять теракты. Считаю, это делать необходимо»,  – сказал политик.

За отмену моратория на смертную казнь давно выступает глава Чечни Рамзан Кадыров.

«Я неоднократно говорил, что террористы заслуживают смертной казни. Это мое мнение. Я его публично высказываю», – заявляет он.

По мнению Кадырова,  «чем быстрее они (террористы) уйдут из этой жизни, тем быстрее у нас будет порядок».

«Содержать этих преступников в тюрьмах неправильно, – считает чеченский лидер. – Они и там мешают, и там вербуют. Пророк сказал, что, где они появятся, там будет кровь, их надо уничтожать».

Между тем заместитель председателя комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Дмитрий Вяткин напомнил о международных обязательствах России.

«У нас есть международные обязательства, которые Россия выполняла и выполняет в рамках Совета Европы. Есть также несколько решений Конституционного суда РФ, которые фактически закрепляют отказ от применения смертной казни в России. Это те правовые основания, которые сейчас делают дискуссию о возврате смертной казни неактуальной», – отметил парламентарий.

Признавая то обстоятельство, что в российском обществе «есть потребность в возмездии», Вяткин подчеркнул, что «удовлетворить этот общественный заказ за счет возврата смертной казни… нереально».

«Гораздо важнее наладить межведомственное взаимодействие и предложить меры, в том числе с помощью общественного участия, по пресечению экстремистской деятельности и террористической угрозы», – резюмировал зампред комитета.

 «С моей точки зрения, ужесточение наказания никогда не влечет за собой уменьшение преступности, – отмечает ответственный секретарь Правозащитного совета Санкт-Петербурга Наталья Евдокимова.

–  Например, самое щадящее законодательство в Японии, в Дании, и там меньше всего преступности.

Более того, если совершившим преступления дают пожизненный срок вместо смертной казни, то они молят о смерти, для них это еще худшее наказание, это не жизнь в таких условиях».

  В свою очередь  руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов охарактеризовал дискуссию о возвращении наказания в виде смертной казни как «заигрывание с Евросоюзом».

«Некогда мы ввели этот мораторий, чтобы показать, что мы – часть Европы, участвуем в инициативах Брюсселя, то сейчас это демонстрация того, что мы не будем в этом больше участвовать, а будем вести себя как большое, влиятельное, амбициозное и уверенное государство. Я не думаю, что закон будет принят», – считает эксперт.

Об этическом аспекте моратория напомнил заместитель директора Национального института развития современной идеологии Игорь Шатров.

«Мораторий на смертную казнь действует в нашей стране не только потому, что мы подписали соответствующие международные документы.

Он действует еще и потому, что соответствует принятым в обществе нормам морали, гарантирует некую защиту от судебной ошибки.

Пожизненное заключение является не менее строгим и не менее адекватным наказанием, чем смертная казнь. Нам не дано право Господа лишать жизни человека», –  сказал политолог.

Смертная казнь для террористов будет иметь тот же эффект, что для мазохистов применение пыток: джихадист стремится уйти из жизни, поэтому наказанием в виде казни его не испугать, в борьбе с террористической угрозой есть гораздо более действенные меры — гражданская солидарность и международная взаимопомощь, уверен глава СПЧ Михаил Федотов.

Еще два года назад, после терактов в Волгограде, адвокат Анатолий Кучерена заявил: «При таких чудовищных террористических актах, когда погибают невинные люди, по-человечески можно понять сторонников смертной казни. Но это ситуацию не изменит потому, что часто теракты совершают смертники…

Поэтому не стоит заниматься популизмом при таких обстоятельствах, когда совершенно бесспорно, что террористические акты совершают смертники».  По его словам, сейчас надо подумать, как сделать, чтобы предотвратить подобные преступления.

«Надо направлять все усилия на предотвращение подобных терактов, усилить оперативную работу, вот главный вопрос, который сейчас касается всех», – отметил Кучерена.

Заявление российских законодателей о необходимости ужесточения наказания за поддержку терроризма, а также высказывавшиеся ранее предложения о запрете россиянам поездок в Европу — все это не является чем-то новым и просто продолжает старые тренды российской внутренней политики, сказал Росбалту профессор петербургского Европейского университета Григорий Голосов.

По мнению эксперта, подобное «завинчивание гаек» не отвечает «текущему политическому контексту, когда российские власти по-прежнему всерьез рассчитывают, что им удастся реинтегрироваться в мировое сообщество за счет совместной операции против терроризма. В этих условиях по-настоящему закручивать гайки, навлекая на себя обвинения в политической репрессивности, было бы неразумно».

Политолог считает, что исполнительная власть рассматривает такие меры неохотно, «а что касается законодательной власти, то она в значительной степени и служит для создания подобного информационного шума», а некоторые ее представители таким образом уже начали свою предвыборную кампанию.

То же можно сказать и об обсуждавшейся на днях возможности запрета поездок россиян в европейские страны.

Поскольку целью таких «пропагандистских усилий является удержание основной массы народа в определенном русле, необходимо прибегать к дополнительным мерам, которые в то же время не должны быть чрезмерными, чтобы не оттолкнуть  (от власти) какие-то значительные слои населения», полагает эксперт. В связи с этим он считает, что подобного рода меры в обозримом будущем приняты не будут.

По мнению тележурналиста М.Шевченко, инициатива возвращения смертной казни – «просто пиар, который не имеет отношения к реальности», который, однако, может подорвать усилия России во внешней политике. «Если Россия отменит мораторий – значит, Россия разорвет все связи с Европой.

Я считаю, это неэффективно, поскольку в то время, как президент договаривается об антитеррористической коалиции, в том числе с Европейским союзом, и мы видим эффективные результаты встреч в Турции, какие-то сенаторы хотят, очевидно, подорвать эту коалицию. И хотят отменить мораторий, что, безусловно, вызовет крайне негативный отклик в Европе.

Мне кажется, они не продумали до конца этот вопрос», – отметил Шевченко в интервью riafan.ru.

Правозащитник Валерий Борщев убежден, что смертная казнь никоим образом не удержит террористов-смертников от преступлений.

По мнению Борщева, спекулировать на теме терроризма и переносить смертную казнь на другие категории преступлений недопустимо из-за слишком высокого процента судебных ошибок: «Минимальный уровень судебных ошибок в самых благополучных, самых правовых странах – 5%. А в Америке в одном штате вдруг выяснили, что количество казненных за 20 лет было равно количеству судебных ошибок».

Что касается нашей страны, то в свое время исследования по этой теме проводил известный юрист, академик Владимир Кудрявцев. По его подсчетам, у нас 15% судебных ошибок было связано со смертной казнью. Точнее сказать нельзя, поскольку эти данные не фиксировались.

Например, известно, что до Чикатило расстреляли двух невинных людей, обвинив их в тех преступлениях, которые совершал Чикатило. «У нас есть определенные силы, которые считают, что жесткость наказания снизит преступность – это ложное убеждение, – говорит В.Бощев – А сейчас эти люди просто воспользовались моментом.

Сбит наш самолет, террористы убили больше сотни французов, значит, настал удобный момент. Но эти люди, в общем-то, не заботятся об обществе, их не пугает, что будут погублены жизни, погибнут невинные люди. Просто на следующий год выборы – вот они и пиарятся. А в массовом сознании, конечно, есть такой стереотип: чем жестче наказание – тем меньше преступлений. Это не так.

Тому пример – Америка, где есть смертная казнь, и тем не менее уровень преступности никоим образом не снижается. А, допустим, в Швеции, где уже давно нет смертной казни, уровень преступности намного ниже».

По мнению директора Московского бюро по правам человека Александра Брода, любые преступления, в том числе терроризм, гораздо эффективнее предотвращать заранее профилактическими методами.

Тем более, практически всех террористов, которые оказывают вооруженное сопротивление, уничтожают в ходе АТО.

Казнь не приведет к снижению террористической угрозы, поскольку террористы идут на смерть осознанно, считает он.

С разъяснениями выступил и Минюст России. В ведомстве отметили, что «снятие временного запрета на смертную казнь только по отношению к определенной группе осужденных за совершение преступлений террористической направленности противоречит конституционному принципу равенства всех перед законом и судом».

Кроме того, в пресс-службе министерства напомнили, что «решения Конституционного суда РФ окончательны и не подлежат обжалованию»: «В соответствии с правовой позицией Конституционного суда РФ с 16 апреля 1997 года в РФ наказание в виде смертной казни не должно ни назначаться, ни исполняться».

20 ноября пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков, комментируя выступление Сергея Миронова, назвал вопрос о смертной казни «чрезвычайно сложным». Он также отметил, что руководство страны «исходит из этого моратория», что глава государства своего отрицательного отношения к смертной казни не менял.

«Иных точек зрения не было», – сказал представитель Кремля.

Источник: http://www.pravorf.org/index.php/itemlist?start=672

усыновите.ру

Законны ли требования сотрудницы опеки,  курирующей нашу семью?

Источник: http://www.usynovite.ru/adoption_/guardianship_/Trebovaniya_k_opekunam/

Юрист Адамович
Добавить комментарий